||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 мая 2006 года

 

Дело N 33-о05-69

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                         Магомедова М.М.,

    судей                                           Пелевина Н.П.,

                                                     Старкова А.В.

 

рассмотрела в судебном заседании от 18 мая 2006 года кассационные жалобы осужденных К., В., адвокатов Палшкова В.А. и Зиненковой М.В. на приговор Ленинградского областного суда от 17 июня 2005 года, которым

К., <...>, русский, со средним специальным образованием, ранее судимый:

1 июня 1999 года по ст. 103 УК РСФСР к 9 годам лишения свободы, освобожден 13 февраля 2002 года условно-досрочно на 2 года 1 месяц 14 дней,

осужден:

по ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "з" УК РФ к 19 годам лишения свободы;

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года) к 12 годам лишения свободы;

по ст. 222 ч. 1 УК РФ (в редакции от 25 июня 1998 года) к 2 годам лишения свободы, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний по совокупности преступлений ему назначен 21 год лишения свободы;

на основании ст. 70 УК РФ частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 1 июня 1999 года в виде 1 года лишения свободы, и окончательно по совокупности приговоров К. назначено 22 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

В., <...>, русский, с образованием 8 классов, ранее судимый:

5 апреля 1999 года по ст. 158 ч. 3 п. "б" УК РФ к 6 годам лишения свободы, освобожден 13 марта 2002 года условно-досрочно на 2 года 10 месяцев 14 дней,

осужден:

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года) к 10 годам лишения свободы;

по ст. 222 ч. 1 УК РФ (в редакции от 25 июня 1998 года) к 2 годам лишения свободы, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений ему назначено 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По этому же делу осужден по ст. ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г", 30 ч. 3, 161 п. п. "г", "д" УК РФ с применением ст. 73 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года Б., в отношении которого приговор не обжалован и дело не рассматривается.

Постановлено взыскать солидарно с К., В., Б.М. в пользу ООО "Лукойл-Северо-Запад нефтепродукт" 68616 рублей в возмещение ущерба.

К. и В. признаны виновными в разбойном нападении на Б.И., 1970 года рождения, с угрозой применения и применением опасного для жизни и здоровья потерпевшего насилия, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение, с применением оружия и предметов в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью Б., а К. - и в совершении его убийства, сопряженного с разбоем, и в связи с осуществлением им служебной деятельности.

Кроме того, К. и В. признаны виновными в незаконном ношении огнестрельного оружия, а В. - и его незаконном хранении и перевозке.

Преступления совершены 11 декабря 2002 года неподалеку от д. Доможирово Лодейнопольского района Ленинградской области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., объяснения осужденных К., В., адвокатов Палшкова В.А., Карпухина С.В., поддержавших кассационные жалобы по изложенным в них доводам, мнение прокурора Абрамовой З.Л., возражавшей против удовлетворения кассационных жалоб, но полагавшей переквалифицировать действия осужденных К. и В. со ст. 222 ч. 1 УК РФ (в редакции от 25 июня 1998 года) на ст. 222 ч. 1 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года), а в остальном приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в судебном заседании К. и В. виновными себя не признали.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный К. указывает, что с приговором он не согласен, судебное разбирательство проведено с обвинительным уклоном, не проверены и не получили оценки его доводы об алиби. На следствии он не был ознакомлен с постановлениями о назначении экспертиз, не разрешены надлежащим образом его жалобы на необъективность ведения следствия и фальсификацию доказательств, его обвинение основано на противоречивых показаниях одного осужденного Б.М. Судом не были удовлетворены его ходатайства о допросе лиц, чьи показания имеют существенное значение по делу и могут подтвердить недостоверность показаний Б.М. и уличить его в оговоре, об истребовании документов в подтверждение его невиновности. Отказ суда в удовлетворении ходатайства о проверке с применением полиграфа показаний осужденных и свидетелей является необоснованным. Выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и исследованным в судебном заседании доказательствам. Не дано оценки показаниям потерпевшей Ф. и осужденного Б., а также свидетелей стороны защиты. В приговоре не содержится выводов, почему приняты одни и отвергнуты другие доказательства, не дано надлежащей оценки выводам экспертов по оружию, непригодному к производству выстрелов стандартными боеприпасами. Не подтвержден факт использования при нападении именно того обреза, который осмотрен в судебном заседании как вещественное доказательство, не дано надлежащей оценки показаниям осужденного В. и свидетеля В. о нарушениях норм УПК РФ на следствии и применении недозволенных методов. Не установлено точное время совершения преступления, которое согласно доказательствам составляет разницу более двух часов. Судом проигнорирован факт избиения осужденного в здании суда в связи с рассмотрением данного дела, представитель гражданского истца ООО "Лукойл-Северо-Западнефтепродукт" покинул суд до окончания судебного разбирательства, не представив доказательств причиненного ущерба. Данного преступления он совершить не мог и осужден необоснованно. Судом была допущена предвзятость и необъективность при исследовании доказательств, нарушен принцип состязательности и равноправия сторон. На следствии у осужденного В. имелись основания для его оговора, чему суд не дал оценки. Просит приговор отменить и дело производством прекратить или направить на новое судебное рассмотрение.

