||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 мая 2006 года

 

Дело N 4-о06-50

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                           Шурыгина А.П.,

    судей                                            Дзыбана А.А.,

                                                     Зырянова А.И.

 

рассмотрела в судебном заседании от 18 мая 2006 года дело по кассационным жалобам осужденных К., В. и адвоката Мельникова В.И. на приговор Московского областного суда от 15 марта 2006 года, которым

К., <...>, судимый в 2002 году по ст. 30 ч. 3, ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ к 3 годам лишения свободы,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 15 годам в исправительной колонии строгого режима.

В., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 13 годам в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Дзыбана А.А., выступление прокурора Кривоноговой Е.А., полагавшей приговор суда оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

при обстоятельствах, изложенных в приговоре, К. и В. признаны виновными в убийстве группой лиц в ходе ссоры, возникшей на почве личных неприязненных отношений, в период с 24 по 26 июля 2005 года в городе Павловский Посад Московской области Х., нанеся ему совместно не менее 23 ударов ножом в различные части тела.

В судебном заседании К. виновным себя признал полностью, а В. - частично.

В кассационных жалобах:

осужденный К. ставит вопрос о переквалификации его действий на ст. 105 ч. 1 УК РФ, поскольку убийство он совершил один, просит учесть, что преступление он совершил в состоянии аффекта, вызванного оскорблениями со стороны потерпевшего. В ходе предварительного следствия он и свидетель Р. оговорили В., который к убийству непричастен, о чем пояснили в судебном заседании, однако их показания суд не принял во внимание;

осужденный В. утверждает о своей невиновности, указывает, что ударов ножом он потерпевшему не наносил, суд не мотивировал, по какой причине он принял во внимание показания К. и Р. на предварительном следствии и отверг их показания, данные в суде, утверждает, что от двух ударов ножом, которые ему вменяются, смерть потерпевшего наступить не могла. Выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, не подтверждаются доказательствами и сделаны без учета имеющих существенное значение обстоятельств, в приговоре не раскрыто содержание доказательств, а противоречия в показаниях не устранены;

адвокат Мельников В.И. в защиту интересов В. просит приговор суда в отношении В. отменить, дело прекратить, а в случае признания приговора законным - смягчить наказание. Утверждает, что дело рассмотрено необъективно, односторонне, с обвинительным уклоном, суд проигнорировал и не оценил доказательства, не согласующиеся с версией обвинения, построил приговор исключительно на доказательствах, добытых на стадии предварительного расследования, не учел показаний К., В. и Р., данных ими в суде. Одновременно с этим указывает, что в случае признания В. виновным в нанесении двух ударов ножом наказание следует признать завышенным, поскольку суд оставил без внимания роль потерпевшего, который явился инициатором ссоры, а также состояние здоровья В.

В возражениях на жалобы государственный обвинитель Бунтин Д.И. указывает на свое несогласие с ними.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, Судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности В. и К. в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Судебное разбирательство проведено полно и всесторонне, с соблюдением принципа состязательности.

Приговор основан на доказательствах, непосредственно исследованных в суде, в том числе показаниях осужденных К., В. и свидетеля Р., подтвердивших, что в ходе ссоры с Х. К., а затем и В. нанесли потерпевшему удары ножом. Убедившись, что тот не подает признаков жизни, они перенесли его в яму и засыпали землей.

Это же К. и В. подтвердили при проверке их показаний на месте, а также в ходе очных ставок.

Кроме того, при допросе в судебном заседании К. не отрицал факта нанесения двух ударов ножом в область груди В.

Суд в соответствии с требованиями закона исследовал все показания осужденных К. и В., а также показания свидетеля Р., данные ими как в ходе предварительного, так и судебного следствия, указав в приговоре мотивы, по которым принимает как достоверные одни показания и отвергает другие.

Утверждения осужденного В. о самооговоре, К. - о том, что в ходе предварительного следствия он оговорил В., были проверены судом и признаны несостоятельными.

В судебном заседании были допрошены в качестве свидетелей К. и Ф., которые пояснили, что при проведении следственных действий на осужденных какого-либо воздействия не оказывалось и все показания они давали добровольно.

Не нашли своего подтверждения и утверждения свидетеля Р. о недостоверности его первоначальных показаний, которые он давал, находясь в состоянии алкогольного опьянения.

О нанесении ударов ножом подсудимыми Р. пояснил в ходе очных ставок с К. и В.

При этом от лиц, участвовавших в очных ставках, в том числе и от защитников осужденных, никаких замечаний не поступило.

Из заключений судебно-медицинского эксперта установлено, что Х. были причинены 23 колото-резаных ранения и его смерть наступила на месте происшествия от малокровия внутренних органов, вызванного массивным наружным и внутренним кровотечениями. Не исключается причинение ран на передней поверхности грудной клетки Х. при обстоятельствах, указанных В.

Нельзя согласиться и с доводами осужденного К. о том, что убийство произошло по вине потерпевшего, который оскорбил его, поскольку это не соответствует фактически установленным обстоятельствам дела, в том числе и показаниям К., в которых тот признавал наличие у него желания убить Х. за то, что тот избил его знакомого.

Каких-либо объективных данных, свидетельствующих о наличии у К. состояния аффекта, вызванного насилием или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего, в деле не имеется.

Как правильно установлено судом и отражено в приговоре, убийство потерпевшего было совершено в ходе ссоры, возникшей на почве личных неприязненных отношений во время распития спиртных напитков.

На основании этих, а также других исследованных доказательств суд пришел к обоснованному выводу о виновности осужденных, указав, что К. и В. действовали с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни Х., нанося ему удары ножом, и правильно квалифицировал их действия по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного, всех смягчающих обстоятельств, сведения о которых имелись в деле, является справедливым и соразмерным.

Оснований для смягчения наказания, в том числе и по доводам кассационных жалоб, Судебная коллегия не усматривает.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора суда, нет.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского областного суда от 15 марта 2006 года в отношении К. и В. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"