||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 июня 2006 года

 

Дело N 43-о06-9

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                             Кочина В.В.,

    судей                                           Каменева Н.Д.,

                                                  Колышницына А.С.

 

рассмотрела в судебном заседании от 14 июня 2006 года дело по кассационным жалобам осужденного Ф., адвоката Гафуровой С.Р. на приговор Верховного Суда Удмуртской Республики от 19 декабря 2005 года, которым

Ф., <...>, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "и" УК РФ к лишению свободы на 12 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Каменева Н.Д., выступление осужденного Ф., адвоката Гафуровой С.Р. по доводам жалоб, прокурора Юдина Д.В., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда, Ф. признан виновным в совершении в ночь с 7 на 8 февраля 2005 года в городе Ижевске Удмуртской Республики убийства Г. из хулиганских побуждений.

Вину в совершении преступления Ф. не признал.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный Ф. просит приговор отменить, при этом указывает, что его вина в совершении преступления не доказана, в момент, когда Г. был убит, он находился дома, что подтвердили его жена и теща. От органов следствия он не скрывался, а, напротив, дважды сам являлся в РОВД, причем с адвокатом, однако его не допрашивали и отправляли домой. Явку с повинной, заявление на имя прокурора написал вынужденно, под воздействием недозволенных методов следствия, без адвоката; приводит подробный анализ обстоятельств применения физического насилия со стороны оперативных работников милиции и угроз в адрес его жены. Утверждает, что проверка этих фактов на следствии и в суде произведена формально, не дано оценки непоследовательным показаниям работников милиции и тому обстоятельству, что правая рука осужденного была повреждена, находилась в гипсе, что исключает нанесение телесных повреждений потерпевшему, об этом же свидетельствует заключение экспертов. Ссылается на нарушения закона, допущенные при производстве обыска его квартиры и изъятия пальто, незаконно засекречен свидетель под псевдонимом А., не проверена версия причастности к убийству других лиц, в частности ссора потерпевшего с лицами кавказской национальности, произошедшая в кафе незадолго до убийства.

Адвокат Гафурова С.Р. просит приговор отменить, указывает, что вина осужденного не доказана, мотив преступления не установлен, не проверена версия о причастности к совершению преступления других лиц. У осужденного в тот момент была сломана рука, и, находясь в гипсе, он не мог нанести обнаруженные у потерпевшего телесные повреждения, орудие преступления не найдено. В основу приговора положены недопустимые доказательства: показания свидетеля А., анкетные данные которого незаконно изменены и нарушена процедура его допроса в судебном заседании; показания свидетеля М. основаны на догадках и предположениях; показания работников милиции М., О., С. и Н. не могут быть использованы, поскольку они принимали участие в расследовании данного преступления; протокол изъятия вещей осужденного и производные от него заключения экспертиз, так как вещественные доказательства при понятых не опечатывались, однако поступили на экспертизу в опечатанном виде; заключение эксперта Ш., поскольку ее родственница входила в состав следственной группы.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Шнайдер П.И. указывает о своем несогласии с ними и просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, дополнений к ним, возражений государственного обвинителя, Судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности Ф. в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Из протокола явки с повинной от 22 марта 2005 года и заявления на имя прокурора суд установил, что Ф. в начале февраля 2005 года, ночью, находясь в нетрезвом состоянии, зашел в подъезд дома 3 по улице Короткова справить естественные надобности, встретил там мужчину, который сделал ему замечание. Завязалась драка, в ходе которой Ф. рукояткой ножа, а также руками и ногами стал наносить удары этому мужчине; когда осужденный уходил, потерпевший остался лежать на площадке первого этажа (т. 5 л.д. 5, 6).

В протоколе задержания Ф. собственноручно записал, что с задержанием согласен, так как 8 февраля 2005 года во втором подъезде дома 3 по улице Короткова убил человека.

Свидетель А. показал, что Ф. в ходе разговора рассказал, что ночью в подъезде дома 3 по улице Короткова три раза ударил мужчину железным уголком по голове.

Свидетель М. подтвердил, что, находясь в одной камере с Ф., узнал от последнего, что тот убил "мента", все произошло в подъезде, подробности Ф. не рассказывал, однако хвастался, что справился с работником милиции без труда, бил его так, что летели почтовые ящики.

Из показаний свидетеля К. видно, что Ф. действительно содержался в одной камере с М.

Кроме приведенных выше доказательств, вина осужденного в совершении преступления судом установлена на основании: выводов эксперта судебно-медицинской экспертизы трупа о причине смерти Г. от открытой черепно-мозговой травмы головы, дырчатого перелома теменных костей с разрывом твердой мозговой оболочки, сопровождавшейся ушибом головного мозга и массивной кровопотерей; заключения биологической экспертизы о наличии крови на рукавах пальто осужденного, происхождение которой от Г. не исключается; выводов эксперта химической экспертизы о том, что на поверхности отрезка липкой пленки с наслоениями с почтовых ящиков в подъезде, где был обнаружен труп, найдены микроволокна, которые могли произойти от меха воротника куртки потерпевшего, такие же микроволокна обнаружены на пальто осужденного, на пальто Ф. обнаружены также микрочастицы, входящие в состав краски, которой окрашены почтовые ящики, что согласуется с показаниями свидетеля М. и данными протокола осмотра места происшествия о том, что в ходе избиения потерпевшего были сорваны почтовые ящики.