В кассационной жалобе осужденный В. считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, не дано оценки причинам противоречий в показаниях осужденного Б.М. и свидетеля В., которые на следствии оговорили его и К. ввиду применения к ним недозволенных методов следствия, в том числе и физического насилия. Свидетель Ков. в судебном заседании показал, что он, В., познакомился с Б.М. в январе - феврале 2003 года. К нему также применялись недозволенные методы ведения следствия и физическое насилие для получения нужных показаний, что подтвердилось в судебном заседании. Потерпевшая Ф. не опознала его в числе нападавших, показав, что по приметам это были не привлеченные по делу лица, при этом описала другой, а не приобщенный к делу обрез, который он изготовил накануне изъятия. Б. в суде также описал другой обрез, а эксперт подтвердил невозможность выстрела из представленного обреза стандартными патронами ввиду его конструктивных особенностей. Свидетель Т. подтвердил, что не давал свою автомашину, показания изготовил следователь, а он, не читая, подписал их. Судебное следствие проведено с обвинительным уклоном и неполно, ему не были представлены копии всех протоколов судебного заседания, во время судебного разбирательства к нему было применено физическое насилие. Ввиду отсутствия доказательств виновным он признан необоснованно, просит дело пересмотреть и принять правильное решение.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней адвокат Палшков В.А. указывает, что выводы суда в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, в его основу положены противоречивые доказательства и предположения, допущены нарушения уголовно-процессуального закона. По факту разбойного нападения и убийства от 11 декабря 2002 года суд необоснованно, с нарушением принципа состязательности поддержал позицию стороны обвинения. Обвинение К. основано лишь на противоречивых показаниях осужденного Б.М., у которого имелись основания для оговора К., по его мнению, не установлен мотив преступления.

