||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 31 мая 2006 г. N 769п05

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                           Радченко В.И.,

    членов Президиума                           Петроченкова А.Я.,

                                                     Серкова П.П.,

                                                     Жуйкова В.М.,

                                                  Магомедова М.М.,

                                                   Свиридова Ю.А.,

                                                      Карпова А.И.

 

рассмотрел уголовное дело по надзорным жалобам осужденного Я., адвокатов Варьяса М.Ю. и Кузьминой Г.Н. и в порядке ч. 2 ст. 410 УПК РФ в отношении К. на приговор Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 16 февраля 2004 года, которым

Я., <...>, судимый:

- в 1993 году по ст. ст. 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", 206 ч. 2 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы;

- в 1994 году по ст. 206 ч. 3 УК РСФСР с применением ст. 40 УК РСФСР к 7 годам лишения свободы, освобожден 13 июня 1999 года по отбытии срока наказания,

осужден по ст. 209 ч. 1 УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 11 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ст. 161 ч. 3 п. "а" УК РФ к 8 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений наказание назначено в виде 19 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 325 ч. 2 УК РФ Я. оправдан в связи с недоказанностью вины.

К., <...>, ранее судимый:

- в 1995 году по ст. 144 ч. 3 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы;

- в 1997 году по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ, 70 УК РФ к 4 годам лишения свободы, освобожден 21 августа 2001 года по отбытии срока наказания;

- 2 октября 2002 года по ст. 223 ч. 1 УК РФ к 4 годам лишения свободы,

осужден по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ к 10 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений наказание назначено в виде 16 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ путем частичного сложения с наказанием по предыдущему приговору К. назначено 17 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 325 ч. 2 УК РФ К. оправдан в связи с недоказанностью вины.

Х., <...>, ранее судимый 22 января 2002 года по ст. ст. 265, 264 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении, с лишением права управлять автомашиной сроком на 3 года, освобожден условно-досрочно 18 июля 2003 года, неотбытый срок 1 год 6 месяцев 3 дня,

осужден по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 8 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ к 8 годам лишения свободы, по ст. 161 ч. 3 п. "а" УК РФ к 6 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений наказание назначено в виде 11 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Неотбытый срок наказания по предыдущему приговору постановлено исполнять самостоятельно.

По ст. 325 ч. 2 УК РФ Х. оправдан в связи с недоказанностью вины.

По этому же делу осуждены М. и Л.Х.Ф., судебные решения в отношении которых не обжалованы.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 7 сентября 2004 года приговор в отношении Я., К. и Х. изменен.

Действия Я. по эпизоду от 13 октября 2001 года переквалифицированы со ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года) на ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года), по которой назначено наказание в виде 10 лет лишения свободы; по эпизоду от 3 ноября 2001 года переквалифицированы со ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года) на ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года), по которой назначено наказание в виде 10 лет лишения свободы; по эпизоду от 17 ноября 2001 года переквалифицированы со ст. 161 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года) на ст. 161 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года), по которой назначено наказание в виде 8 лет лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 209 ч. 1, 209 ч. 2, 222 ч. 1, 162 ч. 3 п. "а", 162 ч. 3 п. "а", 161 ч. 3 п. "а" УК РФ Я. считается осужденным к 19 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Действия К. по эпизоду от 13 октября 2001 года переквалифицированы со ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года) на ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года), по которой назначено наказание в виде 10 лет лишения свободы; по эпизоду от 3 ноября 2001 года переквалифицированы со ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года) на ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года), по которой назначено наказание в виде 10 лет лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 209 ч. 2, 162 ч. 3 п. "а", 162 ч. 3 п. "а" УК РФ, К. считается осужденным к 17 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Действия Х. по эпизоду от 13 октября 2001 года переквалифицированы со ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года) на ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года), по которой назначено наказание в виде 8 лет лишения свободы; по эпизоду от 17 ноября 2001 года переквалифицированы со ст. 161 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года) на ст. 161 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года), по которой назначено наказание в виде 6 лет лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 209 ч. 2, 162 ч. 3 п. "а", 161 ч. 3 п. "а" УК РФ, Х. считается осужденным к 11 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В надзорной жалобе осужденного Я. поставлен вопрос об отмене кассационного определения и смягчении назначенного наказания.

