||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 мая 2006 года

 

Дело N 5-17/06

 

Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                   генерал-майора юстиции

                                                     Коронца А.Н.,

    судей                                   генерал-майора юстиции

                                                   Соловьева А.И.,

                                                полковника юстиции

                                                     Королева Л.А.

 

рассмотрела в судебном заседании от 17 мая 2006 года кассационные жалобы осужденного Д. и защитника осужденного Ю. - адвоката Буневой Л.Н. на приговор Северо-Кавказского окружного военного суда от 1 марта 2006 года, согласно которому военнослужащие войсковой части 03833 рядовые

Ю., <...>, несудимый, призванный на военную службу в мае 2004 года, а также

Д., <...>, несудимый, призванный на военную службу в декабре 2004 года,

осуждены к лишению свободы по п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 166 УК РФ Ю. сроком на четыре года, Д. - на три года; по п. п. "ж", "к" ч. 2 ст. 105 сроком на пятнадцать лет каждый; по п. "а" ч. 2 ст. 158 сроком на три года каждый и по ч. 1 ст. 337 к содержанию в дисциплинарной воинской части сроком на шесть месяцев каждый.

По совокупности преступлений Ю. и Д. в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ наказание определено путем частичного сложения назначенных наказаний в виде лишения свободы в исправительной колонии строгого режима Ю. сроком на 18 лет, Д. - на 17 лет.

Судом полностью удовлетворен гражданский иск потерпевшей Т. о взыскании в ее пользу с осужденных в солидарном порядке 36600 рублей в счет возмещения материального ущерба, причиненного преступлением, и 47644 рублей в счет возмещения расходов на погребение мужа.

Исковые требования потерпевшей о взыскании компенсации морального вреда удовлетворены частично. С обоих осужденных в ее пользу взыскано 300000 рублей в солидарном порядке. В остальной части гражданский иск оставлен без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Коронца А.Н., выступление осужденного Д. в поддержание доводов кассационной жалобы и старшего военного прокурора отдела управления Главной военной прокуратуры Порывкина А.В., предложившего приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения, Военная коллегия

 

установила:

 

Ю. и Д. признаны виновными в самовольном оставлении части продолжительностью свыше двух суток, но не более десяти суток, в неправомерном завладении автомобилем, совершенном группой лиц по предварительному сговору и с применением насилия, неопасного для жизни и здоровья, в убийстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору с целью скрыть другое преступление, и в краже, совершенной группой лиц по предварительному сговору.

Согласно приговору эти преступления Ю. и Д. совершили при следующих обстоятельствах.

28 мая 2005 года указанные лица, желая временно отдохнуть от исполнения обязанностей военной службы, самовольно оставили расположение воинской части, дислоцированной в г. Майкопе, и убыли к месту жительства Д. в ст. Дондуковскую Гиагинского района Республики Адыгея, где проводили время по своему усмотрению. Далее Ю. и Д. убыли в х. Курганный Кировского района Ставропольского края, где 1 июня 2005 года Д. был задержан сотрудниками милиции, а 3 июня 2005 года Ю. вынужденно явился к разыскивающим его представителям воинской части.

В период уклонения от военной службы указанные лица совершили другие преступления.

В 1 часу 29 мая 2005 года на автостанции ст. Дондуковской Ю. и Д. познакомились с Т., с которым в течение ночи разъезжали на принадлежавшем тому автомобиле ВАЗ-21102.

Около 5 часов 29 мая находившийся в состоянии алкогольного опьянения Т., приехав на автомашине в парк отдыха, расположенный по ул. Ленина в ст. Дондуковской, уснул на водительском сидении.

Ю. и Д., желая вернуться до утра этих же суток к месту службы в г. Майкоп, договорились завладеть принадлежавшим Т. автомобилем и доехать на нем до воинской части.

С этой целью указанные лица стали вытаскивать владельца из машины. Д. нанес потерпевшему несколько ударов ногами по телу, однако тот стал сопротивляться. Д. подобрал находившийся рядом с машиной камень и передал его Ю., который через заднюю левую дверь залез в салон автомобиля и нанес им Т. несколько ударов по голове. Затем Ю. и Д. вытащили потерпевшего из машины, повалили его на землю и совместно нанесли еще по несколько ударов ногами но телу и голове. После этого указанные лица уложили Т. в багажник и на угнанной машине выехали из ст. Дондуковской в направлении г. Майкопа.

