||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 мая 2006 года

 

Дело N 48-О06-32сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Свиридова Ю.А.,

    судей                                         Червоткина А.С.,

                                                      Хинкина В.С.

 

рассмотрела кассационные жалобы осужденных Ц. и С. на приговор суда присяжных Челябинского областного суда от 17 ноября 2005 года, которым

С., <...>, несудимый,-

осужден к лишению свободы по:

ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на четырнадцать лет;

ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на одиннадцать лет со штрафом в размере 50000 рублей.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений С. назначено шестнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 50000 рублей.

Ц., <...>, судимый: 2 декабря 1993 г. по ст. ст. 144 ч. 3, 145 ч. 3 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 2 года; 15 июня 1995 г. по ст. ст. 144 ч. 2; 15, 144 ч. 2, 40, 41 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы; 31 марта 1997 г. по ст. ст. 147 ч. 2, 148 ч. 4, 102 п. п. "а", "е" УК РСФСР, ст. ст. 325 ч. 2, 126 ч. 2, 40 ч. ч. 1, 3 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы, освобожден 1 февраля 2005 г. по отбытии наказания,

осужден к лишению свободы по:

ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на шестнадцать лет;

ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на двенадцать лет со штрафом в размере 50000 рублей.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений Ц. назначено восемнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 50000 рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Червоткина А.С., объяснения осужденного С., подтвердившего доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Гостюжевой И.А. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

судом с участием присяжных заседателей при обстоятельствах, изложенных в приговоре, Ц. и С. признаны виновными в совершении по предварительному сговору группой лиц 6 марта 2005 года в г. Магнитогорске Челябинской области разбойного нападения на Ш. и его убийства группой лиц по предварительному сговору, сопряженного с разбоем.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный С. просит изменить приговор и снизить наказание, указывая на то, что оно назначено без учета смягчающих обстоятельств - явки с повинной, активного способствования раскрытию преступления и изобличению другого его участника, в содеянном он чистосердечно раскаялся, ранее не судим, характеризуется положительно, имеет малолетнего ребенка и является единственным кормильцем в семье;

осужденный Ц. просит приговор отменить с направлением дела на новое судебное рассмотрение, указывая на то, что в своем ответе N 5 присяжные заседатели признали его виновным в причинении потерпевшему телесных повреждений, которые не явились причиной смерти, но он необоснованно осужден за убийство.

Утверждает, что о дне судебного заседания он своевременно извещен не был и не успел к нему подготовиться. Судом был нарушен принцип состязательности сторон. В судебном заседании не была допрошена свидетель С.А., ее показания судом не исследовались.

Участвовавшие в его задержании работники милиции Л. и В., понятые С. и Ш. давали по делу противоречивые показания, однако судья необоснованно отклонил его ходатайство об их допросе в присутствии присяжных заседателей так же, как и ходатайство об оглашении при них заявления осужденного С. о том, что тот в ходе предварительного следствия оклеветал его. Судья довела до сведения присяжных заседателей о судимости свидетеля Ч., доставленной в суд из мест лишения свободы. Демонстрируя вещественные доказательства, прокурор не предъявил опечатанный мешок, в котором они хранились. В своей речи он оказал незаконное воздействие на присяжных заседателей, заявив, что свидетели являются родственниками подсудимых и пытаются помочь им. Судья незаконно отказал стороне защиты в изменении очередности вопросов в вопросном листе. Состав присяжных заседателей был незаконным, так как часть из них - Б., С.В., А. и Ш. - не могли быть беспристрастными, поскольку они ранее либо привлекались к административной ответственности, либо подвергались насилию. В то время, когда судья возвращала присяжных заседателей в совещательную комнату, их старшина заявил, что ответы на вопросы они давали по имевшемуся у них образцу, то есть их решение было заранее определено. Судья неоднократно прерывал его выступление с последним словом. Утверждает, что было нарушено его право на ознакомление со всеми материалами дела, в том числе появившимися в нем после выполнения требований ст. 217 УПК РФ.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Калинина О.В. просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, Судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Ц. и С., основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Постановленный приговор отвечает требованиям закона, определяющим изъятия при постановлении приговора с участием присяжных заседателей.

Процессуальные особенности и юридические последствия рассмотрения дела с участием присяжных заседателей, предусмотренные главами 42, 43 и 45 УПК РФ, обоим осужденным разъяснялись в полном объеме.

Данных о том, что на суде присяжных исследовались недопустимые доказательства, или сторонам было отказано в исследовании доказательств, не установлено.

Изложенные в кассационной жалобе осужденного Ц. доводы о том, что из вердикта коллегии присяжных заседателей можно сделать вывод о наличии в его действиях не убийства, а другого преступления, не связанного с причинением смерти потерпевшему, являются несостоятельными.