Адвокат Варьяс М.Ю. в надзорной жалобе просит об отмене приговора в части осуждения Х. по ст. 209 ч. 2 УК РФ, ставит вопрос о смягчении назначенного наказания.

Адвокат Кузьмина Г.Н. указывает на отсутствие в действиях Х. состава преступления, предусмотренного ст. 209 ч. 2 УК РФ, просит о переквалификации его действий со ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ на ст. 161 ч. 3 п. "а" УК РФ и смягчении наказания.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Давыдова В.А., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорных жалоб и вынесения постановлений о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Савченко Н.И., Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

по приговору суда Я., К., Х. признаны виновными в совершении преступлений при следующих обстоятельствах.

Я. в конце сентября 2001 года создал организованную устойчивую вооруженную группу для совершения нападений на граждан КНР, занимающихся предпринимательской деятельностью, с целью завладения их имуществом и денежными средствами. Он для осуществления своей цели в состав преступной группы вовлек ранее судимых М., К., лиц, в отношении которых приостановлено уголовное дело и в дальнейшем именуемых гражданин П., гражданин Л., своих знакомых Х. и гражданина КНР Л.Х.Ф.

В целях обеспечения группы оружием Я. в сентябре 2001 года приобрел у не установленных следствием лиц два обреза двуствольных охотничьих ружей 12 калибра модели ИЖ-12 N А 1839 и ТОЗ-34 ЕР N ЕМ 2694, пригодных для производства выстрелов и являющихся огнестрельным оружием.

Для совершения нападений и сокрытия лиц Я. заранее изготовил из трикотажных шапочек 5 масок с прорезями для глаз и раздавал маски участникам банды непосредственно перед нападением на граждан КНР.

Осуществляя руководство организованной им группой, Я. получал от гражданина КНР Л.Х.Ф. информацию о местах проживания граждан КНР, имеющих в наличии значительные суммы денег, и каждый раз разрабатывал план совершения нападений на них, распределял роли участников нападений, после совершения нападения делил между участниками банды похищенное имущество и денежные средства.

Члены организованной устойчивой вооруженной группы М., К., Х., гражданин П., гражданин Л., гражданин КНР Л.Х.Ф., реализуя преступные планы Я. и выполняя его указания, принимали непосредственное участие в совершенных группой разбойных нападениях, угрожали гражданам КНР применением огнестрельного оружия и насилия, опасного для жизни и здоровья, открыто похищали их имущество.

Я. в октябре 2001 года организовал устойчивую вооруженную группу в целях нападения на граждан и в период с 13 октября по 17 ноября 2001 года руководил ею, непосредственно принимал участие в составе преступной группы в двух разбойных нападениях и грабеже с применением оружия, насилия, опасного для жизни и здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, причиняя при этом вред здоровью граждан.

Преступной группой, руководимой Я., были совершены нападения на граждан:

В ночь на 13 октября 2001 года на граждан КНР Ч.Ж., Г.Б. и на гр-ку М.В., проживавших по адресу: <...>.

В ночь на 3 ноября 2001 года на граждан КНР Л.Ц. и Ц.С., проживавших по адресу: <...>.

В ночь на 17 ноября 2001 года на граждан КНР Ц.Ц.Ш. и П.И., проживавших по адресу: <...>.

Я. приобретенные у неустановленного лица два обреза, изготовленные из гладкоствольных охотничьих ружей 12 калибра, моделей ИЖ-12, которые согласно заключениям экспертизы являются гладкоствольным огнестрельным оружием, пригодным для стрельбы, незаконно хранил в <...>, незаконно перевозил их и носил с собой, использовал их во время совершения разбойных нападений, также во время совершения разбойных нападений незаконно передавал их членам преступной группы М. и Л.Х.Ф. В конце октября 2001 года он указанные обрезы передал для хранения гражданину П., который хранил их в <...>.