В районе административной границы Гиагинского и Майкопского районов Республики Адыгея Д. предложил Ю. с целью скрыть совершенное преступление утопить Т. в пруду. Однако Ю. от этого способа убийства потерпевшего отказался и сразу же свернул с трассы в лесополосу, где около 6 часов 29 мая 2005 года указанные лица, действуя группой по предварительному сговору, поочередно нанесли Т. найденным в багажнике молотком не менее 6 ударов в область головы и шеи.

В результате указанных действий потерпевшему причинены несовместимые с жизнью телесные повреждения в виде сочетанной травмы головы и шеи, расценивающейся как тяжкий вред здоровью и повлекшей за собой его смерть на месте.

Далее Ю. и Д., желая скрыть следы совершенного ими преступления, оттащили труп Т. в глубь лесополосы, а затем группой лиц по предварительному сговору тайно похитили принадлежавшее потерпевшему имущество общей стоимостью 131017 рублей: обручальное кольцо, автомобиль ВАЗ-21102, в котором находились автомагнитола LG и мобильный телефон Sony Ericsson - 610 с SIM-картой сотовой компании "Мегафон".

В кассационной жалобе адвокат Бунева Л.Н., полностью соглашаясь с законностью и обоснованностью приговора в части осуждения Ю. за самовольное оставление части и угон автомобиля, считает его неправомерным в части признания ее подзащитного виновным в убийстве и краже, в связи с чем ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство, приведя следующие доводы.

Выводы суда о виновности Ю. в убийстве Т. не подтверждены совокупностью доказательств. В судебном заседании он последовательно утверждал, что умысла на убийство Т. не имел. Два удара молотком в шею он нанес, защищаясь от аналогичных действий потерпевшего, который, освободившись из багажника автомобиля, дважды ударил его этим же молотком по ноге. При этом ранее возникший конфликт, связанный с неправомерным завладением автомобилем Т., Ю. намеревался уладить "мирным" путем и принял меры к оказанию помощи потерпевшему, подав тому бумажные салфетки, чтобы он мог остановить кровотечение.

Эти показания подсудимого находят подтверждение в показаниях его родственников Ю.Л. и Ю.К., осведомленных со слов Д. и Ю. о том, что удары Т. молотком в голову, приведшие к наступлению смерти потерпевшего, нанес именно Д.

Такие же показания в судебном заседании дали свидетели Г., М. и Е. Факт оказания потерпевшему помощи непосредственно перед его убийством подтверждается протоколом осмотра места происшествия, в ходе производства которого на месте обнаружения трупа Т. были найдены бумажные салфетки и полотенце. Эти обстоятельства необоснованно судом не были приняты во внимание.

Бунева Л.Н. ставит под сомнение достоверность заключения судебно-медицинских экспертов, выводы которых противоречивы относительно как степени тяжести причиненных Т. телесных повреждений, так и механизма их причинения. При этом ходатайство стороны защиты о проведении повторной экспертизы было без достаточных оснований судом отклонено.

В жалобе указывается на незаконность осуждения Ю. за кражу принадлежащего потерпевшему автомобиля, высказывается мнение о том, что поскольку органами предварительного следствия он в совершении тайного хищения этого имущества не обвинялся, то суд вышел за пределы предъявленного обвинения.

В заключение жалобы защитник обращает внимание на то, что при назначении наказания суд в должной мере не учел характер и степень общественной опасности содеянного Ю., данные о его личности и наличие смягчающих обстоятельств, не приняв во внимание доводы стороны защиты о необъективности характеристик Ю. с места его службы.

В кассационной жалобе осужденный Д., не соглашаясь с вынесенным в его отношении обвинительным приговором, ставит вопрос о его пересмотре.

Осужденный обращает внимание на то, что он не имеет права на управление автомобилем и навыков его вождения. По мнению Д., в деле нет доказательств совершения им хищения золотого кольца, а также применения им какого-либо насилия к Т.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Военная коллегия находит осуждение Ю. и Д. обоснованным и законным. Выводы суда об их виновности в совершении вышеперечисленных преступлений основаны на достоверных доказательствах, которые подробно изложены и оценены в приговоре.

