||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 24 мая 2006 г. N 823п05

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                           Радченко В.И.,

    членов Президиума                                 Верина В.П.,

                                                     Жуйкова В.М.,

                                                     Карпова А.И.,

                                                  Магомедова М.М.,

                                                Петроченкова А.Я.,

                                                    Разумова С.А.,

                                                   Свиридова Ю.А.,

                                                      Серкова П.П.

 

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного К. на приговор Московского городского суда от 3 декабря 1999 года, которым

К., <...>, несудимый,

осужден по ч. 1 ст. 327 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по п. "б" ч. 3 ст. 163 УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по п. п. "а", "в", "г", "ж" ч. 2 ст. 127 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ч. 4 ст. 33, п. п. "д", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 8 годам лишения свободы, по п. п. "д", "ж", "з", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 17 годам лишения свободы, по ч. 2 ст. 222 УК РФ к 1 году лишения свободы, по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 25 годам лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судом разрешены гражданские иски потерпевших К.М., И.В., И.А., решена судьба вещественных доказательств.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 13 июня 2000 года приговор изменен: действия К. переквалифицированы с ч. 2 ст. 222 УК РФ на ч. 4 ст. 222 УК РФ, по которой он от уголовной ответственности освобожден в связи с истечением срока давности; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 327, п. "в" ч. 3 ст. 162, п. "б" ч. 3 ст. 163, п. п. "а", "в", "г", "ж" ч. 2 ст. 127, ч. 4 ст. 33 и п. п. "д", "ж", "з" ч. 2 ст. 105, п. п. "д", "ж", "з", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ, назначено 24 года лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. В остальной части приговор оставлен без изменения.

Постановлением судьи Оленегорского городского суда Мурманской области от 17 августа 2004 года приговор приведен в соответствие с изменениями, внесенными Федеральным законом РФ от 8 декабря 2003 года, и постановлено считать К. осужденным по ч. 1 ст. 327 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 г.) к 2 годам лишения свободы, по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 г.) к 12 годам лишения свободы, по п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 163 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 г.) к 7 годам лишения свободы, по п. п. "а", "в", "г", "ж" ч. 2 ст. 127 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ч. 4 ст. 33 и п. п. "д", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 г.) к 8 годам лишения свободы, по п. п. "д", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 г.) к 17 годам лишения свободы, по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 24 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Мурманского областного суда от 30 ноября 2004 года постановление изменено: определено считать К. осужденным по ч. 1 ст. 327 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 г.), п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 г.), п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 163 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 г.), п. п. "а", "в", "г", "ж" ч. 2 ст. 127 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 г.), ч. 4 ст. 33 и п. п. "д", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 г.), п. п. "д", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 г.), по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 24 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По делу осужден Ж., в отношении которого надзорное производство не возбуждено.

К. в надзорной жалобе просит пересмотреть судебные решения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Хлебникова Н.Л., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступления потерпевших К.Е. и И.В., в которых они просили оставить жалобу без удовлетворения, мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Фридинского С.Н., полагавшего удовлетворить надзорную жалобу частично, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

К. осужден, с учетом внесенных в приговор изменений, за подделку официального документа, предоставляющего права, в целях его использования; за разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей; за вымогательство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия; за незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, в отношении двух лиц; за подстрекательство Г. к убийству И.Л., сопряженному с вымогательством, с особой жестокостью, группой лиц; за убийство И.Л., сопряженное с разбоем, группой лиц по предварительному сговору, с особой жестокостью.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах.

В феврале 1998 года К. по месту жительства в г. Москве: <...> изготовил подложный паспорт гражданина, вклеив в паспорт на имя П. серии <...>, фотографию Ж., который использовал его при совершении других преступлений.

Вступив в сговор на нападение в целях хищения чужого имущества, Ж. и К. для применения к потерпевшим физического и психологического воздействия приготовили ножовку, топорик для рубки мяса, кухонный и перочинный ножи, шнур, ленту-скотч, три пары наручников, газовый пистолет.

Под предлогом найма квартиры, используя поддельный паспорт, они обратились в фирму "Новый дом" и совместно с сотрудником фирмы И.Л., не осведомленной об их преступных намерениях, 3 апреля 1998 года, примерно в 16 часов, незаконно проникли в квартиру <...>, в которой проживала Г.

Ж. и К. выразили намерение снять указанную квартиру. При этом Ж. предъявил Г. и И.Л. поддельный паспорт на имя П. В процессе оформления договора найма Ж. напал на И.Л., повалил ее на пол, завел ей руки за спину и надел наручники, рот заклеил лентой-скотч, причинив своими действиями странгуляционную борозду в области рта и щек, рвано-ушибленные раны верхней губы и другие повреждения, не опасные для жизни.

