||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 июня 2006 года

 

Дело N 58-о06-24

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Коннова В.С.,

    судей                                           Фроловой Л.Г.,

                                                        Чакар Р.С.

 

рассмотрела в судебном заседании от 1 июня 2006 года дело по кассационным жалобам осужденного М. и адвоката Афонина Р.Г. на приговор Хабаровского краевого суда от 26 декабря 2005 года, которым

М., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы:

по ст. 210 ч. 1 УК РФ - на 10 лет со штрафом в размере 100000 рублей;

по ст. 228 ч. 4 УК РФ (в редакции Федерального Закона РФ от 13 июня 1996 года) - на 9 лет;

по ст. 228 ч. 4 УК РФ (в редакции Федерального Закона РФ от 13 июня 1996 года) - на 9 лет;

по ст. 228 ч. 4 УК РФ (в редакции Федерального Закона РФ от 13 июня 1996 года) - на 9 лет;

по ст. 228 ч. 4 УК РФ (в редакции Федерального Закона РФ от 13 июня 1996 года) - на 9 лет;

по ст. 228 ч. 4 УК РФ (в редакции Федерального Закона РФ от 13 июня 1996 года) - на 9 лет;

по ст. ст. 30 ч. 3, 228 ч. 4 УК РФ (в редакции Федерального Закона РФ от 13 июня 1996 года) - на 9 лет;

по ст. 228 ч. 4 УК РФ (в редакции Федерального Закона РФ от 13 июня 1996 года) - на 9 лет;

по ст. 228 ч. 4 УК РФ (в редакции Федерального Закона РФ от 13 июня 1996 года) - на 9 лет;

по ст. 228 ч. 4 УК РФ (в редакции Федерального Закона РФ от 13 июня 1996 года) - на 9 лет;

по ст. 228 ч. 4 УК РФ (в редакции Федерального Закона РФ от 13 июня 1996 года) - на 9 лет;

по ст. 228 ч. 4 УК РФ (в редакции Федерального Закона РФ от 13 июня 1996 года) - на 9 лет;

по ст. ст. 30 ч. 3, 228 ч. 4 УК РФ (в редакции Федерального Закона РФ от 13 июня 1996 года) - на 9 лет;

по ст. 228 ч. 4 УК РФ (в редакции Федерального Закона РФ от 13 июня 1996 года) - на 9 лет;

по ст. 228 ч. 4 УК РФ (в редакции Федерального Закона РФ от 13 июня 1996 года) - на 9 лет;

по ст. 228 ч. 4 УК РФ (в редакции Федерального Закона РФ от 13 июня 1996 года) - на 9 лет;

по ст. 228 ч. 4 УК РФ (в редакции Федерального Закона РФ от 13 июня 1996 года) - на 9 лет;

по ст. ст. 30 ч. 3, 228 ч. 4 УК РФ (в редакции Федерального Закона РФ от 13 июня 1996 года) - на 9 лет;

по ст. 228.1 ч. 3 п. "а" УК РФ - на 9 лет со штрафом в размере 50000 рублей;

по ст. 228.1 ч. 3 п. "а" УК РФ - на 9 лет со штрафом в размере 50000 рублей;

по ст. 228.1 ч. 3 п. "а" УК РФ - на 9 лет со штрафом в размере 50000 рублей;

по ст. ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 3 п. "а" УК РФ - на 9 лет со штрафом в размере 40000 рублей;

по ст. 228.1 ч. 3 п. "а" УК РФ - на 9 лет со штрафом в размере 50000 рублей;

по ст. 228.1 ч. 3 п. "а" УК РФ - на 9 лет со штрафом в размере 50000 рублей;

по ст. 228.1 ч. 3 п. "а" УК РФ - на 9 лет со штрафом в размере 50000 рублей;

по ст. 228.1 ч. 3 п. "а" УК РФ - на 9 лет со штрафом в размере 50000 рублей;

по ст. 228.1 ч. 3 п. "а" УК РФ - на 9 лет со штрафом в размере 50000 рублей;

по ст. 228.1 ч. 3 п. "а" УК РФ - на 9 лет со штрафом в размере 50000 рублей;

по ст. 228.1 ч. 3 п. "а" УК РФ - на 9 лет со штрафом в размере 50000 рублей;

по ст. 228.1 ч. 3 п. "а" УК РФ - на 9 лет со штрафом в размере 50000 рублей;

по ст. 228.1 ч. 3 п. "а" УК РФ - на 9 лет со штрафом в размере 50000 рублей;

по ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 3 п. п. "а", "г" УК РФ - на 9 лет со штрафом в размере 50000 рублей;