Показания обоих подсудимых, изобличавших друг друга в совершении убийства Т., а также в применении насилия к потерпевшему в ходе совершения угона принадлежавшего ему автомобиля, потерпевшей Т-вой, свидетелей Г., М. и Е., В., Б., Ч., А., Гл., К., Мер. и Кул., сотрудников милиции Чер. и Ш., показания других свидетелей и судебно-медицинских экспертов Гайд. и Чуд., протоколы осмотров, предъявления лиц для опознания, проверки показаний на месте и иных следственных действий, а также заключения судебно-медицинских экспертов, экспертов-криминалистов, биологов, психологов и психиатров полностью устанавливают обоснованность вынесения в отношении подсудимых состоявшегося обвинительного приговора.

Приведенные в кассационных жалобах как Д., так и защитника Ю. - адвоката Буневой Л.Н. доводы о невиновности осужденных в убийстве Т. противоречат установленным по делу фактическим данным. К аналогичным выводам следует прийти, оценив утверждение Д. о том, что он не совершал угон принадлежащего потерпевшему автомобиля, а также полное отрицание им факта применения к Т. физического насилия.

Судом первой инстанции произведен подробнейший анализ показаний Ю. и Д. на предварительном следствии и в судебном заседании, касающихся их совместных действий в отношении потерпевшего, выразившихся в применении к нему насилия при неправомерном завладении автомобилем и в ходе совершения в дальнейшем убийства Т.

При этом суд пришел к правильному выводу о том, что каждый из подсудимых, стремясь уменьшить степень ответственности за содеянное, являясь соисполнителем совершенных преступлений, сообщал о меньшей степени и роли своего участия либо о своей непричастности к этим общественно опасным деяниям.

Так, задержанный ранее, чем Ю., Д. показал, что инициатором угона транспортного средства был именно Ю., а он вообще не применял к потерпевшему какого-либо насилия, а лишь помог Ю. уложить того в багажник. При этом Д. подробно рассказал о действиях Ю., нанесшего Т. около 3-х ударов камнем по голове и лишившего его, таким образом, способности к сопротивлению.

Будучи допрошенным об обстоятельствах причинения потерпевшему смерти, Д. пояснял, что во время убийства Т. он находился в непосредственной близости и только наблюдал, как Ю. наносил тому многочисленные удары молотком по голове, а затем помог ему перетащить труп в глубь лесополосы.

Напротив, согласно показаниям Ю. инициатива завладеть автомобилем исходила от Д., который потребовал от Т. отвезти их в воинскую часть, после чего нанес ему значительное число ударов ногами по телу. При этом Ю. в судебном заседании утверждал, что его действия, направленные на угон транспортного средства, выразились лишь в том, что он по указанию Д. из чувства солидарности оказал ему содействие, нанеся сзади несильный скользящий удар Т. камнем в голову, а затем несколько ударов ногами по бедру.

Что касается показаний Ю. относительно совершенного убийства, то он, отрицая свою причастность к причинению смерти потерпевшего, показал, что не воспринял серьезно предложение Д. утопить потерпевшего в пруду, однако, управляя угнанным автомобилем, сразу же свернул в безлюдное место - в лесополосу, где остановил машину. В судебном заседании Ю. утверждал, что многочисленные удары молотком по голове потерпевшего, приведшие к наступлению его смерти, наносил только Д. Его действия для него (Ю.) стали неожиданными, но из чувства солидарности он помог Д. спрятать труп в глубине лесополосы.

Тщательно проанализировав в приговоре показания Ю. и Д., данные ими в судебном заседании, последовательность их действий и поведение после лишения жизни потерпевшего, сопоставив показания подсудимых с другими доказательствами, суд пришел к обоснованному выводу о том, что каждый из них являлся не только очевидцем, но и исполнителем преступных действий в отношении Т. Изобличая друг друга, Ю. и Д. сообщили суду о действительно имевших место обстоятельствах совершения преступлений группой лиц по предварительному сговору.

В судебном заседании Ю. признал, что непосредственно перед нанесением Д. ударов молотком потерпевшему также нанес ему два удара этим же молотком в шею.

