||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

НАДЗОРНОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 мая 2006 года

 

Дело N 32-Д06-5

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Анохина В.Д.,

    судей                                          Микрюкова В.В.,

                                                 Шишлянникова В.Ф.

 

рассмотрела в судебном заседании 30 мая 2006 года надзорную жалобу адвоката Сергун Е.Л. и осужденного Б. на приговор Энгельсского городского суда Саратовской области от 23 мая 2005 г., которым

Б., <...>, ранее не судимый,

осужден: по ст. 159 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 08.12.2003) с применением ст. 64 УК РФ к 1 году лишения свободы в исправительной колонии общего режима, от данного назначенного наказания освобожден ввиду его отбытия; по ст. 327 ч. 1 УК РФ (в редакции от 13.06.1996) к 10 месяцам лишения свободы, от данного наказания освобожден ввиду истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности за данное преступление.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Постановлением президиума Саратовского областного суда от 7 ноября 2005 г. приговор изменен: Б. освобожден от уголовной ответственности по ст. 327 ч. 1 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13.06.1996) в соответствии со ст. 78 УК РФ за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности, и производство по уголовному делу в данной части прекращено. В остальной части приговор оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи Микрюкова В.В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора, мотивы надзорного представления и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, объяснения Б., поддержавшего доводы жалобы, выступление прокурора Морозовой Л.В., просившей приговор и последующие судебные решения оставить без изменения, а надзорную жалобу - без удовлетворения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в надзорной жалобе адвокат Сергун Е.Л. и осужденный Б. просят об отмене приговора и прекращении уголовного дела в отношении Б. в части его осуждения по ст. 159 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 08.12.2003) и по ст. 327 ч. 1 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступлений. Считают, что выводы суда о виновности Б. не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, указывают на неправильность применения уголовного закона, нарушения уголовно-процессуального закона. По мнению авторов жалобы, осуждение Б. по ст. 327 ч. 1 УК РФ судом не мотивировано. Утверждают, что в основу его обвинения положены противоречивые показания свидетелей, которым суд дал неправильную оценку. Отмечая необоснованность осуждения Б. по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ, утверждают, что осужденный не контактировал с потерпевшим либо лицом, владеющим этим имуществом. По данному делу отсутствует потерпевший. В основу приговора положены доказательства, добытые с нарушением уголовно-процессуального законодательства. Считают, что материальный ущерб, причиненный действиями осужденного, не мотивирован.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалобы.

Вина осужденного Б. в содеянном подтверждается совокупностью доказательств, тщательно исследованных в судебном заседании и подробно изложенных в приговоре.

Суд признал доказанным, что переход права собственности на вышеперечисленные акции, принадлежащие В.А., происходил без его участия, после его смерти, путем подделки официальных документов, передаточных распоряжений и другого регистрационного документа при непосредственном участии Б. Последний путем обмана и злоупотребления доверием, в частности, лица, в ведение которого входило переоформление права собственности на ценные бумаги, - Бон., оформил сделку задним числом.

Регистрация с нарушением установленного законом порядка договора приобретения Б. вышеперечисленных акций, принадлежащих В.А., свидетельствует о наличии у Б. умысла на незаконное отчуждение этих акций предприятий, находившихся в собственности В.А., а после его смерти - у его наследников. Данный факт позволяет считать применение Б. такого способа хищения чужого имущества путем мошенничества как использование обмана или злоупотребление доверием - в отношении наследников В.А.

Доводы жалобы о непричастности осужденного Б. к совершению указанных преступлений опровергаются показаниями свидетелей В.Р., В.И., потерпевшей В.Е. и другими доказательствами, подробно изложенными в приговоре.

Согласно выпискам из реестра акционеров на 20 декабря 2001 года В.А. являлся владельцем 22 акций ОАО "ЭЗФ" и 270 акций ОАО "ЭЗТФ".

Из передаточных распоряжений СФ ЗАО СР "Энергорегистратор" следует, что 5 августа 2002 года В.А. продал Б. 22 акции ОАО "ЭЗФ" и 270 акций ОАО "ЭЗТФ".

Однако согласно заключению почерковедческой экспертизы в указанных передаточных распоряжениях подпись лица, передавшего ценные бумаги, выполнены не самим В.А., а другим лицом.

Согласно реестру ценных бумаг по состоянию на 11 ноября 2002 года и передаточных распоряжений от 17 октября 2002 года, 25 и 27 сентября 2002 года Б. все имеющиеся у него акции, в том числе принадлежавшие ранее В.А., переоформил на Б.Т., Глеб., Гол., что не отрицалось и самим осужденным.

Платежные извещения от 25 сентября 2002 года свидетельствуют, что оформление перехода акций от В.А. к Б. происходило после смерти В.А.

Из показаний потерпевшей В.Е. видно, что В.А. умер 25 августа 2002 года.

Из показаний Р. следует, что у В.А. оставалось примерно 5 - 6% акций ОАО "ЭЗФ", 20 августа 2002 года он разговаривал с В.А. о продаже ему (Р.) принадлежавших В.А. акций, и последний сказал, что подумает, и они отложили этот разговор до 24 августа 2002 года. Но 23 августа он уехал в командировку, вернувшись 27 августа 2002 года, узнал, что В.А. умер. После похорон жена В.А., В.Р., говорила ему, что подумает потом о продаже акций, но, как оказалось, акции стали принадлежать Б.