В жалобе адвоката приводится подробный анализ показаний осужденного Б.М. и имеющихся в них противоречий, с его точки зрения, и делается вывод о необходимости признания их недопустимыми доказательствами. Способность Б.М. к оговору других лиц подтверждена представленными в деле доказательствами, не принятыми судом во внимание и не получившими оценки в приговоре. Часть доказательств получена с нарушением норм уголовно-процессуального закона и Конституции РФ, что также свидетельствует о их недопустимости, допущено нарушение права осужденного на защиту. Не установлено действительное время совершения нападения на АЗС в д. Доможирово, в приговоре не приведены все необходимые данные объективной стороны преступления. Не принято во внимание заключение эксперта по обрезу, который является неисправным и пригоден для производства выстрелов либо самодельными снаряженными патронами особым способом либо патронами заводского изготовления после их соответствующей доработки, при этом не установлено фактов какой-либо подборки или доработки патронов осужденными. Не дано оценки противоречиям в выводах двух указанных экспертиз, не исследованы обстоятельства и условия проведения второй экспертизы и достоверность ее выводов, не приняты во внимание мотивированные выводы первой экспертизы. Не установлено, какой конкретно обрез применялся при нападении, поскольку осмотренный в судебном заседании обрез не соответствует тому, о котором показал Б.М., в частности о наличии или отсутствии приклада. Не дано оценки противоречиям в доказательствах о калибре использованного оружия, которое фактически осталось неустановленным, и вывод о том, что при нападении на АЗС был использован именно изъятый обрез, является необоснованным. В судебном заседании потерпевшая Ф. не опознала К., как участника нападения. Не приняты во внимание и не получили оценки доказательства, могущие свидетельствовать о его алиби, в том числе показания свидетелей Бор., Бород., С., Ковал. Несостоятельными являются доводы суда о причинах, по которым он признал недостоверными их показания, необоснованно не удовлетворено ходатайство К. о вызове в суд свидетелей Сем. и Пав. для проверки допустимости показаний осужденного Б.М. Не дано оценки факту избиения осужденного В. в конвойном помещении во время судебного заседания как незаконному воздействию на него в связи с рассмотрением дела, заявлению по фактам угроз в его адрес со стороны соучастников, не подкрепленному объективными данными, и необоснованно признанными судом достоверными. Считает, что осужденные В. и Б.М. переложили часть ответственности на К. с целью самим уйти от ответственности. Незаконно в качестве доказательства использованы показания Б.М., данные на предварительном следствии, которые являются противоречивыми и вызывают сомнение в их достоверности. Сумма гражданского иска представителем ООО "Лукойл-Северо-Западнефтепродукт" документами не обоснована, представитель в суде не участвовал, поэтому гражданский иск удовлетворен необоснованно. По факту осуждения К. по п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ указывает, что в момент совершения преступления охранник Б. не являлся лицом, осуществлявшим служебную деятельность, поскольку выполнял работу, не входящую в круг его должностных обязанностей. Не доказана и цель его убийства для облегчения совершения разбоя как мотив его совершения, а поэтому указанный квалифицирующий признак вменен необоснованно. Причастность К. к нападению на АЗС не подтверждена, и осуждение его является незаконным, просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство.

В кассационной жалобе адвокат Зиненкова М.В. в защиту В. считает приговор в отношении его постановленным с нарушением норм уголовно-процессуального закона. Указывает, что в части признания его виновным по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ суд привел в приговоре лишь его показания на предварительном следствии, полученные под физическим и психологическим давлением. Не дано оценки показаниям потерпевшей Б., которая заявила, что к родителям ее погибшего мужа привозили осужденного В. и называли его убийцей их сына. Доводы осужденного о применении недозволенных методов ведения следствия проверены формально и необъективно и необоснованно признаны несостоятельными. Не получили оценки доводы потерпевшей Ф. о том, что не запомнила лиц, участвовавших в нападении, а протоколы допросов на следствии подписывала, не читая их. Не приняты во внимание непоследовательные показания осужденного Б.М. на следствии и его доводы о причинах их изменений, которые ничем не обоснованы. Приговор основан на недопустимых доказательствах, и В. осужден незаконно. Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство.

В возражениях на все кассационные жалобы государственный обвинитель Михайлов считает их необоснованными и не подлежащими удовлетворению.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор в отношении К. и В. подлежащим изменению.

Выводы суда о виновности каждого из них основаны на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

В своих показаниях в судебном заседании осужденные К. и В., отрицая свою причастность к содеянному, сослались на алиби, однако их доводы судом мотивированно признаны несостоятельными, как не соответствующие другим доказательствам, приведенным в приговоре.

