||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 мая 2006 года

 

Дело N 73-о05-46

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                           Разумова С.А.,

    судей                                             Зыкина В.Я.,

                                                     Зеленина С.Р.

 

рассмотрела в судебном заседании 23.05.2006 кассационные жалобы осужденных К. и Т. на приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 26.07.2005, по которому

К., <...>, судимый

1. 15.12.1997 по ст. ст. 213 ч. 1, 119 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года,

2. 06.07.1999 по ст. ст. 158 ч. 2 п. "в", 228 ч. 1, 70 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 12.09.2003 по отбытии срока наказания,

3. 24.11.2004 по ст. 158 ч. 1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ к 15 годам лишения свободы, ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 15 годам лишения свободы, ст. 167 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ определено 24 года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, назначенное приговором от 24.11.2004 наказание постановлено исполнять самостоятельно;

Т., <...>, судимый 25.06.2001 по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ к 1 году лишения свободы, освобожден 15.11.2001 по отбытии срока наказания,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 12 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Приговором также решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Зеленина С.Р., выступления осужденного К. с использованием систем видеоконференц-связи и защитника Арутюновой И.В., поддержавших доводы его кассационной жалобы, мнение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Костюченко В.В., полагавшего приговор оставить без изменения как законный и обоснованный, Судебная коллегия

 

установила:

 

К. и Т. осуждены за совершенное группой лиц убийство Б., а К., кроме того, за убийство П. с целью скрыть другое преступление и за умышленное уничтожение чужого имущества путем поджога, причинившее значительный ущерб.

Преступления были совершены 25.06.2004 в г. Кяхта Республики Бурятия при обстоятельствах, указанных в приговоре.

Осужденный К. в кассационной жалобе утверждает, что дело сфабриковано следователями, которые уговаривали его взять вину на себя, оказывали давление, вели следствие односторонне. Во время задержания он был избит, допрошен как свидетель.

Просит разобраться в ситуации, так как преступление не совершал и вина его не доказана. Ссылается на то, что свидетели - заинтересованные лица, работники милиции, давали ложные показания, Т. - противоречивые, а сам Т. в первых показаниях вину в убийствах признавал, что подтверждается наличием крови на его одежде.

Не отрицает, что С. видел его при описываемых событиях, однако утверждает, что лишь пытался вытащить Б. из бассейна.

В суде он настаивал на вызове свидетелей, но их показания были только оглашены. На следствии его дядю К. заставляли давать показания, а Т. необоснованно отказалась от проведения очной ставки.

Утверждает об отсутствии помощи со стороны назначенных адвокатов, о несогласии с протоколом судебного заседания, с характеристикой участкового.

Все его ходатайства отклонены, в том числе о вызове психиатра и врача, свидетеля С., проведении экспертизы Т.

Писал заявление на предварительное слушание, но его в деле нет.

Осужденный Т. в кассационной жалобе и дополнениях к ней считает приговор слишком строгим и несправедливым к нему. С обвинением не согласен: сначала оговорил себя, потом дал чистосердечные показания, которых нет в деле, потом давал свидетельские показания в отношении К.

Утверждает, что он убежал, когда К. прыгнул на Б. и стал ее топить, поэтому обвинение его в убийстве группой лиц не соответствует установленным обстоятельствам.

Следователь, пользуясь его неграмотностью, не указал, что К. заставлял его вынести Б. на улицу. Угрозы К. подтвердили С. и О. Он был вынужден подчиниться приказу К., у которого был нож, тащить потерпевшую на улицу, что исключает вывод о его сговоре с К.

Кроме того, утверждает, что все дело сфабриковано, следователь подкупил его, чтобы он дал показания, что потерпевшая дышала, и подписал чистый протокол.

Обращает внимание на то, что покинул место преступления, когда потерпевшая была жива, в дополнение к кассационной жалобе отрицает, что знал, что потерпевшая жива.