В это время Королев совершил аналогичные действия в отношении Г., причинив ей ссадины, кровоподтеки и царапины лица, не повлекшие кратковременного расстройства здоровья. Затем Ж. обошел квартиру, составляя список ценного имущества, а К. по его предложению надел И.Л. на голову полиэтиленовый пакет и оттащил ее в ванную комнату, где оставил на длительное время, причинив ей особые мучения и страдания.

Ж., посчитав, что ценностей в квартире недостаточно, стал вымогать у Г. 10000 долларов США, угрожая ей в случае отказа причинением тяжкого вреда здоровью с применением имевшихся у него предметов, используемых в качестве оружия, и убийством. В дальнейшем, решив, что у Г. не имеется требуемой суммы, добился от потерпевшей согласия взять в долг деньги и передать им требуемую сумму. В целях реализации преступного умысла и получения сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам Г., угрожая ей физической расправой и убийством, заставлял потерпевшую совершить убийство И.Л.

Для этого вручил Г. удавку и заставлял ее затянуть петлю на шее И.Л., которую К. привел из ванной комнаты и посадил в коридоре на стул, привязав ноги к ножке стула. При этом ее действия снимал на видеокамеру.

С целью скрыть ранее совершенный разбой Ж. предложил К. задушить И.Л., после чего К. сдавил ей шею удавкой, что привело к механической асфиксии, от которой потерпевшая скончалась на месте.

Ж. и К. завладели принадлежащими Г. серьгами стоимостью 106 рублей 45 копеек и наручными часами, не представляющими ценности, а также деньгами И.Л. в сумме 200 долларов США.

Затем во исполнение умысла на завладение 10000 долларов США Ж. совместно с Г., примерно в 19 часов 30 минут, приехал в гостиницу "Интурист", где был задержан сотрудниками правоохранительных органов.

В надзорной жалобе К. просит отменить судебные решения в части осуждения его по ч. 2 ст. 127, ч. 4 ст. 33 и ч. 2 ст. 105 УК РФ и производство по делу прекратить за отсутствием в деянии состава преступления, а также переквалифицировать его действия с п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ на ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года), снизить ему срок наказания до 12 лет.

В обоснование указывает, что при нападении здоровью Г. не причинялся тяжкий вред, а И.Л. не была объектом нападения и цель убийства последней была иной. К Г. также не предъявлялось требований оставаться в определенном месте, не было прямого умысла на лишение ее свободы. Его действия не образуют состав подстрекательства к убийству.

Потерпевшие И.А. и И.В. представили возражения на жалобу, указывая при этом, что осуждение К., в том числе по указанным статьям, является обоснованным, а назначенное ему наказание - справедливым.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев надзорную жалобу осужденного К. и проверив уголовное дело в отношении него в соответствии с ч. 1 ст. 410 УПК РФ в полном объеме, находит судебные решения подлежащими изменению по следующим основаниям.

Преступление, за которое К. осужден по ч. 1 ст. 327 УК РФ (подделка официального документа, предоставляющего права, в целях его использования), отнесено законом к категории преступлений небольшой тяжести. С момента его совершения в феврале 1998 года и до вступления приговора в законную силу 13 июня 2000 года, когда состоялось кассационное рассмотрение дела, истек предусмотренный п. "а" ч. 1 ст. 78 УК РФ срок давности привлечения к уголовной ответственности. В связи с этим суд кассационной инстанции должен был освободить К. от наказания, назначенного по ч. 1 ст. 327 УК РФ, однако не сделал этого, поэтому необходимо внести в судебные решения соответствующее изменение.

Квалифицируя действия К. по п. п. "а", "в", "г", "ж" ч. 2 ст. 127 УК РФ, предусматривающей ответственность за незаконное лишение человека свободы, суд в приговоре указал, что потерпевшие И.Л. и Г. на протяжении примерно 3 часов незаконно удерживались в квартире последней, при этом нападавшие сковывали их наручниками, рот каждой залепили липкой лентой, на голову И.Л. периодически надевали полиэтиленовый пакет и помещали ее на некоторое время в ванную комнату.

Между тем из обстоятельств дела следует, что ограничение потерпевших свободы в данном случае являлось одной из форм насилия, применяемого к ним в ходе разбойного нападения и вымогательства для завладения имуществом.