Потерпевший Ш., утверждал, что в начале августа 2002 года в разговоре В.А. говорил ему, что желает стать директором ОАО "ЭЗФ" вместо П.А. После смерти В.А. узнал, что последний продал свои акции и был этим удивлен.

Свидетель К. подтвердила, что к ней как к нотариусу в конце декабря 2002 года обратилась В.Е. с заявлением о смерти сына и выразила желание принять после него наследство в виде акций.

О добровольности написания В.Е. первого заявления свидетельствовала в судебном заседании нотариус К.

Добровольность написания В.Е. первого заявления у нотариуса подтвердил в суде Шишков В.В.

Заявление В.Е. свидетельствует о том, что она просит привлечь к уголовной ответственности лицо, похитившее акции ее сына.

Согласно показаниям свидетеля Бон., данным ею на предварительном следствии, оглашенным судом в соответствии с требованиями ст. 281 УПК РФ, обоснованно признанным достоверными, она не может опознать и описать внешность мужчины, который 5 августа 2002 года приезжал с Б. для оформления передаточных распоряжений N 1526 и 771.

Как следует из протокола опознания по фотографиям от 12 февраля 2003 года, Бон. из восьми представленных на опознание фотографий, среди которых была и фотография В.А., не опознала лица, приходившего 5 августа 2002 года с Б. для оформления перехода права собственности принадлежащих В.А. акций в собственность Б.

Довод о том, что свидетелю Бон. фотография В.А. не предъявлялась, поскольку в материалах дела под фотографией В.А. отсутствуют подписи Бон. и понятых, которые имеются под другими фотографиями, является несостоятельным. Как следует из протокола опознания, Бон. были представлены фотографии семерых лиц, указанных в протоколе, в том числе и В.А., расположенные на оригиналах заявлений формы N 1 ПВС УВД г. Энгельса, на которых плотным листом были закрыты паспортные данные и видны были только фотографии с порядковыми номерами. Данный факт зафиксирован понятыми. По окончании опознания с шести оригиналов формы N 1, за исключением В.А., были сняты ксерокопии, которые заверены печатью прокуратуры и подписаны понятыми, Бон., следователем, и были приложены к протоколу на 6 листах вместе с оригиналом формы N 1 В.А. (т. 4 л.д. 119 - 120).

О размере ущерба в сумме 415614,4 рублей, причиненного В.Е., свидетельствует заключение экспертизы о стоимости акций.

Таким образом, на момент совершения Б. мошеннических действий наследники 1 очереди: В.Е., В.Р., В.И., соответственно мать, жена, сын умершего В.А. - оказались лишенными акций, принадлежащих им по наследству.

Последующий их отказ от акций был вынужденным, о чем свидетельствуют показания свидетеля Киселевой А.М., оглашенные в судебном заседании, из которых следует, что ее мать В.Е. отказалась от наследства, чтобы сохранить родственные отношения с семьей умершего сына (В.А.); показания свидетеля К., из которых следует, что 30 января 2003 года пришли вновь В.Е. и В.Р. и бабушка отменила доверенность и написала заявление о том, что отказывается от наследства. При разговоре В.Е. все время плакала, а В.Р. пояснила, что изменились обстоятельства и бабушка отказалась от наследства в пользу молодых.

Также нельзя признать состоятельным довод жалобы о необоснованности осуждения Б. по ст. 327 ч. 1 УК РФ.

Дав надлежащую оценку собранным в совокупности доказательствам, суд обоснованно установил, что Б. была совершена подделка официальных документов, а именно протокола и выписки из него общего собрания акционеров ЗАО "ПФ" от 29 июня 2002 года и устава ЗАО "Покровские фильтры", поскольку устав носит нормативный характер, а протокол собрания акционеров и выписки из него предоставляют право Межрайонной инспекции Министерства по налогам и сборам оформить государственную регистрацию организации.

Указанные документы подделывались с целью их использования и фактически использовались.

Все эти документы являются официальными, поскольку предусмотрены Федеральным законом "Об акционерных обществах" и предоставляют права.

Доказательства, на которых основаны выводы суда о виновности Б. в совершении указанных преступлений, и мотивы, по которым суд отверг доказательства стороны защиты, в том числе показания потерпевших С., Р., В.Е., свидетелей П., Д., К.А., Г.В., Ш., В.И., Бон., И., данные в судебном заседании, в приговоре аргументированы.

Суд принял меры по устранению имевшихся противоречий в показаниях и обоснованно признал достоверными показания потерпевших С., Р., свидетелей В.И., Бон., данные ими в ходе предварительного следствия.

Нарушений уголовно процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, допущено не было.

Оценив все доказательства в совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о виновности осужденного Б. и правильно квалифицировал его действия по ст. 159 ч. 3 п. "б", ст. 327 ч. 1 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 407, 408 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Энгельсского городского суда Саратовской области от 23 мая 2005 года, постановление президиума Саратовского областного суда от 7 ноября 2005 года в отношении Б. оставить без изменения, а надзорную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"