12 октября 2002 года Я. получил от гражданина КНР Л.Х.Ф. информацию о том, что граждане КНР, проживавшие в доме <...>, имеют значительную сумму денег. По его поручению гражданин КНР Л.Х.Ф. на автомашине приехал по указанному адресу с М. и К. и показал им дом <...>.

В ночь на 13 октября 2001 года Я. с целью хищения чужого имущества организовал разбойное нападение на граждан КНР, проживавших по адресу: <...>, вооружившись обрезом, изготовленным из двуствольного охотничьего ружья, взяв с собой маски с прорезями для глаз, изготовленные из спортивных шапок.

Для осуществления своего преступного замысла Я. собрал М., К. и Х., входящих в состав устойчивой вооруженной группы, 13 октября около 4 часов утра нанял автомашину-такси марки "Волга" под управлением водителя, не установленного следствием. На указанной автомашине Я., М., К. и Х. подъехали к дому <...>, попросив водителя ожидать их возвращения, пешком направились к дому <...>. По дороге Я. раздал всем маски, передал М. обрез двуствольного ружья и распределил роли каждого из участников нападения, согласно которым после проникновения в дом М. угрожает оружием находящимся в доме лицам, а он и другие выдвигают требования передачи им денег и в случае отказа принимают меры к поиску денег.

Реализуя план, разработанный Я. и выполняя указания последнего, М. и Х. через забор перебрались во двор дома <...>, надели на головы маски с прорезями для глаз и укрылись у веранды дома, в непосредственной близости от входной двери. К. в это время направился к дому, где должен был под предлогом поиска своего знакомого добиться от проживающих в нем лиц открыть входную дверь, чем должны были воспользоваться М., Х. и ворваться в дом. Я., укрывшись за забором рядом с домом, дожидался проникновения в него М. и Х.

При приближении К. к дому залаяла собака, на лай которой на крыльцо, открыв входную дверь, вышла проживающая в нем гражданка М.В. М. и Х., воспользовавшись тем, что дверь дома открыта, применив физическую силу и угрожая обрезом двуствольного ружья, схватили М.В. за руки и завели в дом. После этого Я. и К. также забежали в дом, в котором, кроме М.В. находились граждане КНР Ч.Ж. и Г.Б.

Находясь в доме, Х. потребовал от М.В. отдать имеющиеся у нее деньги. В дальнейшем Х. постоянно находился рядом с ней с целью пресечь возможные попытки выйти из дома и сообщить о нападении проживающим по соседству гражданам либо в милицию. В это время К. в поисках денег осматривал комнаты и находящиеся в них вещи. Я. и М. с обрезом двуствольного охотничьего ружья в руках забежали в комнату, где находились граждане КНР Ч.Ж. и Г.Б., и, угрожая им обрезом охотничьего ружья и насилием, опасным для жизни и здоровья, потребовали отдать принадлежащие им деньги. После отказа граждан КНР Ч.Ж. и Г.Б. отдать им деньги М. из находящегося у него в руках обреза охотничьего ружья произвел один выстрел в область ног Ч.Ж., причинив ему телесные повреждения, расцениваемые как вред здоровью средней тяжести.

После этого Г.Б., опасаясь за свою жизнь и жизнь своего мужа, отдала Я. принадлежавшие ей деньги в сумме 20000 рублей. В это время К., находясь в этой же комнате, угрожая Г.Б. ножом, потребовал отдать им все имеющиеся в наличии деньги. Г.Б., опасаясь угроз К., выдала ему еще 700 рублей. Затем К., продолжая поиски денег и осматривая содержимое карманов брюк, принадлежавших Г.Б., обнаружил и открыто похитил деньги в сумме 3000 рублей, а Мироненко, испугавшись произведенного выстрела, отдала Х. принадлежавшие ей деньги в сумме 2150 рублей.

Завладев деньгами Г.Б. и М.В., Я., М., Х. и К. завладели также имуществом Го Б. на общую сумму 62910 рублей и М.В. - на сумму 2150 рублей, причинив им значительный материальный ущерб.

Похищенное Я. впоследствии разделил между всеми участниками совершенного преступления и Л.Х.Ф.