Поскольку умысел К. при этом был направлен не на лишение потерпевших свободы, а на хищение чужого имущества, то дополнительная квалификация его преступных действий по п. п. "а", "в", "г", "ж" ч. 2 ст. 127 УК РФ является излишней, в связи с чем осуждение Королева по данной статье подлежит исключению.

Наряду с этим К. необоснованно осужден по ч. 4 ст. 33, п. п. "д", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ (за подстрекательство Г. к убийству И.Л.).

Как видно из приговора, суд пришел к выводу о том, что К. и Ж. не договаривались подстрекать Г. к убийству И.Л.

Согласно ч. 4 ст. 33 УК РФ, подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом.

Однако суд не установил совершение К. каких-либо действий, которые могли бы рассматриваться как подстрекательство к убийству.

Из описания в приговоре преступного деяния, признанного доказанным, следует, что в процессе вымогательства К. лишь привел И.Л. из ванной комнаты в коридор и, посадив ее, привязал ноги к ножке стула.

Склонял же Г. к убийству И.Л., как указано в приговоре, Ж., который при этом вручил ей удавку и, угрожая физической расправой и убийством, заставлял ее затянуть петлю на шее И.Л.

При таких обстоятельствах судебные решения в части осуждения К. по ч. 4 ст. 33, п. п. "д", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ подлежат отмене, а дело - прекращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

Виновность К. в совершении вымогательства чужого имущества, а также разбойного нападения и убийства потерпевшей И.Л. подтверждена рассмотренными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами, совокупность которых достаточна, чтобы признать обоснованным осуждение его за эти преступления.

Довод К. о переквалификации разбойного нападения на ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) по мотивам того, что нападение совершалось якобы в отношении одной Г., удовлетворению не подлежит.

Судом установлено, что действия нападавших в отношении обоих потерпевших были объединены единым умыслом и направлены, в том числе при лишении жизни И.Л., на достижение корыстной цели - завладение чужим имуществом, для достижения которой и было совершено убийство последней.

В то же время квалификацию содеянного по признаку совершения разбойного нападения с незаконным проникновением в жилище нельзя признать обоснованной.

Как видно из материалов дела, и это нашло отражение в приговоре, в квартиру Г. нападавшие пришли с разрешения потерпевшей, которая намеревалась сдать квартиру в аренду и сама впустила их, чтобы обсудить условия договора. Поэтому квалифицирующий признак разбоя - "с незаконным проникновением в жилище" из осуждения К. по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ необходимо исключить.

Суд неправильно квалифицировал убийство К. потерпевшей И.Л. как совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Из приговора следует, что исполнителем убийства был лишь К., который по предложению Ж. один задушил И.Л. удавкой из шнура.

Поскольку квалификация убийства по признаку "группой лиц по предварительному сговору" предполагает не менее двух исполнителей преступления, что в данном случае не установлено, то осуждение К. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ является ошибочным и подлежит исключению из судебных решений.

Кроме того, ни сам способ убийства, ни другие обстоятельства его совершения не давали суду оснований квалифицировать действия К. по признаку особой жестокости. Ссылка в приговоре на то, что перед лишением жизни и в процессе совершения убийства к И.Л. применялись истязания, не мотивирована.

Более того, следственными органами К. не вменялось применение к потерпевшей истязания как признака проявления при убийстве особой жестокости. Осуждение его по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ также подлежит исключению.

В связи с уменьшением объема обвинения К. надлежит смягчить наказание по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ и назначить более мягкое наказание по совокупности преступлений.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 407, п. 6 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

1. Надзорную жалобу осужденного К. удовлетворить частично.

2. Приговор Московского городского суда от 3 декабря 1999 года, определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 13 июня 2000 года, постановление судьи Оленегорского городского суда Мурманской области от 17 августа 2004 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Мурманского областного суда от 30 ноября 2004 года в отношении К. в части осуждения его по ч. 4 ст. 33, п. п. "д", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ отменить и производство по делу в этой части прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

Эти же судебные решения в отношении К. изменить: освободить его от наказания, назначенного по ч. 1 ст. 327 УК РФ; исключить осуждение по п. п. "а", "в", "г", "ж" ч. 2 ст. 127 УК РФ, а также осуждение по п. п. "ж", "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ; из осуждения по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ исключить квалифицирующий признак разбоя - "с незаконным проникновением в жилище"; смягчить ему наказание по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ до 16 лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. "в" ч. 3 ст. 162, п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 163, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, назначить К. 22 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части судебные решения о нем оставить без изменения.

 

Председательствующий

В.И.РАДЧЕНКО

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"