Как видно из материалов дела, на поставленный перед присяжными заседателями вопрос N 5 о том, доказано ли, что Ц. заранее договорился с другим лицом о нападении на водителя такси, лишении его жизни и завладении принадлежащими ему денежными средствами и личными вещами, сел в автомобиль под управлением Ш., затем напал на него вместе с другим лицом, нанес не менее 3 ударов руками по голове и телу Ш., нанес ему не менее 2 ударов ножом в переднюю поверхность живота и вместе с другим лицом причинил описанные в 1 вопросе телесные повреждения (в том числе колото-резаное проникающее ранение в полость брюшины с повреждением брюшины и печени, а также удушение - механическая асфиксия), а также на вопрос, виновен ли Ц. в совершении этих действий, присяжные заседатели дали единогласно утвердительные ответы.

Утвердительные же ответы были даны ими и на аналогичные вопросы в отношении С.

Из ответов присяжных заседателей с очевидностью следует, что Ц. и С., заранее договорившись, в том числе и о лишении жизни потерпевшего, оба применяли по отношению к нему насилие с этой же целью, оба причинили ему телесные повреждения, в том числе и те, от которых наступила его смерть.

Поэтому суд обоснованно квалифицировал действия Ц. по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ как убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем.

Изложенные в кассационной жалобе осужденного Ц. доводы о том, что по делу был нарушен уголовно-процессуальный закон и его процессуальные права, также не могут быть признаны обоснованными.

О дне слушания уголовного дела - 26 сентября 2005 года Ц. был извещен своевременно при оглашении постановления о назначении судебного заседания по итогам предварительного слушания 25 августа 2005 года, проводившегося с его участием. Из его расписки (т. 3 л.д. 8) следует, что копию этого постановления он получил 30.08.2005. Более того, в назначенный день судебное заседание не состоялось и было отложено на 19 октября 2005 года. Поэтому он имел достаточное время и возможность подготовиться к судебному заседанию.

Коллегия присяжных заседателей была сформирована в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ.

Из протокола судебного заседания следует, что кандидат в присяжные заседатели С.В. не вошел в состав коллегии. Ходатайство о мотивированном отводе кандидату в присяжные заседатели Б., заявленное адвокатом К. в связи с тем, что в отношении ее свекра было совершено преступление, было в соответствии с законом рассмотрено и обоснованно отклонено, так как сама кандидат в присяжные заседатели жертвой преступления не была, а свекор не является ее близким родственником, и это не может отразиться на ее беспристрастности. Кандидатам в присяжные заседатели А. и Ш. мотивированных отводов заявлено не было.

Сторона защиты, в том числе сам осужденный Ц., воспользовался правом немотивированного отвода кандидатам в присяжные заседатели, однако не заявил такового в отношении кандидатов, на которых указывает в своей кассационной жалобе. Заявлений о тенденциозности сформированного состава коллегии присяжных заседателей либо о нарушениях, допущенных при ее отборе, со стороны участников процесса не поступало.

Не могут быть признаны обоснованными и доводы осужденного Ц. о том, что судом были допущены нарушения при исследовании доказательств, в том числе при допросе свидетелей.

В соответствии с принципом состязательности сторон, согласно требованиями ст. ст. 15, 274 УПК РФ в ходе судебного разбирательства доказательства представляют сторона обвинения и сторона защиты.

Из протокола судебного заседания следует, что допрос свидетеля С.А. был заявлен стороной обвинения. Свидетель в судебное заседание не явилась, и на ее допросе обвинение не настаивало. Ни осужденный Ц., ни его адвокат о допросе свидетеля С.А. в судебном заседании либо об оглашении ее показаний не просили, согласились закончить судебное следствие в ее отсутствие.

В соответствии со ст. ст. 334, 335 ч. ч. 6, 7 УПК РФ в ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями. Другие вопросы, в частности о недопустимости доказательств, рассматриваются председательствующим единолично, в отсутствие присяжных заседателей.

В связи с этим председательствующим обоснованно было отклонено ходатайство об оглашении заявления С., в котором он сообщал о причинах и обстоятельствах дачи им показаний в ходе предварительного следствия. Осужденный С. был допрошен в судебном заседании, фактически огласил сведения, содержащиеся в этом заявлении, были исследованы и показания, данные им в ходе предварительного следствия.

По этим же причинам суд обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства Ц. о допросе в присутствии присяжных заседателей в качестве свидетелей понятых С. и Ш., работника милиции Л., присутствовавших при задержании Ц. и изъятии у него предметов одежды. Законность протокола задержания Ц., изъятия у него вещей проверялась судом в ходе предварительного слушания, он признан соответствующим закону. При этом в качестве свидетелей были допрошены С. Е.Н., а также работники милиции Л. и В., участвовавшие при задержании Ц. В судебном заседании ходатайство о признании недопустимым данного протокола заявлено не было, а указанные свидетели в присутствии присяжных заседателей не могли быть допрошены, поскольку в компетенцию присяжных заседателей не входит рассмотрение вопросов о порядке сбора доказательств по делу и об обстоятельствах задержания подозреваемых.

