||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 мая 2006 года

 

Дело N 69-о06-8сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Свиридова Ю.А.,

    судей                                       Тонконоженко А.И.,

                                                     Кузьмина Б.С.

 

рассмотрела в судебном заседании 15 мая 2006 года кассационные жалобы осужденных Г., К., Б., адвоката Хазиева Р.И., кассационное представление государственного обвинителя Савиновой Е.В. на приговор суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры с участием присяжных заседателей от 22 ноября 2005 года, которым

Г., <...>, житель п. Приобье Октябрьского района Ханты-Мансийского автономного округа - Югры, дважды судимый,

осужден к лишению свободы по ст. ст. 223 ч. 3 УК РФ на 6 лет, 222 ч. 3 УК РФ на 6 лег, 162 ч. 4 п. "а" УК РФ по эпизоду от 27.12.2004 на 8 лет, по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ по эпизоду от 08.01.2005 на 8 лет, по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ по эпизоду от 17.01.2005 на 8 лет, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 16 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима;

К., <...>, судимый 28 апреля 1994 года по ст. ст. 188 ч. 1, 103, 144 ч. 2, 218 ч. 1, 218.1 ч. 1, 144 ч. 3 УК РСФСР на 10 лет лишения свободы, освобожденный 25 мая 2003 года условно-досрочно на 3 месяца 29 дней,

осужден к лишению свободы по ст. ст. 209 ч. 1 УК РФ на 10 лет, 223 ч. 3 на 6 лет, 222 ч. 3 УК РФ на 6 лет, 162 ч. 4 п. "а" УК РФ по эпизоду от 27.12.2004 на 8 лет, 162 ч. 4 п. "а" УК РФ по эпизоду от 08.01.2005 на 8 лет, 162 ч. 4 п. "а" УК РФ по эпизоду от 17.01.2005 на 8 лет, 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "е", "з" УК РФ на 10 лет, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 16 лет 6 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

У., <...>,

осужден к лишению свободы по ст. ст. 209 ч. 2 УК РФ на 8 лет, 223 ч. 3 УК РФ на 4 года, 222 ч. 3 УК РФ на 4 года, 162 ч. 4 п. "а" УК РФ по эпизоду от 27.12.2004 на 8 лет, 162 ч. 4 п. "а" УК РФ по эпизоду от 08.01.2005 на 8 лет, 33 ч. 5, 162 ч. 4 п. "а" УК РФ по эпизоду от 17.01.2005 на 8 лет, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 8 лет 1 месяц с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

Б., <...>, судимый 11 апреля 2001 года по ст. ст. 158 ч. 1, 228 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы,

осужден к лишению свободы по ст. ст. 209 ч. 2 УК РФ на 8 лет, 222 ч. 3 УК РФ на 6 лет, 223 ч. 3 УК РФ на 6 лет, 162 ч. 4 п. "а" УК РФ по эпизоду от 27.12.2004 на 8 лет, 162 ч. 4 п. "а" УК РФ по эпизоду от 08.01.2005 на 8 лет, по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ по эпизоду от 17.01.2005 на 8 лет, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 16 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По вещественным доказательствам принято решение судьбу трех обрезов охотничьих ружей решить органам прокуратуры в соответствии с действующей инструкцией.

Заслушав доклад судьи Тонконоженко А.И., объяснения осужденных Б., Г., К., поддержавших жалобы, объяснения адвоката Хазиева Р.И. в защиту У., адвоката Акопян А.К. в защиту Г., просивших об отмене приговора, направлении дела на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания, мнение прокурора Музыченко О.А., полагавшего приговор отменить в полном объеме, дело направить на новое рассмотрение, Судебная коллегия

 

установила:

 

вердиктом коллегии присяжных заседателей К. признан виновным в создании банды и руководстве ею, Б., У. - в участии в банде и совершаемых ею нападениях. Они же и Г. признаны виновными в изготовлении, хранении, перевозке огнестрельного оружия организованной группой, разбойных нападениях, К., кроме того, - в покушении на убийство двух лиц.