по ст. 228.1 ч. 3 п. "а" УК РФ - на 9 лет со штрафом в размере 50000 рублей;

по ст. 228.1 ч. 3 п. "а" УК РФ - на 9 лет со штрафом в размере 50000 рублей;

по ст. 228.1 ч. 3 п. "а" УК РФ - на 9 лет со штрафом в размере 50000 рублей;

по ст. 228.1 ч. 3 п. "а" УК РФ - на 9 лет со штрафом в размере 50000 рублей;

по ст. 228.1 ч. 3 п. "а" УК РФ - на 9 лет со штрафом в размере 50000 рублей;

по ст. ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 3 п. "а" УК РФ - на 9 лет со штрафом в размере 40000 рублей;

по ст. 228.1 ч. 3 п. "а" УК РФ - на 9 лет со штрафом в размере 50000 рублей;

по ст. 228.1 ч. 3 п. "а" УК РФ - на 9 лет со штрафом в размере 50000 рублей;

по ст. 228.1 ч. 3 п. "а" УК РФ - на 9 лет со штрафом в размере 50000 рублей;

по ст. 228.1 ч. 3 п. "а" УК РФ - на 9 лет со штрафом в размере 50000 рублей;

по ст. ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 3 п. п. "а", "г" УК РФ - на 9 лет со штрафом в размере 50000 рублей;

по ст. ст. 30 ч. 1, 228.1 ч. 3 п. п. "а", "г" УК РФ - на 8 лет со штрафом в размере 40000 рублей.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено М. наказание в виде лишения свободы сроком на 15 лет со штрафом в размере 200000 рублей с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Приговором разрешен вопрос о вещественных доказательствах по делу, в том числе автомобиль "Тойота-Марк-2", государственный номер <...>, 1997 года выпуска, зарегистрированный на М., обращен в доход государства.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., мнение прокурора Кривоноговой Е.А., полагавшей приговор, как законный и обоснованный, оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения, Судебная коллегия

 

установила:

 

М. признан виновным в создании преступной организации, которая под его руководством и при его непосредственном участии осуществляла незаконный сбыт наркотических средств, приготовление к незаконному сбыту наркотических средств, совершенному в особо крупном размере, покушения на незаконный сбыт наркотических средств, совершенные в крупном и особо крупном размерах.

Преступления совершены М. в период времени с ноября 2003 года по 26 января 2005 года в г. Комсомольске-на-Амуре при обстоятельствах, установленных судом и приведенных в приговоре.

В судебном заседании М. виновным себя в совершении указанных преступлений не признал.

В кассационных жалобах осужденный М. и адвокат Афонин Р.Г., не соглашаясь с приговором, утверждают, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют установленным в судебном заседании обстоятельствам, что приговор постановлен на недопустимых доказательствах, с нарушением уголовно-процессуального и уголовного закона. Считают, что суд без достаточных на то оснований отверг показания в суде свидетелей Б., Г., П., С., Ж., и признал правдивыми их показания на предварительном следствии, утверждают, что их показания на предварительном следствии получены с нарушением уголовно-процессуального закона. Считают также, что материалами дела не опровергнуты доводы М. и показания в суде свидетелей Б., Г., П. о непричастности М. к преступлениям и о совершении инкриминируемых М. преступлений С-ной и Т. Полагают, что М-к, П-ко, Б-на и Ф. оговаривают М. Утверждают, что распечатки звонков на сотовые телефоны М. и перечисленных лиц не свидетельствуют об их преступных связях. Ссылаясь на то, что М. общался с лицами, занимающимися незаконным оборотом наркотиков, полагают также, что изъятие у М. миски, коврика и ящиков со следами наркотических средств не может служить доказательством того, что и М. совершал преступления. Утверждают также, что судом неверно применена преюдиция. Ссылаются на то, что П., С-на, С-в, Б-на, С., К. ранее осуждены за незаконный оборот наркотиков, совершенный в одиночку, Б. и Г. - в группе лиц, а по данному приговору они необоснованно фигурируют как лица, вовлеченные М. в преступное сообщество. Считают, что суд, признав М. виновным в создании преступного сообщества и руководстве его деятельностью, не вправе был квалифицировать действия М. по незаконному обороту наркотических средств как совершенные организованной группой. Ссылаясь на осуждение С-ва ранее за сбыт наркотического средства одному лицу, полагают, что суд по делу в отношении М. не вправе был ссылаться на сбыт С-вым наркотического средства нескольким лицам. Полагают также, что суд не вправе был обращать в доход государства автомашину "Тойота-Марк-2", которой пользовался М., поскольку данная автомашина принадлежит его брату М.Е. Приводят анализ исследованных в судебном заседании доказательств, считают, что суд дал этим доказательствам неправильную оценку и поэтому пришел к ошибочному выводу о виновности М., дают доказательствам собственную оценку, по их мнению, правильную. Просят об отмене приговора с направлением дела на новое судебное разбирательство.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Лихачева Е.А. просит приговор, как законный и обоснованный, оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности М. в совершенных им преступлениях основанными на доказательствах, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Так, вина М. в им содеянном подтверждается последовательными показаниями осужденного по данному делу Ф., показаниями осужденных по данному делу П., М-к, а также показаниями К., Б., С-ной, П., Г., С-ва, Б-ной, С. об обстоятельствах совершенных ими и М.преступлений, обоснованно признанными судом правдивыми в той их части, в которой они согласуются между собой, соответствуют фактическим обстоятельствам преступлений, подтверждаются другими доказательствами.