Из показаний осужденного Б.М. видно, что 10 декабря 2002 года К. и В. предложили ему принять участие в нападении на АЗС в д. Доможирово с целью завладения деньгами с угрозой применения оружия, на что он дал согласие. На автомашине он подвез К. и В. к АЗС, убедились в отсутствии на ней посторонних лиц и заехали на территорию. По указанию К. он, Б.М., остался в автомашине для наблюдения за обстановкой и предупреждения осужденных в случае возникновения опасности, а также обеспечить возможность им скрыться с деньгами. К. с обрезом двуствольного ружья и В. со спрятанными под курткой обрезанными стволами двуствольного ружья, в шапках-масках, не закрывавших лиц, направились к зданию АЗС. Там В. что-то заказал оператору, а К. спрятался за углом, когда охранник АЗС вышел из помещения на улицу и пошел к канистрам с маслом, К. выстрелил в него из обреза, а В. забежал внутрь помещения через открытую охранником дверь, откуда затем прозвучал еще выстрел. Через некоторое время оттуда выбежали К. и В., сели к нему в автомашину, и они уехали с места преступления, после чего ему дали часть похищенных денег.

Аналогичные показания Б.М. давал и на предварительном следствии, в том числе при выходе на место происшествия с его участием (т. 2 л.д. 13 - 17).

В связи с изменением показаний осужденным В. судом были исследованы показания, данные на предварительном следствии, обоснованно признанные достоверными и допустимыми (т. 2 л.д. 89 - 90), которые не противоречат показаниям осужденного Б.М.

Из его показаний усматривается, что перед совершением нападения на АЗС К. взял обрез ружья, а он, В., взял обрезанные стволы ружья. На автомашине ВАЗ-2101 под управлением Б.М. они приехали к АЗС, он заказал оператору канистру масла, после чего раздался выстрел и он через открытую дверь проник в здание АЗС, где, угрожая оператору обрезанными стволами охотничьего ружья, забрал деньги из кассового аппарата. В это время прозвучал второй выстрел, с похищенными деньгами он выбежал из здания и сел в автомашину к Б.М., куда на переднее сиденье сел К. с обрезом, и они уехали.

Приведенным показаниям осужденных Б.М. и В. в приговоре дана оценка в совокупности с другими доказательствами.

Представитель потерпевшего и гражданского истца Д. показал, что в результате нападения на АЗС было похищено 68616 рублей, тем самым ООО "Лукойл-Северо-Западнефтепродукт" был причинен материальный ущерб на указанную сумму.

Из показаний потерпевшей Ф. следует, что во время ее работы оператором АЗС 11 декабря 2002 года около 2 часов ночи молодой мужчина в темной одежде оплатил канистру масла и она попросила находившегося в другом помещении АЗС охранника Б.И. отпустить ему масло. Когда Б.И. выходил на улицу, она видела стоявшую рядом автомашину "Жигули" светлого цвета и мужчину, стоявшего неподалеку от канистр с маслом. Через некоторое время к ней в операторскую вбежал мужчина, который натянул на лицо вязаную шапку с прорезями для глаз и потребовал деньги, направив на нее стволы двуствольного ружья. В этот момент в коридоре здания АЗС она увидела охранника и мужчину в маске, между которыми происходила борьба, а затем прозвучал выстрел. Открыв кассу, мужчина забрал более 60000 рублей выручки и скрылся со вторым соучастником.

В порядке уточнения ее показаний на предварительном следствии потерпевшая Ф. показала, что парень, приобретавший масло и забравший деньги из кассы, является одним и тем же лицом (т. 1 л.д. 137 - 140).

Согласно показаниям свидетеля Б.К. около 2-х часов ночи оператор Ф. сообщила ему о разбойном нападении на АЗС и причинении охраннику телесных повреждений. С работником уголовного розыска он прибыл туда и увидел следы крови неподалеку от входа в помещение, а также лежавшего в коридоре окровавленного охранника Б.И. Касса операторской была пуста, из нее было похищено более 60000 рублей.

В связи с изменением в судебном заседании показаний свидетелями В. и Т. суд огласил их показания, данные на предварительном следствии, дал оценку причинам их противоречивости и мотивированно признал достоверными и допустимыми их показания на предварительном следствии, приняв их в качестве доказательств.