Более того, в ходе первоначального допроса в качестве подозреваемого 4 июня 2005 года, а также при производстве впоследствии проверки показаний на месте (т. 1 л.д. 93 - 98, 116 - 131) Ю. пояснил, что после заявления потерпевшего о том, что ему и Д. не удастся избежать ответственности за совершенный угон, он дважды ударил Т. молотком в шею и дважды в голову. В этот момент после попытки потерпевшего ударить его по ноге молотком уже прошло некоторое время, Д. снимал номерные знаки с угнанного автомобиля, а Т. не сопротивлялся, а, лежа на траве, пытался остановить кровотечение, возникшее у него вследствие избиения в ходе неправомерного завладения его транспортным средством. После этого к нему присоединился Д. и нанес потерпевшему несколько ударов этим же молотком в голову.

Не заинтересованный в исходе дела свидетель Г. - заместитель командира роты, в которой осужденные проходили службу, показал, что после задержания Ю. тот, рассказывая ему об обстоятельствах убийства Т., заявил, что лично нанес Т. не менее трех ударов молотком в область головы и шеи, а затем Д. нанес Т. множество ударов молотком по голове.

Выводы суда первой инстанции в полной мере соответствуют заключению судебно-медицинских экспертов, согласно которому смерть Т. наступила от сочетанной травмы не только головы, куда наносил удары Д., но и шеи, куда согласно своим же показаниям бил потерпевшего Ю. Допрошенные в судебном заседании эксперты Гайд. и Чуд. пояснили о невозможности точно определить характер и степень тяжести телесных повреждений, полученных Т. в период завладения подсудимыми его автомобилем, поскольку на момент обнаружения трупа кожные покровы тела и мягкие ткани головы подверглись в летнее время сильному гнилостному изменению.

В то же время эксперты пояснили, что с учетом обстоятельств дела не исключается возможность причинения Т. неоднократных травмирующих воздействий в область головы, которые могли предшествовать его убийству и не повлечь последствий для здоровья, поскольку в эти же области головы и шеи Т. впоследствии прижизненно были нанесены более сильные неоднократные удары (не менее 6), послужившие причиной его смерти.

Этот вывод заключения подтверждается, как пояснила эксперт Гайд., объективными данными в ходе проведенного ею вскрытия тела и гистологическими исследованиями внутренних органов трупа, которые свидетельствуют о прижизненном характере повреждений головы и шеи, явившихся в совокупности причиной смерти Т.

При таких обстоятельствах суд вопреки утверждениям в кассационной жалобе защитника Буневой Л.Н. обоснованно положил в основу приговора заключение судебно-медицинских экспертов, которое не вызывает сомнений в своей научной обоснованности, а следовательно, у суда первой инстанции не имелось оснований для назначения повторной экспертизы.

Суд правильно признал заслуживающими доверия показания свидетелей Ю.Л. и Ю.К. в части изобличения Д., который признавался в том, что применял насилие к Т. в ходе совершения угона его автомобиля и в убийстве потерпевшего, однако вопреки мнению адвоката обоснованно указал на необходимость критического отношения к их показаниям в той части, в которой они утверждали о полной непричастности Ю. к указанным преступлениям. Свидетели же Г., М. и Е. были осведомлены об обстоятельствах преступлений только со слов Ю., в связи с чем их показания не исключают его причастности к совершению общественно опасных деяний.

В обжалуемом приговоре судом приведены и проанализированы показания всех лиц, которые как изобличали, так и оправдывали подсудимых, и в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона приведены мотивы, почему судом приняты во внимание и положены в обоснование приговора уличающие виновных доказательства и в связи с чем отвергнуты другие.

Никаких оснований полагать, что суд необъективно подошел к рассмотрению данного дела или невнимательно отнесся к показаниям осужденных и других допрошенных лиц, а также к рассмотрению и разрешению ходатайств осужденных и их защитников, не имеется.

Поскольку Ю. и Д. группой лиц по предварительному сговору совершили убийство Т. с целью скрыть другое преступление, суд обоснованно квалифицировал их действия по п. п. "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Мотивировка выводов суда относительно целей, мотивов убийства, а также его совершения группой лиц по предварительному сговору подробно изложена в приговоре и сомнений не вызывает.