Судом в соответствии с требованиями закона в приговоре даны подробный анализ и оценка показаний указанных лиц, приведены мотивы признания одних их показаний правдивыми, других - неправдивыми.

Основаны на материалах дела, мотивированы в приговоре и поэтому признаются Судебной коллегией правильными выводы суда о допросе указанных лиц на предварительном следствии в установленном законом порядке, а также об отсутствии у них оснований к самооговору и оговору друг друга в показаниях, признанных судом правдивыми.

В том числе из материалов дела усматривается, что Б., Г. и П. допрашивались в качестве подозреваемых в рамках возбужденного уголовного дела. Им разъяснялись предусмотренные законом права, соответствующие их процессуальному статусу. Допросы производились в присутствии адвокатов. Обоснованно не усмотрено судом нарушений и при допросе указанных лиц в качестве свидетелей после их осуждения. Использование при этом технических средств не ставит под сомнение правдивость данных свидетелями показаний.

Судом не установлено существенных противоречий в показаниях Г., Ф., Б. и П. на предварительном следствии, признанных судом правдивыми, не усматривается таковых и Судебной коллегией.

В обоснование вины М. суд также правильно сослался в приговоре на показания свидетелей И., Г., Ш., М.О., С., Ч., Г., Г., А., К., С., К. и других в судебном заседании, показания свидетеля Ж. на предварительном следствии, данные, зафиксированные в протоколах осмотра мест происшествия, личного досмотра, обысков, выемки наркотических средств, данные, содержащиеся в заключениях проведенных по делу судебных экспертиз, другие доказательства.

Судом тщательно проверялись все доводы, приводимые М. в свою защиту, в том числе о непричастности его к инкриминируемым преступлениям, и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся совокупностью доказательств по делу.

Судом приведено в приговоре убедительное обоснование выводов о признании несостоятельными доводов осужденного.

В том числе доводы М. о невиновности опровергаются первоначальными показаниями в суде осужденного по данному делу П-ко о своей роли, роли М., Ф. и других участников преступного сообщества в совершении преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, о способе доставки наркотического средства к нему в гараж, а затем по точкам сбыта, используемом при этом автотранспорте и его принадлежности, способе изготовления наркотического средства в его гараже и расфасовке по дозам в папиросы, используемых при этом ингредиентах, о лицах, занимавшихся изготовлением, транспортировкой, хранением и сбытом наркотических средств, о масштабах преступной деятельности, объемах и количестве хранимого и сбываемого наркотического средства, о местах сбыта наркотиков и специальном оборудовании этих мест, о наличии связи между лицами, занимавшимися данной преступной деятельностью, по сотовым телефонам, о вовлечении его в преступную деятельность непосредственно М. и исходившем от него же предложении использовать гараж для изготовления наркотиков, обеспечении М. защитником тех, кого задержали сотрудники милиции. Показаниями П-ко, данными им в ходе предварительного следствия в качестве обвиняемого (т. 8 л.д. 152 - 153, т. 9 л.д. 117 - 118), которые были оглашены в судебном заседании в связи с тем, что П-ко в ходе судебного заседания изменил показания, и из которых следует, что его показания в качестве обвиняемого аналогичны его первоначальным показаниям в суде.