Преступления совершены в декабре 2004 - январе 2005 гг. на территории Ханты-Мансийского автономного округа при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

осужденный Г. просит об отмене приговора, направлении дела на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания, ссылаясь на то, что на предварительном следствии его заставили написать явку с повинной, а затем дать показания без адвоката. В суде свидетели подтвердили его непричастность к совершенным преступлениям. Он не был обеспечен избранным им адвокатом на следствии и на предварительном слушании. При выборе коллегии присяжных у него не было возможности задать вопросы кандидатам в присяжные, в зале заседания присяжные сидели совместно с конвоем, государственный обвинитель в присутствии присяжных оглашал данные о судимостях, ходатайства о роспуске коллегии присяжных и председательствующего были отклонены, судья лишил его последнего слова, не дал возможности внести изменения в вопросный лист;

осужденный К. просит об отмене приговора, направлении дела на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания, ссылаясь на то, что для проведения следственных действий приглашался дежурный адвокат, а его нанятый адвокат не вызывался. Все эти следственные действия не были исключены из числа доказательств. Судом необоснованно отклонены его ходатайства о месте проведения судебного заседания, об исключении недопустимых доказательств, о роспуске коллегии присяжных и отводе председательствующему, ему не была предоставлена возможность задать вопросы кандидатам в присяжные заседатели, в зале заседания присяжные находились рядом с конвоем. Старшина присяжных занимал руководящую должность, поэтому не мог участвовать в процессе. Он был лишен последнего слова, а также возможности внести изменения в вопросный лист;

осужденный Б. просит об отмене приговора, направлении дела на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания, ссылаясь на то, что явки с повинной его заставили подписать, не давая их прочитать. В суде необоснованно были отклонены его ходатайства об исключении недопустимых доказательств, о месте проведения судебного заседания, о роспуске коллегии присяжных. Прокурор и свидетель Бир. говорили в присутствии присяжных о судимости обвиняемых, судья лишил его последнего слова, а также возможности внести изменения в вопросный лист;

адвокат Хазиев Р.И. просит приговор в отношении У. отменить, дело направить на новое рассмотрение или прекратить. По мнению адвоката, судом необоснованно были отклонены ходатайства об исключении ряда доказательств, полученных с нарушениями уголовно-процессуального закона. Следователь дело к своему производству не принимал, поэтому все следственные действия, выполненные им или по его поручению, являются недопустимыми доказательствами. Родственникам обвиняемых при даче ими показаний не разъяснялась ст. 51 Конституции РФ. Происхождение двух обрезов не установлено, поэтому они не могут быть признаны вещественными доказательствами. Ряд следственных действий выполнен до возбуждения уголовного дела. К. был допрошен в ночное время с нарушениями закона. Не были исключены из числа доказательств протоколы проверки показаний К. на месте, допроса К. в качестве подозреваемого в отсутствие адвоката, явки с повинной, заключение эксперта по двум обрезам неизвестного происхождения.

В дополнении к кассационной жалобе осужденного Г. адвокат Акопян А.К. просит об отмене приговора, направлении дела на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания или прекращении дела в отношении Г. По мнению адвоката, как на предварительном следствии, так и в суде было нарушено право Г. на защиту, Г. не был обеспечен избранным им адвокатом. Суд не обеспечил стороне защиты возможность задать вопросы кандидатам в присяжные, принять участие в обсуждении формулировок вопросов, поставленных перед присяжными для вынесения вердикта, надлежащим образом не обсудил ходатайства стороны защиты об исключении доказательств, полученных с нарушениями уголовно-процессуального закона, не проверил достоверность и законность полученных от обвиняемых явок с повинной, не принял меры к вызову потерпевших в судебное заседание, неполно изложил позицию защиты в напутственном слове, в котором допустил давление на присяжных, не разъяснил присяжным, что они не должны принимать во внимание сведения о судимостях подсудимых. Судом дана неправильная правовая оценка действиям Г., который оправдан по ст. 209 УК РФ и при этом признан виновным в совершении преступлений организованной группой. По вердикту присяжных, Г. заслуживает снисхождения, однако суд назначил ему несправедливо суровое наказание.