Доводы Ц. о том, что судья нарушила принцип состязательности сторон, сообщив присяжным заседателям сведения о судимости свидетеля защиты Ч., не соответствуют протоколу судебного заседания. Свидетель Ч. была допрошена судом в присутствии ее адвоката Жихаревой Т.Г., замечаний от которой, как и от других участников процесса, не поступило.

Вещественные доказательства осмотрены в судебном заседании в соответствии со ст. 284 УПК РФ, и каких-либо замечаний, в том числе о ненадлежащей их упаковке, со стороны защиты не поступало.

Составленный по делу вопросный лист соответствует требованиям ст. 339 УПК РФ. Из протокола судебного заседания усматривается, что адвокат К. заявляла ходатайство об изменении очередности поставленных в нем вопросов. Она просила поменять местами вопросы N 2 (о том, доказано ли, что указанное в первом вопросе деяние совершил С.) и вопрос N 5 (о том, доказано ли, что указанное в первом вопросе деяние совершил Ц.).

В соответствии с ч. 7 ст. 339 УПК РФ вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, ставятся в отношении каждого подсудимого отдельно. При этом в отношении кого из подсудимых поставлены вопросы первыми, а в отношении кого из них - последующими, существенного значения не имело и не могло повлиять на вынесенный присяжными заседателями вердикт.

Прения сторон проведены в соответствии с требованиями ст. 336 УПК РФ. Ссылки Ц. на то, что государственный обвинитель оказывала незаконное воздействие на присяжных заседателей, давая неверную оценку показаниям свидетелей - родственников подсудимого, не соответствуют протоколу судебного заседания.

Доводы о том, что присяжные заседатели принимали решение по имеющемуся у них образцу, также опровергаются материалами дела.

Как видно из протокола судебного заседания, по выходу коллегии присяжных заседателей из совещательной комнаты председательствующий нашел вынесенный ими вердикт неясным только в части ответа на 4 вопрос (о том, заслуживает ли С. снисхождения). В соответствии со ст. 345 ч. 2 УПК РФ присяжным заседателям было предложено возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений в ответ на указанный вопрос, что и было сделано. Каких-либо замечаний со стороны участников процесса по этому поводу не поступало.

Не соответствует протоколу судебного заседания и утверждение осужденного Ц. о том, что председательствующим неоднократно прерывалось его выступление с последним словом (т. 3 л.д. 125, 131). Судья обоснованно прерывал выступление Ц. в судебных прениях, когда подсудимый ссылался на применение к нему незаконных методов при допросах в ходе предварительного следствия, поскольку сообщение таких сведений присяжным заседателям не соответствует закону.

Со всеми материалами дела Ц. был ознакомлен по окончании предварительного следствия, о чем имеется соответствующий протокол (т. 2 л.д. 182 - 183). В судебном заседании по его просьбе он был ознакомлен с материалами предварительного слушания (т. 3 л.д. 91), а по его окончании - с протоколом судебного заседания и принес на него замечания, которые в соответствии с законом были рассмотрены (т. 3 л.д. 170 - 174). Все остальные имеющиеся в материалах дела документы (письменные ходатайства участников процесса, ордера адвокатов, расписки о вручении копий процессуальных документов и т.д.) обозревались в судебном заседании, и, следовательно, с ними осужденный Ц. также был ознакомлен. Поэтому его право на защиту и на ознакомление со всеми материалами уголовного дела нельзя считать нарушенным.

Таким образом, каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлиять на вынесенный присяжными заседателями вердикт, по делу допущено не было.

При обстоятельствах, установленных вердиктом присяжных заседателей, действия Ц. и С. председательствующим квалифицированы правильно.

Наказание Ц. и С. назначено в соответствии с законом, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, данных, характеризующих личность каждого из них, всех обстоятельств дела, и оснований для его снижения не имеется.

Изложенные в кассационной жалобе осужденного С. доводы о том, что оно назначено без учета смягчающих обстоятельств - явки с повинной, активного способствования раскрытию преступления и чистосердечного раскаяния в содеянном, не могут быть признаны обоснованными.

Как видно из материалов дела, С. был задержан 9 марта 2005 года на том основании, что очевидцы прямо указали на него как на лицо, совершившее преступление (т. 1 л.д. 98 - 99). С явкой с повинной С. никуда не обращался. Его участие в совершении преступления было подтверждено совокупностью доказательств, в том числе подробными показаниями очевидца преступления - свидетеля В.О., в том числе с выходом на место преступления. В судебном заседании С. виновным себя признал частично, отрицая предварительный сговор на совершение преступления и свою причастность к убийству потерпевшего, утверждая, что убийство совершено не осужденными, а другим лицом (В.О.). Данные утверждения противоречат обстоятельствам, установленным вердиктом коллегии присяжных заседателей, и не свидетельствуют о чистосердечном раскаянии С. в содеянном. В судебном заседании С. и его защитник не ссылались на указанные в его кассационной жалобе сведения как на обстоятельства, смягчающие наказание.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда присяжных Челябинского областного суда от 17 ноября 2005 года в отношении С. и Ц. оставить без изменения, а их кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"