Показаниями осужденного по данному делу Ф. о своей роли, роли М., П-ко в преступной деятельности, связанной с незаконным оборотом наркотиков, о деятельности других участников преступного сообщества, занимавшихся перевозкой, хранением, изготовлением и сбытом наркотических средств, о времени их привлечения к преступной деятельности, о местах сбыта и хранения наркотиков, оборудовании по указанию М. данных мест для сбыта в целях безопасности сбытчика, об используемом автотранспорте и его владельцах, в том числе о приобретенной М. автомашине "Тойота-Марк-2" и ее цене, о вовлечении непосредственно М. и по согласованию с ним других лиц в преступную деятельность, в частности К. как непосредственного сбытчика наркотиков, об объемах изготавливаемого и сбываемого наркотика, способе его изготовления и расфасовки в папиросы, о приобретении и использовании других ингредиентов, необходимых для изготовления наркотика, о лицах, их приобретавших, об установлении и выплате ему М. вознаграждения за незаконную деятельность, зависящего от количества сбытого наркотика, о ведении учета по указанию М. проданного наркотика с точки сбыта и денег, полученных от реализации наркотика, о проверке непосредственно М. записей по учету сбываемого наркотика, о том, что деньги, полученные от сбыта наркотиков, забирал именно М., что М. распределял, кто из них чем будет заниматься на текущий день, о месте, где они собирались и М. распределял работу.

Из показаний Б., Ф. и С-ва усматривается, что по указанию М. ими были укреплены и приспособлены для совершения преступлений несколько квартир, в том числе в квартире <...> были установлены: на окнах квартиры - металлические решетки, во всех межкомнатных дверных проемах - металлические двери с задвижками, входная металлическая дверь с задвижкой и двумя отверстиями, под полом были проделаны подземные "лазы", ведущие на улицу и в соседний подъезд указанного дома, через которые сбытчик наркотиков, в случае проникновения в квартиру сотрудников правоохранительных органов, мог беспрепятственно скрыться. Данные "лазы" в полу были оборудованы металлическими крышками с задвижками, закрывающимися со стороны "лаза". Металлические двери с задвижками в комнатах были установлены для того, чтобы в случае проникновения через окна квартиры сотрудников правоохранительных органов сбытчик наркотиков мог также беспрепятственно скрыться через подпольный "лаз". Первое отверстие с выдвижным металлическим контейнером во входной металлической двери служило для продажи через него наркотиков и передачи денег, а также для личной безопасности сбытчика наркотиков, чтобы лицо, приобретающее наркотики, не видело лицо сбытчика и впоследствии не смогло его опознать. Второе отверстие с металлической задвижкой, расположенное в низу входной двери, служило для передачи сбытчику очередной партии наркотиков и получения денежных средств от проданной партии наркотиков. Все межкомнатные и входная двери между собой по всему периметру были укреплены при помощи сварки металлическими конструкциями.

Вина М. подтверждается также показаниями осужденной по данному делу М-к о своей роли в сбыте наркотиков, о вовлечении ее в данную деятельность непосредственно М., времени ее вовлечения, о способе доставки ей наркотического средства и используемом при этом автотранспорте, количестве наркотического средства и способе его расфасовки - в папиросы "Беломорканал", условиях реализации и расчета за реализованный наркотик, цене и вознаграждении, установленных и согласованных непосредственно с М., о знании ею того, что Б-на и С-на занимались сбытом наркотиков, поставку которых обеспечивал им М.

Показаниями в суде свидетеля К. о том, что Ф. предложил ей заниматься сбытом наркотиков, о времени, когда она стала заниматься этой деятельностью, об условиях реализации и размере выплачиваемого ей вознаграждения, наличии связи между ней и Ф. по сотовому телефону, обеспечивающей постоянное наличие у нее наркотиков и их постоянный сбыт, об обещании именно М. обеспечить ее защитником при ее задержании, о способе расфасовки наркотика - в папиросы "Беломорканал".

Показаниями в суде свидетеля С-ной о том, что именно М. предложил ей заниматься сбытом наркотиков, времени вовлечения ее в эту деятельность, что именно он установил условия реализации наркотика, его цену и размер ее вознаграждения, что именно он забирал вырученные от продажи наркотиков деньги и выплачивал ей вознаграждение, о способе расфасовки наркотика - в папиросы, о наличии телефонной связи между ней и М., обеспечивающей постоянное наличие у нее наркотика для сбыта, о доставлении наркотика ей М., а иногда и Ф. по поручению М., об объеме поставляемого наркотика, способе доставки наркотика и используемом при этом автотранспорте, месте сбыта ею наркотика.