На основании этих, а также других приведенных в приговоре доказательств суд пришел к обоснованному выводу о виновности Ф. в совершении преступления и правильно квалифицировал его действия.

Доводы в жалобе Ф. о недозволенных методах следствия судом тщательно проверены, обоснованно опровергнуты, признаны способом защиты, выводы об этом подробно изложены в приговоре. При этом судом принято во внимание, что сразу же после написания явки с повинной 23 марта 2005 года в отношении Ф. была проведена судебно-медицинская экспертиза, в ходе которой телесных повреждений у него не обнаружено, жалоб на состояние здоровья он также не заявлял. Из показаний свидетеля М. следует, что, рассказывая о содеянном, Ф. удивлялся лояльному к нему отношению, без применения насилия, хотя он совершил убийство работника милиции.

В ходе предварительного следствия по заявлению осужденного была проведена прокурорская проверка, однако указанные Ф. факты насилия со стороны работников милиции также не подтвердились.

Вопреки доводам жалоб осужденного Ф. и адвоката Гафуровой С.Р. обязательное присутствие адвоката при явке с повинной законом не предусмотрено. Работники милиции допрошены в качестве свидетелей по вопросам применения в отношении осужденного недозволенных методов следствия и в этой части не могут быть исключены из числа доказательств по делу.

Версия о причастности других лиц, в том числе кавказской национальности, находившихся в кафе, органами следствия проверена и обоснованно опровергнута. Доводы осужденного о его алиби также проверены судом и обоснованно признаны несостоятельными, выводы об этом подробно изложены в приговоре. При этом судом принято во внимание, что свидетели Ф-ва и Е. являются женой и тещей осужденного, то есть заинтересованными в исходе дела лицами (т. 7 л.д. 28).

Что касается доводов в жалобах о невозможности нанесения ударов осужденным ввиду имеющегося у него повреждения правой кисти, то с ними также согласиться нельзя по следующим установленным судом обстоятельствам.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы и комиссионной экспертизы, проведенной судом, установлено, что у Ф. имелся закрытый перелом 5 пястной кости правой кисти без смещения отломков, наложена гипсовая лангетная повязка, при которой 1, 2, 3 пальцы свободны от повязки. Учитывая характер гипсовой иммобилизации, давность травмы, обстоятельства дела, эксперт пришел к выводу, что Ф. мог совершать активные действия правой верхней конечностью, удерживая в руке какой-либо предмет и соответственно причинять им травмы (т. 4 л.д. 120 - 121, т. 6 л.д. 55 - 56).

Заключения экспертиз согласуются с показаниями свидетелей С., Ф., К., подтвердивших, что у осужденного были загипсованы два пальца, что не мешало ему работать наравне со всеми в строительной бригаде.

Заявление адвоката Гафуровой С.Р. о том, что эксперт Ш., проводившая первую экспертизу, является родственницей следователя, опровергается имеющейся в материалах дела справкой. Следует также отметить, что в судебном заседании была проведена комиссионная судебно-медицинская экспертиза, выводы которой не противоречат выводам эксперта Ш.

Что же касается представленных адвокатом в суд документов экспертных исследований, проведенных по инициативе стороны защиты, то суд обоснованно не признал их в качестве доказательств, поскольку они получены не процессуальным путем и надлежащим образом не заверены.

Доводы в жалобе адвоката Гафуровой С.Р. о недопустимости в качестве доказательства показаний свидетеля А. являются несостоятельными.

В соответствии с требованиями ст. 11, ч. 9 ст. 166 УПК РФ в целях необходимости обеспечения безопасности свидетеля А. его анкетные данные по заявлению свидетеля органами предварительного следствия изменены, о чем следователем вынесено мотивированное постановление.

Постановлением судьи ходатайство адвоката о признании незаконным изменения анкетных данных свидетеля А. отклонено, и он допрошен в соответствии с требованиями ч. 5 ст. 278 УПК РФ. Из протокола судебного заседания следует, что свидетель А. в момент допроса находился в другой комнате, посредством компьютерной программы его голос был изменен, стороны, в том числе адвокат Гафурова, задали все интересующие их вопросы и получили на них исчерпывающие ответы. При этом каких-либо нарушений закона допущено не было.

Доводы в жалобе о недопустимости протокола обыска квартиры осужденного тщательно проверены судом, обоснованно опровергнуты, выводы об этом изложены в отдельном постановлении судьи. При этом принято во внимание, что протокол обыска составлен в соответствии с требованиями закона, изъятое пальто упаковано и опечатано, имеются все подписи участвующих в этом следственном действии лиц (т. 6 л.д. 67).

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности Ф., все обстоятельства, влияющие на размер наказания, поэтому оснований для смягчения наказания Судебная коллегия не находит.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного суда Удмуртской Республики от 19 декабря 2005 года в отношении Ф. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"