||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 мая 2006 года

 

Дело N 4-о06-49сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                           Шурыгина А.П.,

    судей                                           Каменева Н.Д.,

                                                     Зырянова А.И.

 

рассмотрела в судебном заседании от 25 мая 2006 года дело по кассационной жалобе осужденного Г. на приговор Московского областного суда с участием присяжных заседателей от 26 апреля 2004 года, которым

Г., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж" УК РФ на 13 лет; по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ на 2 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 14 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором осужден Д., в отношении которого приговор вступил в законную силу.

Заслушав доклад судьи Каменева Н.Д. выступление осужденного Г. по доводам жалобы, прокурора Кривоноговой Е.А., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда, на основании вердикта присяжных заседателей Г. признан виновным в совершении убийства двух лиц и кражи чужого имущества по предварительному сговору с Д.

Преступления совершены 9 мая 2003 года в городе Подольске Московской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Г. оспаривает правильность составления вопросного листа, а также указывает, что при назначении наказания суд не учел смягчающее обстоятельство, предусмотренное п. "г" ч. 1 ст. 61 УК РФ, - наличие на иждивении малолетнего ребенка.

В дополнениях к жалобе Г. указывает, что председательствующий, проявляя необъективность, необоснованно отклонял его заявления и ходатайства, не допустил в качестве защитника его отца. Государственный обвинитель превысил свои полномочия, сделав за эксперта вывод о наличии крови Ш. на рубашке Г. и постельных принадлежностях, в обоснование вины Г. неправомерно ссылался на вещественные доказательства (ножки и сиденья от стульев), на которых отсутствуют его следы пальцев. Ссылается на необоснованность осуждения по ст. 158 УК РФ, поскольку в прениях прокурор просил квалифицировать его действия и назначить наказание по ст. 116 УК РФ. Указывает, что с постановлениями о назначении и заключениями проведенных по делу экспертиз он не был ознакомлен, данные документы подписаны адвокатом задним числом, а показания свидетеля С. основаны на слухах, поэтому являются недопустимым доказательством.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Кудрявцева Е.К. указывает о своем несогласии с ней и просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, дополнений и возражений на нее, Судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности осужденного, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Нарушений уголовно-процессуального закона при формировании коллегии присяжных заседателей судом не допущено.

Судебное следствие проведено в соответствии с требованиями ст. 335 УПК РФ, регламентирующей особенности суда присяжных.

Все ходатайства осужденного в соответствии с требованиями закона председательствующим рассмотрены и по ним приняты правильные решения.

Ходатайство осужденного о допуске в качестве защитника его отца судом обсуждено и обоснованно отклонено, о чем свидетельствует имеющееся в материалах дела постановление. В соответствии с требованиями ч. 2 ст. 49 УПК РФ допуск в качестве защитника наряду с адвокатом одного из близких родственников обвиняемого не является обязательным для суда, поэтому данное обстоятельство нельзя считать нарушением права на защиту, влекущим отмену приговора.

Данных о том, что на суде присяжных исследовались недопустимые доказательства или сторонам было отказано в исследовании допустимых доказательств, не установлено.

Показания свидетеля С. основаны не на догадках, как указывается в жалобе Г., а рассказе самих осужденных о совершенном ими преступлении. Каких-либо данных, свидетельствующих о недопустимости показаний С., по делу не установлено.

Ссылка в жалобе на нарушения закона, допущенные органами следствия при назначении экспертиз, в частности, несвоевременности ознакомления с постановлениями о назначении и заключениями экспертиз, не могут служить основанием к отмене приговора.

Из материалов дела следует, что 16 января 2004 года со всеми этими документами Г. и его адвокат были ознакомлены, о постановке дополнительных вопросов не просили, каких-либо ходатайств не заявляли (т. 2 л.д. 98 - 101). Данных о фальсификации указанных документов по делу не установлено.

Ссылка на то, что государственный обвинитель превысил свои полномочия, является несостоятельной.

Из протокола судебного заседания следует, что прокурор обоснованно сослался на наличие крови одного из потерпевших на рубашке Г., поскольку данное обстоятельство соответствует выводам эксперта биологической экспертизы, согласно которым происхождение крови, обнаруженной на рубашке Г. от Ш., не исключается. Не говорил прокурор и о том, что на вещественных доказательствах (ножках и сиденьях от стульев) найдены следы пальцев рук Г. В прениях сторон государственный обвинитель ссылался только на исследованные в судебном заседании доказательства в точном соответствии с их доказательственной значимостью и объективностью. С протоколом судебного заседания Г. был ознакомлен, замечаний в этой части не приносил.

Вопросный лист, напутственное слово председательствующего, вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст. ст. 339, 340, 343 УПК РФ.

Г. было предъявлено обвинение в убийстве двух лиц по предварительному сговору с Д., поэтому председательствующий правильно включил во второй и пятый вопросы совершение конкретных действий каждого из подсудимых по договоренности друг с другом.

Возражений против такой формулировки вопросов сторона защиты в судебном заседании не заявляла.

Не могут быть приняты во внимание доводы в жалобе Г. об отсутствии доказательств его причастности к убийству (отсутствие отпечатков пальцев его рук на ножках и сиденьях от табуретов), так как по этим основаниям не может быть обжалован и отменен приговор суда присяжных в кассационном порядке. Из материалов дела следует, что осужденный в установленном законом порядке был ознакомлен с особенностями рассмотрения дела с участием присяжных заседателей.

Постановленный приговор отвечает требованиям ст. 351 УПК РФ.

В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей действия Г. председательствующим квалифицированы правильно.

Что касается доводов в жалобе относительно квалификации действий осужденного по ст. 158 УК РФ, что, по мнению Г. расходится с позицией государственного обвинителя, то с ними согласиться нельзя по следующим основаниям.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей признано доказанным, что Г. и Д. после совершенного убийства потерпевших совместно и согласованно между собой изъяли из квартиры потерпевших ковер стоимостью 1000 рублей.

Эти действия осужденных правильно квалифицированы по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ как тайное хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Из материалов дела следует, что, ознакомившись с протоколом судебного заседания, государственный обвинитель принес замечания на неправильное отражение в протоколе его позиции в части квалификации действий осужденных по ст. 116 вместо 158 УК РФ. Из постановления судьи от 12 мая 2004 года с бесспорностью следует, что замечания прокурора признаны правильными, удостоверены и приобщены к протоколу судебного заседания. Указание на ст. 116 УК РФ, о чем идет речь в жалобе, является очевидной технической ошибкой, которая не является основанием к изменению приговора.

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности Г., все смягчающие обстоятельства, в том числе указанные в жалобе, поэтому оснований для смягчения Судебная коллегия не находит.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, по делу не установлено.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского областного суда с участием присяжных заседателей от 26 апреля 2004 года в отношении Г. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"