Показаниями Б., данными им в ходе предварительного следствия, о своей роли и ролях осужденных М., П-ко, Ф. и других участников преступной организации, о том, что именно М. привлек его, Ф., П-ко, П., Г., Б-ну и К. к незаконной деятельности, связанной с наркотиками, времени вовлечения в незаконную деятельность, о способе доставки наркотика для изготовления наркотического средства, используемом автотранспорте, в том числе автомашине "Тойота-Марк-2", приобретенной М., о месте изготовления наркотика и местах его сбыта, о подыскании квартир и их предоставлении для сбыта наркотиков М., об их укреплении, оборудовании по указанию М. в целях безопасности сбытчика наркотиков, об объемах изготавливаемого и реализуемого наркотика, о лицах, занимавшихся сбытом и доставкой наркотика к местам сбыта, о том, что именно М. установил ему размер вознаграждения за сбыт наркотиков, что именно М. предоставил автомашину для сбыта наркотиков по вызову по сотовому телефону и визитные карточки с номерами сотового телефона для их распространения, обеспечивавшие вызов автомашины лицом, желающим приобрести наркотик, о том, что именно М. отдавались деньги, вырученные от продажи наркотиков, о наличии между ними постоянной связи по сотовым телефонам, в том числе и для обеспечения постоянного наличия наркотика на точках сбыта.

Показаниями П., данными в ходе предварительного следствия, о своей роли и роли других лиц, в том числе и М., об объемах реализуемых наркотиков и способе их расфасовки, о местах сбыта наркотиков, о предоставлении мест сбыта, квартир, именно М. и проведенном им инструктаже о правилах, в том числе и правилах конспирации при осуществлении сбыта наркотиков, об оборудовании этих квартир решетками и металлическими дверями по указанию М., о наличии телефонной связи между ними, в том числе и с целью обеспечения постоянного наличия наркотиков в точках сбыта для продажи, о смене мест сбыта наркотиков, об установлении ему вознаграждения М. и установлении им цены на продаваемый наркотик, об осуществлении им лично сбыта наркотиков, в том числе из квартиры <...> 13 апреля 2004 года и обстоятельствах его задержания, об использовании в преступной деятельности автотранспорта, в том числе и приобретенного М. в период его преступной деятельности автомобиля "Тойота-Марк-2"и его стоимости.

Показаниями Г., данными им в ходе предварительного следствия о своей роли и роли осужденных Ф. и П-ко, непосредственно связанной с изготовлением, хранением наркотиков, а также о незаконной деятельности других лиц, о том, что именно М. решал вопрос о возможности его участия в незаконной деятельности с наркотиками и устанавливал ему размер вознаграждения за данную деятельность, что именно М. распределял работы между лицами, занимавшимися преступной деятельностью на текущий день, о местах сбыта наркотиков и лицах, осуществляющих сбыт наркотиков из этих мест, о местах изготовления и хранения наркотиков, в том числе хранении наркотического средства по месту жительства М. и в его гараже, об учете М. количества сбываемого наркотика из точек сбыта и полученных в результате сбыта наркотиков денег, о подыскании М. точек сбыта и их оборудовании для сбыта наркотиков, о вовлечении М. в преступную деятельность других лиц, в том числе С-ой, Б-ной, о том, что деньги от реализации наркотиков отдавались М., что именно М. предоставил автомашину для осуществления сбыта наркотиков из нее по вызовам на сотовый телефон и предоставил визитные карточки с номерами телефонов, по которым потребителями наркотиков может осуществляться вызов машины, о конспирации этой деятельности, придуманной М., отсутствии регистрационных номеров на данной автомашине, наличии затемненных стекол, об обстоятельствах задержания его и Б. при осуществлении сбыта наркотиков, предоставленных М.

Показаниями свидетеля С-ва и других, полно и правильно приведенными в приговоре.

Анализ доказательств, исследованных в судебном заседании, позволил суду прийти к правильному выводу о том, что создателем и руководителем преступной организации, действовавшей с ноября 2003 года и до 26 января 2005 года, то есть до пресечения преступной деятельности, являлся М., поскольку непосредственно им и по согласованию непосредственно с ним вовлекались лица для участия в совместном совершении преступлений. Именно М. определил цель создания преступной организации, он разрабатывал планы и схемы совершения преступлений, распределял обязанности между членами преступной организации, контролировал их деятельность, под его руководством и непосредственно им осуществлялся сбор вырученных от незаконной реализации наркотических средств денег, он устанавливал размер вознаграждения членам созданной им преступной организации.

Кроме того, судом обоснованно установлено, что основой создания преступной организации, в состав которой входили М., Б., Ф., С-в, П-ко, Г., П., К., Б-на, С-на, М-к, а также другое лицо, являлось совместное решение улучшить свое материальное положение путем совершения многократных сбытов наркотического средства, гашишного масла, лицам, употребляющим наркотики. Перечисленные лица осознавали, что каждый из них, выполняя свою роль по незаконному обороту наркотиков, извлекает общий преступный доход, который можно получить в результате их согласованных, совместных действий, в составе преступной организации под руководством М.