Военная коллегия приходит к выводу о правильности признания обоих осужденных виновными и в совершении преступления, предусмотренного п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 166 УК РФ. При этом ссылка в кассационной жалобе Д. на то, что он в ходе неправомерного завладения автомобилем Т. не применял к нему насилия, несостоятельна, поскольку обратное в полной мере установлено в судебном заседании. Его же указание на то обстоятельство, что он не управлял угнанным автомобилем, а также на отсутствие у него водительского удостоверения и навыков в вождении на юридическую оценку его действий влияния не оказывает.

Что касается доводов защитника Буневой Л.Н. о том, что, квалифицируя действия Ю. по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ, суд вышел за пределы предъявленного тому обвинения, то они ошибочны. Суд вправе переквалифицировать уголовно наказуемые деяния с одной статьи на несколько статей уголовного закона, предусматривающих ответственность за менее тяжкие преступления, если этим не ухудшается положение осужденного и не нарушается его право на защиту.

Из материалов уголовного дела усматривается, что подсудимые наряду с другими преступлениями обвинялись в хищении автомобиля, автомагнитолы, мобильного телефона с SIM-картой "Мегафон", а также золотого кольца, принадлежавших Т., совершенном путем разбойного нападения группой лиц по предварительному сговору с применением предмета, используемого в качестве оружия.

В ходе судебного разбирательства дела было достоверно установлено, что подсудимые, желая возвратиться в свою воинскую часть до утра 29 мая 2005 года, договорились завладеть машиной Т. без цели ее хищения, после чего в процессе совершения угона применили к нему насилие, неопасное для его жизни и здоровья. Непосредственно после убийства Т. Ю. и Д. группой лиц по предварительному сговору тайно похитили принадлежавшее ему имущество, которым распорядились по своему усмотрению.

В связи с этим суд обоснованно в соответствии с требованиями ст. 252 УПК РФ переквалифицировал действия подсудимых с ч. 2 ст. 162 УК РФ на п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 166 и на п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

О цели осужденных похитить вышеперечисленное имущество свидетельствуют и те обстоятельства, что после совершенного убийства Ю. и Д. сняли с автомобиля регистрационные знаки, разъезжали на нем в течение нескольких дней. Указанные лица поясняли односельчанам и работникам милиции о том, что этот автомобиль принадлежит Ю. и о намерении продать транспортное средство. Находящимися в салоне автомобиля автомагнитолой и сотовым телефоном Ю. и Д. распорядились по своему усмотрению.

При этом следует признать несостоятельным утверждение осужденного Д. об отсутствии доказательств, свидетельствующих о наличии у Т. золотого обручального кольца. Из показаний потерпевшей Т-вой усматривается, что ее муж постоянно носил на руке обручальное кольцо стоимостью 1000 рублей, которое при обнаружении трупа отсутствовало. Оснований не доверять показаниям потерпевшей у суда не имелось, в связи с чем суд обоснованно вменил обоим осужденным хищение наряду с другими предметами золотого кольца.

Признание Д. и Ю. виновными в самовольном оставлении части продолжительностью свыше двух суток, но не более десяти суток, то есть в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 337 УК РФ, сомнений в своей законности и обоснованности не вызывает.

Что касается наказания, назначенного Ю. и Д., то оно справедливо, определено в соответствии с требованиями уголовного закона с учетом всех обстоятельств дела и данных о личности подсудимых. Судом учтены все имеющиеся смягчающие обстоятельства: положительные характеристики Ю. и Д. и отсутствие сведений о каких-либо противоправных поступках последних до призыва на военную службу, а также то обстоятельство, что Д. рос и воспитывался без отца. Вместе с тем вопреки утверждению защитника Буневой Л.Н. у суда не имелось оснований не доверять отрицательной характеристике Ю., данной ему командованием воинской части, поскольку в деле содержится достаточно сведений о систематическом совершении им в период военной службы дисциплинарных проступков.

Правильно в соответствии с требованиями действующего законодательства разрешены судом и исковые требования потерпевшей.

Руководствуясь ст. 377, п. 1 ч. 1 ст. 378 и ст. 388 УПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

приговор Северо-Кавказского окружного военного суда от 1 марта 2006 года в отношении Ю. и Д. оставить без изменения, а кассационные жалобы защитника - адвоката Буневой Л.Н и осужденного Д. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"