Я., 2 ноября 2001 года получив от гражданина КНР Л.Х.Ф. информацию о том, что в доме <...> проживают граждане КНР, которые имеют в наличии значительную сумму денег, в ночь на 3 ноября 2001 года с целью хищения чужого имущества организовал разбойное нападение руководимой им группы (банды) на проживавших по вышеуказанному адресу граждан КНР, вооружившись имевшимся у него обрезом двуствольного охотничьего ружья, складным ножом и двумя газовыми пистолетами неустановленной марки, один из которых взял себе, а другой находился у гражданина Л., и взяв с собой заранее изготовленные им маски с прорезями для глаз.

Для осуществления своего преступного замысла Я. с М., К., гражданином Л. и Л.Х.Ф., состоящими в устойчивой преступной группе, 3 ноября 2001 года около 4 часов утра наняли автомашину-такси марки "Волга" под управлением не установленного следствием мужчины. На указанной автомашине Я. вместе с М., К., гражданином Л. и Л.Х.Ф. подъехали к перекрестку улиц Челюскина и Р. Зорге, а затем пешком направились к дому <...>. По дороге Я. раздал всем маски и передал М. обрез двуствольного ружья, который, в свою очередь, передал его Л.Х.Ф. Также он распределил роли каждого из участников нападения, согласно которым М. должен разбить окно квартиры и тем самым обеспечить возможность проникновения в квартиру. К. наблюдает за обстановкой рядом с домом, Я., М., гражданин Л. и Л.Х.Ф. проникают в квартиру, угрожая оружием, выдвигают требования передачи им денег, а в случае отказа - принимают меры к их обнаружению и хищению.

Реализуя план, разработанный Я., и выполняя указания последнего, участники нападения, кроме К., с целью сокрытия лиц, надели на головы маски. Когда подошли к дому <...>, М. подобрал с земли обломок металлической трубы и разбил им окно в кухне квартиры N 3. После этого Я., М., гражданин Л. и Л.Х.Ф. через разбитое окно незаконно проникли в квартиру. К. остался стоять на крыльце дома и наблюдать за обстановкой. Находясь в квартире, Л.Х.Ф., вооруженный обрезом двуствольного охотничьего ружья, стоял у входной двери квартиры и следил, чтобы никто из нее не выходил.

Проникнув в квартиру, Я., М., гражданин Л., забежали в комнату, где находились граждане КНР Л.Ц. и Ц.С. Я. и гражданин Л., угрожая имевшимися у них газовыми пистолетами, потребовали у Л.Ц. и Ц.С. выдачи имевшихся у них наличных денег. М. в это время удерживал Ц.С. за руки с целью пресечь возможные попытки выйти из дома и сообщить о нападении проживающим по соседству гражданам либо в милицию.

На отказ выдать деньги Я. и гражданин Л., продолжая требовать выдачи денег, рукоятками газовых пистолетов неоднократно нанесли удары в область головы гражданам Л.Ц. и Ц.С., а затем с целью демонстрации реальности своих угроз Я. нанес один удар ножом в область левой ноги Л.Ц. В результате применения насилия Л.Ц. и Ц.С. были причинены телесные повреждения, квалифицирующиеся как легкий вред здоровью.

Опасаясь за свою жизнь и жизнь своего мужа, Ц.С. выдала Я. спрятанные в подушке наличные деньги в сумме 10000 рублей. Я. потребовал выдать все имевшиеся в наличии деньги. Л.Ц., опасаясь продолжения физического насилия, указал на пуховик, висевший на вешалке в кухне, и пояснил, что в нем находятся деньги. После этого Л.Х.Ф. похитил с вешалки пуховик, принадлежавший Л.Ц., стоимостью 1000 рублей, в кармане которого находились деньги в сумме 13000 рублей, сотовый телефон стоимостью 15000 рублей. С похищенной курткой и деньгами вышел из квартиры на улицу, где передал обрез двуствольного охотничьего ружья К., который продолжал наблюдение за обстановкой, находясь рядом с домом.