Из показаний В. на следствии видно, что летом 2003 года он узнал от Б.М. о совершении им вместе с В. ряда преступлений на территории Ленинградской области, в том числе нападения на АЗС у д. Доможирово с участием К., который убил охранника АЗС (т. 1 л.д. 153 - 154).

Свидетель Т. на следствии показал, что примерно в середине декабря 2002 года по просьбе осужденного В. он дал последнему ключи от автомашины ВАЗ-21013 светлого цвета для пользования ею. Позднее он узнал о нападении на АЗС и убийстве охранника (т. 1 л.д. 159).

Из протокола осмотра места происшествия следует, что труп Б.И. с признаками насильственной смерти обнаружен в коридоре здания АЗС, перед входом в которое имелись многочисленные следы крови. В помещении оператора кассовый аппарат открыт, деньги в нем отсутствуют (т. 1 л.д. 49 - 59).

По заключению судебно-медицинского эксперта смерть Б.И. наступила от огнестрельных дробовых ранений с разрушением черепа и головного мозга, а также поясничных позвонков и внутренних органов (т. 1 л.д. 199 - 208).

Согласно заключению эксперта-криминалиста из изъятого у В. обреза ружья возможно производить отдельные последовательные выстрелы патронами, снаряженными картечью и дробью.

Из протоколов осмотра автомашины ВАЗ-2101, принадлежащей Б.М., усматривается, что при производстве расследования в салоне был обнаружен обрез двуствольного охотничьего ружья (т. 1 л.д. 183 - 188).

По заключению эксперта данный обрез гладкоствольного охотничьего ружья модели ТОЗ-Б 16 калибра относится к огнестрельному оружию, пригоден к производству отдельных выстрелов (т. 1 л.д. 240 - 243).

Из показаний осужденного В. на предварительном следствии, исследованных в судебном заседании, он из охотничьего ружья сделал обрез, отпилив стволы. В обрезе было два патрона, этот обрез взял с собой К. для нападения на АЗС и произвел из него два выстрела в охранника Б.И. (т. 2 л.д. 89 - 90).

Его показания подтвердил осужденный Б.М.

Из оглашенных в судебном заседании показаний свидетеля М., от которых он безмотивно отказался в судебном заседании, следует, что незадолго до задержания В. работниками милиции 24 апреля 2003 года осужденный в его присутствии перекладывал обрез двуствольного ружья из багажника автомашины Б.М. в "бардачок", сказав, что нашел обрез (т. 1 л.д. 193 - 194).

Данные показания М. в приговоре мотивированно признаны достоверными.

Из оглашенных в судебном заседании показаний свидетеля В. также усматривается, что он подтвердил принадлежность изъятого из автомашины Б.М. обреза охотничьего ружья В., о чем последний сказал ему сразу после задержания, при этом пояснил, что он переложил обрез из багажника в салон автомашины (т. 1 л.д. 155 - 158).

Приведенным доказательствам в приговоре дана мотивированная оценка, и они обоснованно признаны достоверными и допустимыми, поскольку получены и исследованы в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, каких-либо существенных противоречий не имеют.

Ходатайства осужденных и адвокатов о допустимости доказательств судом разрешены в соответствии с требованиями закона как на предварительном слушании, так и в ходе судебного разбирательства, с соблюдением принципа состязательности сторон, а поэтому доводы осужденных и адвокатов о том, что в основу приговора положены недопустимые доказательства, являются необоснованными.

Несостоятельными являются и доводы жалоб осужденных К., В. и их адвокатов об алиби осужденных, которые в ходе судебного разбирательства проверены с достаточной полнотой и мотивированно признаны неподтвердившимися.

Не нашли подтверждения в жалобах и их доводы о применении недозволенных методов ведения следствия, о чем в приговоре приведены мотивированные выводы.

Не могут быть приняты во внимание доводы жалоб осужденных и адвокатов о том, что в судебном заседании был осмотрен не тот обрез, который был использован при нападении на АЗС, поскольку они фактически и сами не отрицают факта использования обреза при нападении. Кроме того, их доводы в этой части являются предположительными и не основаны на доказательствах.