В кассационном представлении государственный обвинитель Савинова Е.В. просит приговор в отношении У., а также в части решения вопроса о вещественных доказательств отменить, дело в этой части направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей со стадии действий председательствующего после провозглашения вердикта. Как указывает государственный обвинитель, У. по ст. ст. 222 ч. 3, 223 ч. 3 УК РФ назначено наказание ниже низшего предела без указания о применении ст. 64 УК РФ в мотивировочной и резолютивной частях приговора. Вопрос о вещественных доказательствах - трех обрезах охотничьих ружей - решен неправильно, так как в резолютивной части приговора не указывается, какие органы и каким образом должны исполнять приговор суда.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и кассационного представления, Судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение.

Как следует из протокола судебного заседания, подсудимый К. в стадии судебного следствия заявил ходатайство о роспуске коллегии присяжных заседателей, мотивируя свое ходатайство тем, что один из присяжных заседателей в присутствии адвокатов высказал свое мнение о виновности подсудимых.

Таким образом, заявленный отвод касался не кандидата в присяжные заседатели, не тенденциозности всей коллегии присяжных заседателей, который разрешается судьей без удаления в совещательную комнату, а отдельного присяжного заседателя, принявшего присягу, который в стадии судебного следствия до удаления в совещательную комнату для вынесения вердикта, по мнению подсудимого, проявил необъективность, высказал мнение о виновности.

После отвода, заявленного одному из присяжных заседателей, был заявлен отвод и председательствующему.

Председательствующим не были приняты меры к выяснению обстоятельств, на которые сослался К., и без удаления в совещательную комнату было принято решение об отказе в удовлетворении заявленного ходатайства. Решение мотивировано в протоколе судебного заседания тем, что ходатайство не соответствует нормам УПК РФ и не подлежит рассмотрению в данном судебном заседании.

Такое решение не соответствует требованиям ст. ст. 61 ч. 2, 330 ч. 3, 256 ч. 2 УПК РФ.

В соответствии со ст. ст. 235, 335 ч. 5 УПК РФ судья по ходатайству сторон либо по собственной инициативе, как на предварительном слушании, так и в судебном разбирательстве исключает из уголовного дела доказательства, недопустимость которых выявилась в ходе указанных стадий судебного процесса.

Эти требования закона председательствующим также не были выполнены в полном объеме.

Так, в присутствии присяжных заседателей в судебном заседании были исследованы протоколы допросов подозреваемого К., протокол проверки показаний К. на месте от 24 января 2005 года. Эти следственные действия были проведены при участии адвоката Табуевой Е.В., которая одновременно защищала интересы обвиняемого Г. Ввиду существенных противоречий в интересах Г. и К. постановлением следователя от 11 марта 2005 года защитник Табуева Е.В. была отведена от участия в уголовном деле.

Между тем ордером от 6 октября 2005 года Табуевой Е.В. вновь поручена защита интересов У. и Г., она приняла участие в защите интересов названных обвиняемых на предварительном слушании, а Г. - и в суде с участием присяжных заседателей.

Таким образом, адвокат, ранее защищавший интересы К., несмотря на то что его интересы противоречили интересам другого обвиняемого - Г., стал защищать интересы последнего.

В соответствии со ст. 72 ч. 1 п. 3 УПК РФ защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого.

При наличии обстоятельств, исключающих участие в производстве по уголовному делу защитника, председательствующим не были приняты меры к обеспечению подсудимого надлежащим адвокатом, при этом допустил к исследованию и доказательства, полученные при участии адвоката, подлежащего отводу от участия в производстве по делу.

Заявленный отвод самому председательствующему также был рассмотрен на месте, как и мотивированное письменное ходатайство адвоката о прекращении уголовного дела в отношении У.

Председательствующий допустил оглашение показаний свидетелей, потерпевших, не явившихся в судебное заседание, без согласия стороны защиты, при отсутствии данных о наличии причин неявки, указанных в ст. 281 ч. 2 УПК РФ.

Таким образом, вердикт коллегии присяжных был постановлен с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, поэтому приговор, постановленный на основании такого вердикта, не может быть признан законным и обоснованным.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 338 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 22 ноября 2005 года в отношении Г., К., У., Б. отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд со стадии предварительного слушания.

Меру пресечения Г., К., У., Б. оставить без изменения - содержание под стражей.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"