Преступная деятельность М., Б., Ф., С-ва, П-ко, Г., П., К., Б-ной, С-ной, М-к и другого лица, как это следует из материалов дела, характеризовалась критерием высокой устойчивости, обусловленной в том числе продолжительностью данной преступной деятельности, большим количеством совершенных наркопреступлений, расчетом этой деятельности на продолжительный срок, значительным объемом сбытых наркотических средств.

Действия М., Б., Ф., С-ва, П-ко, Г., П., К., Б-ной, С-ной, М-к и другого лица в процессе преступной деятельности преступной организации были сорганизованы и согласованны. В процессе деятельности преступной организации выработанные М. формы и методы противоправных действий Б., Ф., С-ва, П-ко, Г., П., К., Б-ной, С-ной, М-к и другого лица носили постоянный характер, схема совершения преступлений была однотипной. М. предоставлял П-ко, Б., Ф., С-ву наркотические средства - гашиш, марихуану, а последние, в свою очередь, предпринимали меры по изготовлению из представленных М. наркотиков другого наркотического средства - гашишного масла. М. предпринимал меры по незаконному хранению и учету изготовленных наркотиков, после чего, используя "транспортную группу", в которую входили Г. и другое лицо, распределял их между участниками созданной и руководимой им преступной организации, которые осуществляли незаконный сбыт данных наркотиков из квартиры <...>, из квартиры <...>, из квартиры <...>, из квартиры <...>, из квартиры <...>, из квартиры <...>, из автомобиля "Тойота-Корона" без государственного регистрационного знака в Ленинском округе г. Комсомольска-на-Амуре.

Преступная деятельность организации, несмотря на задержание сотрудниками правоохранительных органов лиц, входящих в преступную организацию, не прекращалась. На место выбывших членов преступной организации, в преступную деятельность под руководством М. вовлекались другие лица.

М., как руководитель преступной организации, с учетом собственных материальных интересов и сложившейся конъюнктуры на "рынке сбыта наркотиков" устанавливал для членов преступной организации отпускную стоимость дозы наркотического средства. В случае несвоевременного поступления в адрес М. денежных средств за проданные наркотические средства в отношении лиц, их сбывающих, из числа членов указанной преступной организации применялись меры психологического воздействия, включающие в себя угрозы физической расправой, как это следует из пояснений Б-ной.

Мобильность преступной организации, созданной и руководимой М., обеспечивалась наличием пяти автомобилей. В период деятельности преступной организации под руководством М., в которую входили Б., Ф., С-нов, П-ко, Г., П., К., Б-на, С-на, М-к и другое лицо, преступные устремления перечисленных лиц носили устойчивый характер, который определялся сформированной психологической атмосферой, где каждый из них осознавал присутствие М. как лидера и необходимость выполнения его распоряжений.

Судом обоснованно установлено и указано в приговоре, что Б., Ф., С-нов, П-ко, П., Г. и другое лицо составляли основу преступной организации под руководством М., как наиболее доверенные ему лица. При этом они совмещали несколько функций ролей: незаконные изготовление, хранение, перевозку и сбыт наркотиков, участвовали в подборе лиц, готовых осуществлять незаконный оборот наркотиков, и в разработке планов совместной преступной деятельности, а также в распределении обязанностей, оказывали друг другу взаимное содействие в процессе деятельности в рамках преступной организации.

К., Б-на, С-на и М-к являлись членами преступной организации, выполняющими только одну отведенную им М. роль - незаконный сбыт наркотиков. Таким образом, из материалов дела усматривается, что М. была создана иерархическая структура преступной организации. Контакты между М. и членами созданной и руководимой им преступной организации в процессе совместной противоправной деятельности носили постоянный, устойчивый и интенсивный характер. В процессе деятельности преступной организации шла активная связь путем телефонных переговоров между всеми ее участниками, что также свидетельствует о наличии постоянных связей и специфических методах деятельности по подготовке преступлений и их совершению. Кроме этого, в процессе деятельности преступной организации М. совершенствовались формы и методы противоправных действий, направленных на незаконный сбыт наркотиков, вырабатывались и усваивались соответствующие нормы поведения, надежные способы совершения преступлений, конспиративная система деятельности преступной организации.

Совместная преступная деятельность М., Б., Ф., С-ва, Г., П-ко, П., К., Б-ной, С-ной, М-к и другого лица была ориентирована на получение постоянных и все возрастающих доходов путем вовлечения новых членов, постановки зависимости дохода члена преступной организации от количества реализованного наркотика.

О масштабности деятельности преступной организации, созданной М., в которую входили перечисленные лица, свидетельствует охват значительного количества лиц - потребителей наркотических средств в г. Комсомольске-на-Амуре.