Факт наличия у В. травмы судом проверен, и в приговоре мотивированно указано, что она не являлась препятствием при совершении преступления.

Вопреки доводам кассационных жалоб сумма похищенного при нападении достоверно установлена и основана на доказательствах.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые бы давали основание для отмены приговора, по делу не имеется.

Таким образом, все доводы кассационных жалоб фактически были предметом проверки в ходе судебного разбирательства и нашли мотивированное разрешение в приговоре.

Юридическая квалификация действий К. и В. по ст. 222 ч. 1 УК РФ, К. по ст. ст. 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. "з" УК РФ является правильной.

Вместе с тем по п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ действия К. квалифицированы необоснованно, поскольку он одновременно признан виновным в убийстве потерпевшего Б.И., сопряженном с разбоем, и как лица в связи с осуществлением им служебной деятельности, то есть по двум различным мотивам. Кроме того, судом установлено, что охранник Б.И. в момент нападения вопреки требованиям должностной инструкции не исполнял обязанности охранника, а по просьбе оператора АЗС за пределами своего рабочего места отпускал товар покупателю, что ему было запрещено. При таких обстоятельствах осуждение К. по п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ подлежит исключению.

Одновременно действия К. и В. по ст. 222 ч. 1 УК РФ следует квалифицировать не в редакции от 25 июня 1998 года, а в редакции от 8 декабря 2003 года и 21 июля 2004 года, поскольку данная редакция уголовного закона более мягкая, и следует руководствоваться требованиями ст. 10 УК РФ.

Неправильной является квалификация действий В. по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, поскольку данная квалификация судом основана на причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего, выразившемся в лишении его жизни.

Между тем В. в лишении потерпевшего жизни и причинении ему какого-либо другого вреда здоровью участия не принимал, с К. до нападения об этом не договаривался и за его действия, связанные с убийством потерпевшего, не может нести ответственности при разбое. Поэтому действия В. следует переквалифицировать на ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 г.)

Также в отношении В. подлежит исключению ссылка на наличие непогашенной судимости как на отягчающее наказание обстоятельство, поскольку таковое не указано в ст. 63 УК РФ, в приговоре суд признал его судимым ранее за преступление небольшой тяжести, что не образует и рецидива.

В связи с внесенными в приговор изменениями назначенное К. и В. наказание, в том числе и по совокупности преступлений, подлежит снижению.

Оснований для удовлетворения жалоб по изложенным в них доводам не имеется. На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ленинградского областного суда от 17 июня 2005 года в отношении К. и В. изменить.

Действия К. и В. со ст. 222 ч. 1 УК РФ (в редакции от 25 июня 1998 г.) переквалифицировать на ст. 222 ч. 1 УК РФ (в редакции Федеральных законов от 8 декабря 2003 г. и от 21 июля 2004 г.), по которой каждому назначить два (2) года лишения свободы;

исключить из приговора указание об осуждении К. по п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ и по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ снизить ему наказание до восемнадцати (18) лет лишения свободы;

действия В. со ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ переквалифицировать на ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 г.), по которой ему назначить восемь (8) лет лишения свободы;

исключить из приговора указание о признании отягчающим наказание В. обстоятельством наличие у него непогашенной судимости.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. "з", 162 ч. 3 п. "в", 222 ч. 1 УК РФ, К. назначить двадцать (20) лет лишения свободы;

на основании ст. 70 УК РФ К. частично присоединить неотбытое по приговору от 1 июня 1999 года наказание в виде одного (1) года лишения свободы и окончательное наказание К. назначить в виде лишения свободы сроком на двадцать один (21) год.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательное наказание В. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 222 ч. 1, 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ, назначить в виде лишения свободы сроком на девять (9) лет.

В остальном приговор в отношении К. и В. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных К., В., адвокатов Полшкова В.А., Зиненковой М.В. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"