||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

РЕШЕНИЕ

от 31 мая 2006 г. N ГКПИ06-379

 

Именем Российской Федерации

 

Верховный Суд Российской Федерации в составе:

 

    судьи Верховного Суда

    Российской Федерации                             Зайцева В.Ю.,

    при секретаре                                Степанищеве А.В.,

    с участием прокурора                           Масаловой Л.Ф.,

 

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Г. о признании частично недействующим пункта 16 Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 16 октября 2000 г. N 789,

 

установил:

 

Постановлением Правительства Российской Федерации от 16 октября 2000 г. N 789 утверждены Правила установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (далее - Правила).

Согласно пункту 16 Правил в случае если пострадавший вследствие несчастного случая на производстве и профессионального заболевания может в обычных производственных условиях продолжать профессиональную деятельность с выраженным снижением квалификации либо с уменьшением объема выполняемой работы или если он утратил способность продолжать профессиональную деятельность вследствие умеренного нарушения функций организма, но может в обычных производственных условиях выполнять профессиональную деятельность более низкой квалификации, устанавливается степень утраты профессиональной трудоспособности от 40 до 60 процентов.

Г. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующим пункта 16 Правил в части слов "если он утратил способность продолжать профессиональную деятельность вследствие умеренного нарушения функций организма, но может в обычных производственных условиях выполнять профессиональную деятельность более низкой квалификации, устанавливается степень утраты профессиональной трудоспособности от 40 до 60 процентов".

В заявлении указано, что 27 апреля 1994 г. при исполнении трудовых обязанностей оператор фрезерных станков с числовым программным управлением Г. получил увечье и утратил зрение на правый глаз. Решением ВТЭК от 14 сентября 1994 г. он был признан инвалидом 3 группы по трудовому увечью с утратой 50 процентов профессиональной трудоспособности. В справке об инвалидности дана трудовая рекомендация о том, что оператором станков с числовым программным управлением он работать не может.

При очередном переосвидетельствовании 19 декабря 2001 г. решением бюро медико-социальной экспертизы ему была установлена 3 группа инвалидности с утратой 50 процентов профессиональной трудоспособности бессрочно. Данное решение принято на основании пункта 16 Правил.

Заявитель ссылается на то, что Правила в оспариваемой части не соответствуют абзацам 17 и 18 статьи 3 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", поскольку позволяют учитывать при определении степени утраты профессиональной трудоспособности способность пострадавшего, утратившего профессию, выполнять не обусловленную трудовым договором (контрактом) другую работу более низкой квалификации.

В судебное заседание Г. не явился, просил рассмотреть дело в его отсутствие.

Представители Правительства Российской Федерации Черкасов А.А., Черкасова М.С., Беловалов Д.Г., Барулина В.М. и Шаронова В.Н. требование заявителя не признали, ссылаясь на то, что оспариваемая норма Правил соответствует закону и прав заявителя не нарушает.

Выслушав объяснения представителей заинтересованного лица и изучив материалы дела, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., просившей требование заявителя оставить без удовлетворения, суд находит, что заявление Г. не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 3 статьи 11 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" (далее - Закон) порядок установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний определяется Правительством Российской Федерации.

Таким образом, Правила утверждены Правительством Российской Федерации в пределах полномочий, предоставленных ему законом.

Оспариваемая заявителем норма Правил предусматривает, что пострадавшему вследствие несчастного случая на производстве и профессионального заболевания устанавливается степень утраты профессиональной трудоспособности от 40 до 60 процентов, если он утратил способность продолжать профессиональную деятельность вследствие умеренного нарушения функций организма, но может в обычных производственных условиях выполнять профессиональную деятельность более низкой квалификации.

С доводами заявителя о противоречии закону данной нормы Правил суд согласиться не может.

Согласно абзацу 17 статьи 3 Закона под профессиональной трудоспособностью понимается способность человека к выполнению работы определенной квалификации, объема и качества.

Из смысла приведенного положения следует, что законодатель определяет профессиональную трудоспособность человека как его способность выполнять не любую работу, а именно работу определенной квалификации, объема и качества.

В силу абзаца 18 статьи 3 Закона степень утраты профессиональной трудоспособности - это выраженное в процентах стойкое снижение способности застрахованного осуществлять профессиональную деятельность до наступления страхового случая.

Поскольку способность застрахованного осуществлять профессиональную деятельность характеризуется его способностью выполнять работу определенной квалификации, объема и качества, то и степень утраты пострадавшим профессиональной трудоспособности в результате несчастного случая на производстве (профессионального заболевания) должна определяться исходя из тех же критериев, то есть способности выполнять работу той же квалификации, объема и качества, что и до наступления страхового случая.

Неспособность работника в результате несчастного случая на производстве выполнять работу прежней квалификации, объема и качества свидетельствует о снижении (утрате) его профессиональной трудоспособности.

Квалификация работника характеризуется уровнем его подготовленности, мастерства, степенью годности к выполнению труда по определенной специальности или должности, определяемым разрядом, классом, званием и другими квалификационными категориями.

Следовательно, квалификация, как и другие признаки, учитываемые при установлении степени утраты профессиональной трудоспособности (объем, качество работы), носит оценочный характер и в рамках одной профессиональной деятельности в зависимости от разряда, класса и других квалификационных категорий работа может быть более или менее квалифицированной. В связи с этим Правительство Российской Федерации вправе было указать в оспариваемой норме, что степень утраты профессиональной трудоспособности от 40 до 60 процентов устанавливается с учетом способности пострадавшего в обычных производственных условиях выполнять профессиональную деятельность более низкой квалификации.

Как уже отмечалось, согласно Закону степень утраты профессиональной трудоспособности определяется в процентах, а порядок установления степени утраты профессиональной трудоспособности - Правительством Российской Федерации.

Из вышеизложенного следует, что оспариваемая норма Правил не противоречит абзацам 17 и 18 статьи 3 Закона, поскольку не предполагает при определении степени утраты пострадавшим профессиональной трудоспособности учет возможности осуществления им в обычных производственных условиях иной профессиональной деятельности более низкой квалификации, которую пострадавший не осуществлял до наступления страхового случая.

Согласно части 1 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении заявления.

Руководствуясь ст. ст. 194 - 199 ГПК РФ, Верховный Суд Российской Федерации

 

решил:

 

Г. в удовлетворении заявления о признании частично недействующим пункта 16 Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 16 октября 2000 г. N 789, отказать, поскольку по своему смыслу оспариваемая норма данного пункта не предполагает установление пострадавшему степени утраты профессиональной трудоспособности с учетом его возможности в обычных производственных условиях выполнять любую профессиональную деятельность более низкой квалификации, а только ту профессиональную деятельность, которую пострадавший осуществлял до наступления страхового случая.

Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение десяти дней после вынесения решения суда в окончательной форме.

 

Судья Верховного Суда

Российской Федерации

В.Ю.ЗАЙЦЕВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"