Таким образом, следует признать правильными выводы суда о том, что преступная организация, созданная и руководимая М., отличалась особой устойчивостью и сплоченностью, была направлена на совершение тяжких и особо тяжких преступлений против здоровья населения и общественной нравственности, представляла собой высокую общественную опасность.

Анализ материалов дела позволил суду правильно установить и привести в приговоре признаки преступной организации, созданной М. и действовавшей под его руководством: высшая степень устойчивости и сплоченности ее членов; их объединение на основе общих преступных замыслов, единства умысла, общности целей; совершение тяжких и особо тяжких преступлений, иерархическая структура, наличие руководителя, рядовых исполнителей, разделение функций и обязанностей между членами преступной организации, распределение и перераспределение ролей для достижения единого преступного результата, масштабность преступной деятельности, ее продолжительность.

Исследованные в судебном заседании доказательства позволили суду прийти к выводу о том, что данная преступная организация отличалась мобильностью, системой конспирации и взаимодействия между ее членами, постоянством и интенсивностью контактов, организованностью ее членов для совершения преступлений в целях извлечения постоянного дохода. Деятельность преступного сообщества рассчитывалась на длительное время, на совершение преступлений многократно, отличалась согласованностью и соорганизованностью действий в ходе совершения преступлений.

Судом тщательно проверялись все доводы, приводимые М. в свою защиту, и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся совокупностью доказательств по делу.

Судом приведено в приговоре убедительное обоснование выводов о признании несостоятельными доводов осужденного.

Так, из материалов дела усматривается, что П., С-на, С-в, Б-на, С., К. ранее осуждены за незаконный оборот наркотиков, совершенный в одиночку, Б. и Г. - в группе лиц.

Помимо этого, из соответствующих постановлений следователя, с которыми согласился прокурор, в действиях перечисленных лиц содержатся признаки преступления, предусмотренного ст. 210 ч. 2 УК РФ. Уголовное преследование указанных лиц по ст. 210 ч. 2 прекращено по нереабилитирующим основаниям, против чего они не возражали (т. 9 л.д. 186 - 255).

Из приговоров в отношении П., С-ной, С-ва, Б-ной, С., К., Б. и Г. усматривается, что этими приговорами установлено место, время и обстоятельства сбыта наркотических средств, их наименование и количество, установлены лица, их сбывавшие, и лица, которым наркотики сбывались, также были установлены места обнаружения наркотических средств и их количество.

Согласно данным приговорам лица, осужденные за сбыт наркотических средств, приобрели их у неустановленных следствием лиц, что свидетельствует о том, что обстоятельства приобретения наркотических средств были установлены только в тех пределах, в каких они были известны суду на момент постановления приговоров. Предметом рассмотрения настоящего уголовного дела явилась преступная деятельность М., личность которого и его роль в преступлениях органами предварительного следствия установлена, чему предоставлены доказательства, исследованные в судебном заседании.

При таких данных следует признать, что в данном случае судом обоснованно применены правила ст. 90 УПК РФ. Выводы суда в указанной части в приговоре подробно мотивированы.

С учетом изложенного судом обоснованно признаны несостоятельными доводы, приводимые стороной защиты, о том, что суд не вправе был применять правила преюдиции, из-за того что перечисленные и ранее осужденные лица не осуждены за участие в преступном сообществе.

Из приговора в отношении С-ва от 13 октября 2004 года (т. 3 л.д. 181 - 183) усматривается, что он осужден за сбыт наркотического средства К. Также в приговоре установлен факт сбыта С-вым гашишного масла Е., Р., Б. и В. (т. 3 л.д. 182). То обстоятельство, что судом С-в не осужден за сбыт наркотического средства перечисленным лицам со ссылкой на то, что сбытое С-вым наркотическое средство "не превышает разовую дозу", не влияет на квалификацию действий М., вовлекшего С-ва в преступное сообщество, снабдившего его наркотическим средством и руководившего его сбытом перечисленным лицам.

Обоснованно отвергнуты судом как несостоятельные доводы М. о том, что инкриминируемые ему преступления совершены Т. и С-ной. Указанный вывод сделан судом с учетом надлежащего анализа и оценки всей совокупности исследованных в судебном заседании доказательств. Учтено судом и то обстоятельство, что данная версия происшедшего приведена М. только в суде. При этом М. ссылался на осведомленность о такой деятельности Т. и С-ной, Г. и Б. Однако указанные лица ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании о таковой не заявляли. Кроме того, Ф. и П-ко дали показания о совершении указанных преступлений Т. и С-ной лишь в конце судебного следствия, после дачи показаний об этом М.