Затем гражданин Л., Я., М., Л. и Л.Х.Ф. завладели имуществом, принадлежащим Л.Ц. и Ц.С. Всего в результате преступления было похищено имущество потерпевших на общую сумму 98500 рублей, что для Л.Ц. и Ц.С. является значительным материальным ущербом.

Впоследствии Я. разделил похищенные деньги и имущество между всеми участниками совершенного преступления.

Я., 16 ноября 2001 года получив от гражданина КНР Л.Х.Ф. информацию о том, что в <...> проживают граждане КНР, которые, имея в наличии крупную сумму денег, должны были выехать 17 ноября 2001 года в 8 часов утра за пределы Республики за товаром, с целью хищения денежных средств организовал нападение руководимой им устойчивой преступной группы на проживавших по вышеуказанному адресу граждан КНР. Для осуществления своего преступного замысла Я., будучи в состоянии алкогольного опьянения, с М., гражданином Л., Х. и гражданином П. на автомашине под управлением К. около 7 часов 30 минут подъехали к магазину "Манчаары" по ул. Ф. Попова г. Якутска, где Я. обратился к К. с просьбой остановиться и ждать их возвращения. Затем Я. распределил роли каждого из участников нападения, согласно которым все участники нападения заходят в подъезд указанного дома, М. и Х. поднимаются к дверям квартиры N 22, ожидают выхода из нее граждан КНР, обеспечивают остальным участникам нападения беспрепятственное проникновение в квартиру, где Я., М., Х., гражданин Л. и гражданин П. путем применения физической силы и угроз подавляют возможное сопротивление проживающих там граждан и выдвигают требования передачи им денег либо принимают меры к их обнаружению и хищению.

Реализуя план, разработанный Я., и выполняя указания последнего, участники нападения зашли в подъезд дома <...>, где расположена квартира. Я. поднялся по лестнице и ожидал на площадке второго этажа, М. и Х. подошли к двери указанной квартиры, а гражданин Л. и гражданин П. укрылись под лестницей на уровне технического этажа здания, и все вместе дожидались выхода из квартиры проживающих в ней граждан КНР.

В 8 часов 20 минут проживавшие в вышеуказанной квартире граждане КНР Ц.Ц.Ш., Ч.Г.Ч. и П.И., у которой в сумке находились деньги в сумме 300000 рублей, открыли входную дверь и начали выходить на лестничную площадку. М., воспользовавшись тем, что дверь квартиры открыта, применив физическую силу, втолкнул потерпевших обратно в квартиру, где повалил их на пол и неустановленным деревянным предметом стал наносить удары по различным частям тела и голове П.И. и Ц.Ц.Ш., причинив им побои, а Ч.Г.Ч. с применением физической силы завел в ванную комнату, закрыл дверь и, угрожая применением физического насилия, потребовал от последнего оставаться на месте и не предпринимать никаких действий.

После этого Я., гражданин Л., гражданин П. и Х. незаконно проникли в квартиру, где в это время находились хозяйка квартиры Б. и ее сын, которые спали в одной из комнат.

Находясь в квартире, Я., М., гражданин Л., гражданин П. и Х., угрожая применением насилия Б. и ее сыну, потребовали от них оставаться на месте и не оказывать сопротивления. Х. стал удерживать лежащую на полу П.И., а Я., гражданин Л., М. и гражданин П. завладели имуществом, принадлежавшим Ц.Ц.Ш., причинив ей значительный материальный ущерб на общую сумму 80750 рублей.

Впоследствии Я. разделил похищенные деньги и имущество между всеми участниками совершенного преступления.

В надзорной жалобе осужденный Я. просит о пересмотре судебных решений, мотивируя тем, что в кассационном определении не дано ответов на все доводы его кассационной жалобы. Полагает, что наказание ему следовало назначить по правилам ст. ст. 61, 64 УК РФ, т.к. в ходе предварительного следствия он активно способствовал раскрытию преступления.

Адвокат Кузьмина Г.Н. в надзорной жалобе просит о пересмотре состоявшихся в отношении Х. судебных решений, указывая на следующее.