Просит изменить режим колонии, приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

Государственный обвинитель Караваев Е.Н. и потерпевшая И. возражают на доводы кассационных жалоб осужденных, полагая, что приговор является законным и обоснованным.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Вина осужденных в совершении указанных в приговоре убийств полностью подтверждена совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, которым дана в приговоре надлежащая оценка.

В основу выводов суда о виновности К. в убийстве П. положены, помимо других доказательств, показания Т. на следствии и в судебном заседании, из которых видно, что К. наносил лежащему на полу П. удары руками в крови, а когда К. встал, увидел в его руке нож. П. после этого лежал в луже крови и не подавал признаков жизни, показания О., К.А., которые со слов Т. показали об убийстве К. мужчины, заключение экспертизы о наступлении смерти П. от острого кровотечения в результате причинения колото-резаных ран грудной клетки с повреждением легкого и сердечной сорочки.

Приведенные показания Т., таким образом, соответствуют другим доказательствами по делу, последовательны, были подтверждены им при проверке на месте и на очной ставке с К., поэтому обоснованно признаны судом достоверным доказательством вины К., которая, несмотря на непризнание ее осужденным, подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Вина как К., так и Т. в убийстве Б. также подтверждена показаниями осужденного Т., из которых видно, что К. душил Б., после чего она лежала, не подавая признаков жизни, потом они вместе вытащили Б., живую, но без сознания, из дома и по предложению К. бросили ее в бассейн с водой, а когда она стала кричать, К. спрыгнул в бассейн и стал топить ее, показаниями свидетеля С., который слышал крики Б. и видел, как К. прыгнул в бассейн на Б., а Т. в это время стоял рядом с бассейном, выводами эксперта о наступлении смерти потерпевшей от асфиксии в результате утопления в воде в совокупности с фактом обнаружения ее трупа в бассейне.

Доводы К. о том, что следователь уговаривал его взять вину на себя, что он был избит при задержании, что его первых показаний в деле нет, а 12 мая он допрашивался как свидетель, не могут повлиять на законность и обоснованность приговора, поскольку К. на следствии не признавал себя виновным и его показания не положены судом в основу обвинительных выводов по делу.

Доводы К. о его невиновности и оговоре его Т. и заинтересованными свидетелями, которые дали ложные показания, проверялись и отвергнуты судом первой инстанции обоснованно, с приведением в приговоре убедительных и основанных на исследованных в судебном заседании доказательствах.

Судебная коллегия соглашается с указанной оценкой суда первой инстанции, поскольку доказательства виновности К. соответствуют друг другу, являются допустимыми, оснований не доверять им у суда не было, не приведено таких убедительных оснований и в кассационной жалобе.

Как первоначальные показания Т. о совершении им преступлений, так и сведения о наличии крови на его одежде после указанных событий исследованы судом, проверены, в том числе пояснениями самого Т., показаниями свидетелей и оценены в приговоре как опровергающие вину К.

Показания свидетеля Т.В. изложены в приговоре. В судебном заседании выяснялись причины противоречий в них, и она дала соответствующие пояснения по этому поводу. Оценка показаний этого свидетеля дана в приговоре с учетом указанных обстоятельств. У Судебной коллегии не имеется оснований ставить под сомнение данную судом первой инстанции оценку.

То обстоятельство, что в ходе предварительного следствия не была проведена очная ставка между К. и Т.В., не может повлечь признание вынесенного приговора незаконным, поскольку в судебном заседании этот свидетель был допрошен, и подсудимый К. имел возможность задать свидетелю те вопросы, которые считал нужными.

Показания свидетеля С., будучи оцененными в совокупности с другими доказательствами вины К., правильно положены в основу обвинительных выводов суда, поскольку соответствуют приведенным выше показаниям Т. о том, что К. прыгнул в бассейн на Б. и стал топить ее, и опровергают версию К. о том, что он прыгнул в бассейн и пытался вытащить Б. из него.