Показания свидетеля Ж. в суде о том, что возможностью взять в аренду квартиру по адресу: <...>, принадлежащую И., интересовалась С-на и именно она передавала ей деньги для И. за наем жилья, суд обоснованно признал несостоятельными, противоречащими доказательствам по делу, в том числе показаниям Ж. на предварительном следствии о том, что именно М. интересовался возможностью найма жилья И. и он же позднее передавал ей деньги для И. в оплату за арендованное жилье. В том числе из показаний в суде свидетеля И. следует, что со слов Ж. ей известно, что возможностью найма ее жилья интересовался мужчина. Судом обоснованно признаны надуманными доводы Ж. о том, что она не давала приведенных показаний на предварительном следствии, протокол подписала не читая. Содержание соответствующего протокола, выполненные Ж. в нем записи опровергают указанные доводы Ж.

Что касается показаний Г. в качестве подозреваемого относительно Ш., то на предварительном следствии Г. пояснял, что коробки с папиросами отвозились в дом по Комсомольскому шоссе, где проживал парень по кличке "Шарап". Из этих папирос "Шарап" вытряхивал табак.

Свидетель Ш. последовательно пояснял, что в марте 2004 года к нему домой пришли Г., Ф. и парень по имени Алексей (М.). В ходе разговора Г. предложил ему работу: вытряхивать табак из папирос. При этом разговоре присутствовали Ф., Василий и Алексей (М.). Ф. на предварительном следствии и в суде пояснял, что Ш. предложили вытряхивать табак из папирос он, Г. и М.

Утверждения в кассационных жалобах об оговоре М. осужденной по данному делу М-к со ссылкой на то, что она указывает то время знакомства с М., когда он находился в п. Ванино, и на то, что она неправильно называет цвет его автомобиля, не основаны на материалах дела, из которых усматривается, что время знакомства с М. М-к указывает приблизительно, поскольку точную дату не помнит. Помимо этого, М-к, так же как К. и С-на, поясняла, что М. ездил на автомобиле светлого цвета. Из дела также усматривается, что М. в указанный период управлял автомобилем "Тойота-Марк-2" белого цвета.

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств в их совокупности позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенных М. преступлений, прийти к правильному выводу о виновности М. в совершении этих преступлений, а также о квалификации его действий.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, Судебной коллегией по настоящему делу не усматривается.

При назначении М. наказания судом в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, конкретные обстоятельства дела, данные о его личности, смягчающие обстоятельства.

Назначенное М. наказание соответствует требованиям закона, в том числе требованиям справедливости, оснований к его смягчению Судебной коллегией не усматривается.

Правильно судом также разрешен вопрос о вещественных доказательствах, в том числе автомобиле "Тойота-Марк-2".

Согласно постановлению следователя от 26 мая 2005 года в качестве одного из вещественных доказательств по данному делу признан автомобиль "Тойота-Марк-2", гос. номер <...> (т. 8 л.д. 239 - 240).

Судом установлено, что данная автомашина использовалась М. для совершения преступлений.

Согласно справке ГИБДД г. Комсомольска-на-Амуре эта автомашина 31 марта 2004 года зарегистрирована на М.Е. - брата осужденного.

М.Е. в судебном заседании пояснил, что водить автомобиль не умеет, водительских прав у него и его матери нет. Знает, что на его имя зарегистрирован автомобиль "Тойота", но какой именно - он не знает, не знает он и номера автомобиля, не знает, кто приобрел этот автомобиль и зарегистрировал на его имя. Помнит, что писал доверенность на управление этим автомобилем на имя своего брата - М., который этим автомобилем и пользовался.

Таким образом, М.Е., будучи зарегистрированным владельцем автомобиля, собственником себя не признает, прямо указывает, что он не является владельцем данного автомобиля. Из его же показаний и совокупности признанных судом достоверными доказательств следует, что приобрел автомобиль, фактически пользовался и распоряжался им, используя его для совершения преступлений в сфере незаконной деятельности, связанной с наркотическими средствами, осужденный М.

Судом также установлено, что мать М.Е. и М. собственником автомобиля не является.

При таких обстоятельствах в силу ст. 81 УПК РФ суд обоснованно обратил в доход государства автомобиль "Тойота-Марк-2", гос. номер <...>, как нажитый преступным путем, использованный осужденным М. как орудие преступления.

По изложенным основаниям приговор в отношении М. оставляется Судебной коллегией без изменения, кассационные жалобы осужденного и адвоката - без удовлетворения.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Хабаровского краевого суда от 26 декабря 2005 года в отношении М. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного М. и адвоката Афонина Р.Г. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"