Х. в сентябре 2001 года на автомашине, принадлежащей Я., совершил дорожно-транспортное происшествие. В связи с повреждением автомашины Я. стал требовать от Х. 50 тысяч рублей в возмещение ущерба. Не имея возможности выплатить такую сумму, Х. попал в материальную зависимость от Я. и по этой причине согласился принять участие в совершении преступлений. В совершении разбойного нападения и грабежа Х. выполнял второстепенную роль. Он добровольно возместил ущерб потерпевшей М.В. Отец Х. - инвалид 2-й группы и нуждается в постоянной помощи. Однако все эти обстоятельства не были учтены при назначении наказания осужденному. Кроме того, по мнению адвоката, Х. необоснованно осужден по ст. 209 ч. 2 УК РФ, поскольку участие в преступлении он принял по настоянию Я. вследствие материальной зависимости от последнего, не принимал участия в планировании и подготовке преступлений, из показаний потерпевшей М.В. следует, что по поведению Х. в момент, когда раздался выстрел, она поняла, что он не знал о наличии оружия у нападавших. При совершении грабежа Х. находился в сильной степени алкогольного опьянения и не осознавал происходящего, оружия при совершении данного преступления не было. Также адвокат полагает, что действия Х. следует переквалифицировать со ст. 162 ч. 3 п. "а" и ст. 161 ч. 3 п. "а" УК РФ на ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ.

Адвокат Варьяс М.Ю. в надзорной жалобе в защиту Х. указывает, что действиям Х дана неправильная оценка, т.к. его умыслом не охватывалось участие в организованной преступной группе, Х. не участвовал в подготовке разбойного нападения, впоследствии пытался уклониться от участия в других преступлениях, скрывался от Я. Также адвокат полагает, что осужденному назначено чрезмерно суровое наказание, без учета наличия на иждивении малолетнего ребенка и отца-инвалида, участия в преступлении в силу тяжелых жизненных обстоятельств и материальной зависимости от Я., возмещения ущерба потерпевшим, помощи следствию при раскрытии преступления.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, проверив производство по делу в отношении Я. и Х. в полном объеме в соответствии с ч. 1 ст. 410 УПК РФ, а в отношении К. - в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 410 УПК РФ, находит судебные решения подлежащими изменению.

Доводы Я. о нарушении норм уголовно-процессуального закона при кассационном рассмотрении дела являются несостоятельными.

Из материалов дела видно, что нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не допущено.

В соответствии со ст. 375 УПК РФ кассационная жалоба должна содержать доводы лица, подавшего жалобу, с указанием оснований отмены или изменения приговора, предусмотренных ст. 379 УПК РФ.

Рассмотрение судом кассационной инстанции доводов, не связанных с обжалованием состоявшихся судебных решений, законом не предусмотрено.

На доводы, приведенные Я. в кассационной жалобе в отношении состоявшегося приговора, кассационной инстанцией в определении даны мотивированные ответы. Кассационное определение соответствует требованиям ст. 388 УПК РФ, оснований для его отмены не имеется.

Вместе с тем судебные решения в отношении Я., Х. и К. подлежат изменению по следующим основаниям.

Как видно из материалов уголовного дела, по приговору Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 22 мая 2003 года действия Х., связанные с хищением имущества у граждан КНР 13 октября и 17 ноября 2001 года, квалифицированы судом по ст. 161 п. п. "а", "б", "в", "д" УК РФ, по которой с применением ст. 64 УК РФ назначено наказание в виде штрафа в размере 25 минимальных размеров оплаты труда. По ст. 209 ч. 2 УК РФ Х. был оправдан.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя, определением от 25 сентября 2003 года приговор в отношении Х. отменила и направила уголовное дело на новое судебное разбирательство.

Основанием для принятия такого решения явились, как усматривается из кассационного определения, "безмотивность оправдания по ч. 2 ст. 209 УК РФ" и наличие в приговоре "взаимоисключающих выводов о наличии банды". Между тем обоснованность оправдания Х. по ст. 209 ч. 2 УК РФ в кассационном представлении не оспаривалась, и государственный обвинитель не ставил вопрос об отмене приговора в этой части.