Доводы К. о недопустимости показаний свидетеля К.М. не могут повлиять на оценку вынесенного приговора как законного и обоснованного, поскольку суд хотя и огласил по ходатайству государственного обвинителя показания этого свидетеля о характеризующих осужденного данных, однако в приговоре этих показаний не привел и в основу своих выводов о виновности К. и определении ему меры наказания не положил.

Доводы кассационной жалобы К. о том, что он настаивал на вызове свидетелей, а их показания огласили, опровергаются протоколом судебного заседания, из которого видно (т. 4 л.д. 71 - 72), что стороны, в том числе К., не возражали против ходатайства государственного обвинителя об оглашении в судебном заседании показаний ряда свидетелей, в том числе Т.Е., К.А., А.

Также необоснованным является довод осужденного о том, что все его ходатайства отклонялись судом. Как видно из протокола судебного заседания, К. было заявлено ходатайство о вызове в суд свидетелей С.А., П.А., которое удовлетворено судом (т. 4 л.д. 70), свидетель С.А. явился в суд и был допрошен, а П.А. по указанному адресу не проживает. Кроме того, по ходатайствам К. были оглашены показания Т., данные им на следствии (т. 4 л.д. 74), справка оперуполномоченного о проделанной работе (т. 4 л.д. 90), приобщены к делу записки от Г. и вызван для допроса в судебном заседании он сам (т. 4 л.д. 79), вызвана в суд и допрошена свидетель Т.В. (т. 4 л.д. 86 - 87).

В то же время судом были обоснованно отклонены ходатайства подсудимого К. об оглашении показаний Т. (т. 4 л.д. 76), поскольку эти показания уже были оглашены в судебном заседании ранее, и о повторном вызове в суд свидетеля С., поскольку указанные в ходатайстве о его вызове вопросы уже были выяснены при допросе С. (т. 4 л.д. 83 - 84).

Судебная коллегия находит обоснованным решение суда об отказе в повторном вызове свидетеля, принимая также во внимание то обстоятельство, что С. был допрошен в судебном заседании с соблюдением права стороны защиты задать ему вопросы, при этом свидетель отвечал и на вопросы К. (т. 4 л.д. 65 - 67).

Также обоснованно, с приведением убедительных мотивов, были отклонены судом ходатайства К. о вызове для допроса медицинских работников и следователя и о приобщении к делу отсутствующих в нем процессуальных документов (т. 4 л.д. 86 - 87).

Ходатайство о проведении экспертизы Т. заявлялось К. и было рассмотрено и отклонено с соблюдением надлежащей процедуры в стадии предварительного расследования дела. На предварительном слушании и в судебном заседании при рассмотрении дела по существу такое ходатайство К. не заявлялось.

Доводы осужденного о том, что назначенные ему адвокаты не оказывали ему юридической помощи, опровергаются материалами дела. В подготовительной части судебного заседания К. заявил, что согласен на защиту адвокатом Базаровым А.Д. (т. 4 л.д. 60), в дальнейшем от услуг этого защитника не отказывался. Из протокола судебного заседания видно, что защитник Базаров А.Д. принимал участие в разбирательстве дела, в том числе в исследовании доказательств, решении процессуальных вопросов, в прениях сторон он поддержал позицию подсудимого К.

Таким образом, у Судебной коллегии не имеется оснований утверждать о нарушении права К. на защиту.

Принесенные К. замечания на протокол судебного заседания рассмотрены судом в соответствии с законом (т. 4 л.д. 148).

Доводы К. о том, что в деле нет заявления, которое он писал в прокуратуру на предварительное слушание, не могут являться основанием для отмены приговора суда, поскольку предварительное слушание было проведено судом в соответствии с законом, при соблюдении прав обвиняемого, в том числе на заявление ходатайств, заявленные им ходатайства были разрешены.