Таким образом, приговор в части оправдания Х. по ч. 2 ст. 209 УК РФ отменен судом кассационной инстанции с нарушением требований ст. 385 ч. 1 УПК РФ, допускающей отмену оправдательного приговора не иначе, как по представлению прокурора либо по жалобе потерпевшего или его представителя, а также по жалобе оправданного, несогласного с основаниями оправдания.

Кроме того, отменяя приговор в отношении Х., Судебная коллегия указала на "несоразмерность наказания совершенным деяниям". При этом правильность квалификации содеянного по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "д" УК РФ под сомнение не ставилась и приговор ввиду ошибочности квалификации по данной статье не отменялся.

При таких обстоятельствах осуждение Х. по приговору от 16 февраля 2004 года по ст. ст. 209 ч. 2, 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (с учетом внесенных изменений) нельзя признать обоснованным, а поэтому приговор по ч. 2 ст. 209 УК РФ подлежит отмене с прекращением производства по делу за отсутствием в деянии состава преступления.

Действия Х. со ст. 161 ч. 3 п. "а" и ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ следует переквалифицировать на ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года).

Действия Я. по созданию устойчивой вооруженной группы (банды) и участию в устойчивой вооруженной группе и совершенных ею нападениях ошибочно дополнительно квалифицированы по ст. 209 ч. 2 УК РФ, т.к. содеянное полностью охватывается ст. 209 ч. 1 УК РФ и дополнительной квалификации не требует.

В связи с этим осуждение Я. по ст. 209 ч. 2 УК РФ подлежит исключению из приговора ввиду ошибочной квалификации содеянного.

Кроме того, действия Я. и К. по эпизодам от 13 октября 2001 года и от 3 ноября 2001 года квалифицированы с учетом изменений, внесенных кассационной инстанцией, по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ по каждому эпизоду в отдельности.

Между тем такую юридическую оценку действий виновных нельзя признать правильной, поскольку осужденными совершены тождественные преступные действия, квалифицируемые одной статьей уголовного закона, квалификация их и назначение наказания по каждому эпизоду в отдельности является ошибочной, и действия Я. и К. по совершению разбойных нападений от 13 октября 2001 года и от 3 ноября 2001 года следует квалифицировать по одной ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года).

При назначении наказания Х., Я. и К. Президиум учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личностях виновных, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

Назначая наказание Х., Президиум учитывает его менее активную роль в совершении преступлений, совершение преступлений вследствие нахождения в материальной зависимости от Я., наличие у него на иждивении отца - инвалида 2 группы, добровольное возмещение ущерба потерпевшей М.В.

Оснований для применения в отношении Я. и К. положений ст. 64 УК РФ Президиум не усматривает.

Вместе с тем, с учетом вносимых в судебные решения изменений, характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личностях виновных наказание, назначенное Я. и К. по совокупности преступлений, подлежит смягчению.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 407, 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

1. Надзорные жалобы адвокатов Варьяса М.Ю. и Кузьминой Г.Н. удовлетворить, надзорную жалобу осужденного Я. удовлетворить частично.

2. Приговор Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 16 февраля 2004 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 7 сентября 2004 года в отношении Х. в части его осуждения по ст. 209 ч. 2 УК РФ отменить и производство по делу в этой части прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ - за отсутствием в деянии состава преступления.

Эти же судебные решения в отношении него, а также в отношении Я. и К. изменить:

исключить из приговора осуждение Я. по ст. 209 ч. 2 УК РФ;

действия Я. и К. по эпизодам совершения разбойных нападений от 13 октября 2001 года и 3 ноября 2001 года квалифицировать по одной ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года), по которой назначить каждому по 10 лет лишения свободы;

действия Х. переквалифицировать со ст. 161 ч. 3 п. "а" и ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ на ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года), по которой назначить 5 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 161 ч. 3 п. "а", 162 ч. 3 п. "а", 222 ч. 1, 209 ч. 1 УК РФ, Я. назначить наказание в виде 14 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 3 п. "а", 209 ч. 2 УК РФ, наказание К. назначить в виде 12 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В остальном судебные решения в отношении Я., К. и Х. оставить без изменения.

 

Председательствующий

В.И.РАДЧЕНКО

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"