Содержащиеся в кассационной жалобе Т. утверждения о том, что он давал показания по просьбе следователя, был введен им в заблуждение, опровергаются последовательностью его показаний, данных с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, с участием защитника, с разъяснением права обвиняемого давать показания или отказаться от их дачи.

Доводы Т. об отсутствии в его действиях состава убийства опровергаются установленными судом фактическими обстоятельствами дела, из которых видно, что он по предложению К. сбросил в наполненный водой бассейн находившуюся в бессознательном состоянии живую Б. Эти действия свидетельствуют о намерении Т. причинить потерпевшей смерть и выполнении им действий, направленных на достижение этого результата. То обстоятельство, что после этого К. еще топил Б., не влияет на юридическую оценку действий Т., поскольку осужденные действовали совместно, согласованно, и именно от этих их действий наступила смерть потерпевшей от утопления.

Доводы Т. о том, что К. заставлял его совершать вменяемые ему действия, выдвигались им в суде первой инстанции, проверялись судом и отвергнуты с приведением в приговоре убедительных мотивов, основанных на анализе исследованных доказательств, свидетельствующих о том, что никакого насилия или иного принуждения К. к Т. не применялось. Не свидетельствовал об этом и допрошенный судом С., на показания которого Т. ссылается в кассационной жалобе.

Подтвержденные свидетелем О. угрозы К. высказывались Т. лишь в ходе производства по делу в связи с дачей Т. показаний, что не может повлиять на оценку установленных судом действий осужденного во время совершения преступления.

Показания Т. приведены в приговоре, проанализированы судом и им дана оценка в совокупности с другими доказательствами по делу с учетом доводов как К., так и самого Т.

Таким образом, утверждение обоих осужденных о том, что все дело сфабриковано, опровергается приведенными доводами о доказанности вины осужденных в убийстве Б., а К. - и в убийстве П.

При назначении наказания судом учтены как общественная опасность совершенных деяний, так и данные о личности осужденных. Оснований не доверять имеющимся в деле характеристикам не имеется.

Режим колонии назначен Т. в соответствии с требованиями закона и произвольному изменению не подлежит.

Признавая несостоятельными доводы кассационных жалоб осужденных, Судебная коллегия находит необоснованным вывод суда о виновности К. в совершении преступления, предусмотренного ст. 167 ч. 2 УК РФ.

Обязательным признаком этого преступления является причинение значительного ущерба.

Однако в нарушение требований ст. ст. 73, 297 УПК РФ вывод суда о том, что в результате поджога дома был причинен материальный ущерб на сумму 5000 рублей, являющийся значительным, не подтвержден достаточной совокупностью доказательств и не обоснован.

Потерпевшая И. показала в судебном заседании, что после пожара почти две машины испорченных вещей вывезли из дома, и ущерб в пять тысяч рублей является значительным.

Однако какие именно вещи были уничтожены или повреждены в результате пожара, кем оценивался ущерб и в каком порядке, из этих показаний не видно.

Без указания таких сведений предъявленное К. обвинение в этой части следует признать неконкретным и лишенным достаточного основания.

Других доказательств, касающихся этого вопроса, судом не исследовано и не приведено в приговоре.

Суждение суда о мотивах признания указанной суммы значительным материальным ущербом в приговоре отсутствует, а мнение потерпевшей по этому поводу может являться лишь доказательством, подлежащим оценке наряду с другими доказательствами и в совокупности с ними.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия приходит к выводу о недостаточности доказательств для достоверного вывода о наличии в действиях К. всех признаков состава преступления, предусмотренного ст. 167 УК РФ, в этой части отменяет приговор и прекращает дело в связи с отсутствием в действиях К. состава указанного преступления.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 26.07.2005 в отношении К. в части осуждения его по ст. 167 ч. 2 УК РФ отменить, дело в этой части прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления.

Назначить К. в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. "к", 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ, путем частичного сложения наказаний 22 года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В остальном указанный приговор в отношении К. и Т. оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"