||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 мая 2006 года

 

Дело N 45-о06-26

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                         Магомедова М.М.,

    судей                                          Куменкова А.В.,

                                                      Грицких И.И.

 

рассмотрела в судебном заседании от 15 мая 2006 г. кассационные жалобы осужденных Ч. и Б. на приговор Свердловского областного суда от 28 декабря 2005 г., которым

Ч., <...>, со средним образованием, незамужняя, несудимая,

осуждена по ч. 3 ст. 33 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к тринадцати годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Б., <...>, со средним образованием, холостой, судимый 19 января 2004 года по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ к штрафу в размере 6000 рублей, исполненному 16 апреля 2004 года,

осужден к лишению свободы: по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на четырнадцать лет, по ч. 1 ст. 158 УК РФ на один год шесть месяцев.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание Б. назначено в виде пятнадцати лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать в пользу Ш.А. в счет компенсации морального вреда: с Ч. - 100 тысяч рублей, с Б. - 150 тысяч рублей, в возмещение расходов по делу: с Ч. - 1200 рублей и с Б. - 1800 рублей.

Признаны виновными и осуждены: Ч. - за организацию убийства Ш. по найму, а Б. - за убийство Ш. по найму и за кражу, совершенные при указанных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Грицких И.И., объяснения осужденного Б., поддержавшего свою жалобу, мнение прокурора Морозовой Л.М., полагавшей необходимым приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационной жалобе осужденная Ч. указывает, что с назначенным ей наказанием она не согласна. По ее мнению, при назначении ей наказания судом не приняты во внимание положения п. п. "д", "е" ч. 1 ст. 61 УК РФ, ибо в ходе предварительного и судебного следствий доказано, что преступление совершено "в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств и в результате материальной зависимости от потерпевшей". "При наличии обстоятельств, связанных с мотивами преступления, при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления, при совокупности всех имеющихся смягчающих обстоятельств в соответствии со ст. 64 УК РФ наказание может быть назначено ниже низшего предела".

Осужденная Ч. просит "снизить назначенное ей наказание с учетом ст. 64 УК РФ без изменения квалификации содеянного".

В кассационной жалобе осужденный Б. указывает, что с приговором он "не согласен частично", так как он постановлен с нарушением уголовно-процессуального закона, является чрезмерно суровым.

Излагает, что рецидив преступлений как отягчающее обстоятельство не может учитываться в части его обвинения по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ. При наличии смягчающих обстоятельств и отсутствии отягчающих наказание суд назначил ему "едва ли не самое максимально возможное наказание". По ч. 1 ст. 158 УК РФ приговор находит неоправданно суровым, несмотря на имеющееся обстоятельство, смягчающее наказание, - активное способствование выдаче части похищенного имущества. Отмечает, что у него на иждивении находится малолетний ребенок, жена не работает, мать имеет "околопенсионный" возраст.

Просит приговор изменить, назначить более мягкое наказание.

В возражениях на жалобы государственный обвинитель Смирнов А.С. считает, что оснований для изменения приговора не имеется.

Проверив материалы дела, обсудив доводы осужденных, изложенные ими в жалобах, Судебная коллегия считает, что вина Ч. и Б. в содеянном подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и указанными в приговоре доказательствами.

В судебном заседании от дачи показаний по предъявленному им обвинению Ч. и Б. отказались.

Из протокола явки Ч. с повинной (л.д. 237 т. 1) следует, что во второй половине февраля 2005 года у нее с племянником - осужденным Б. - зашел разговор о деньгах. Он говорил, что ему нужны деньги, спрашивал, где их можно взять. Она сказала, что в соседнем доме проживает Ш., у нее всегда есть деньги. Андрей этим заинтересовался. Она предложила ему убить Ш., чтобы завладеть ее деньгами и не отдавать самой (Ч.) имевшийся у нее перед Ш. долг. Говорила Б., что, если он это сделает, она (Ч.) соберет с должников Ш. по 5 тысяч рублей и отдаст ему. В начале марта предложила кому-то из сестер собрать по 5 тысяч рублей, поскольку есть человек, который за деньги может убить Ш., и поэтому не нужно будет возвращать долги, но сестра отказалась.

Около 22 часов 18 марта 2005 года Б. пришел к ней (Ч.) домой. Она с ним обсудила действия в отношении Ш. Решили, что она (Ч.) зайдет к Ш., скажет, чтобы та не волновалась, деньги она ей скоро отдаст. При ее (Ч.) выходе из квартиры Ш. туда проникнет Б. Так они и действовали. Когда она (Ч.) открыла дверь, стала выходить, в квартиру ворвался Б. Спускаясь по лестнице, услышала в квартире Ш. крик. После этого она пришла к себе домой. Через некоторое время по домофону ей позвонил Б. и сообщил, что все нормально. Она поняла, что он убил Ш.

При допросе в качестве подозреваемой Ч. поясняла (л.д. 239 - 243 т. 1), что она брала у Ш. деньги в долг для себя, своих родственников и знакомых. Писала об этом Ш. расписки. Знала, что последняя вела тетради, в которые записывала, кому и сколько давала денег, когда и кем они ей возвращались. Брали деньги у Ш. и сами ее (Ч.) родственники.

В феврале 2005 года Б. не работал, ему нужны были деньги. Она сказала Б., что деньги имеются у Ш., если он ее убьет, она (Ч.) соберет с сестер по 5 тысяч рублей и отдаст ему. Договорилась с ним, что после убийства Ш. ему можно будет забрать у последней расписки, которые писала она и ее сестры, чтобы не отдавать взятые у той деньги в долг. На эти условия (убить Ш. за вознаграждение) Б. согласился. После этого разговора она неоднократно созванивалась с ним, спрашивала его согласие убить Ш. за деньги. Он подтверждал свое согласие.

18 марта 2005 года Б. для совершения убийства Ш. к ней (Ч.) домой по ее просьбе пригласила по телефону ее дочь. По приходе Б. она вновь подтвердила ему, что если он убьет Ш., то она (Ч.) заплатит ему за это деньги. Б. сказал, что она (Ч.) зайдет в квартиру Ш., а когда будет выходить, он ворвется туда и убьет последнюю, найдет долговые расписки. Она и Б. ходили и смотрели, был ли свет в окнах квартиры Ш. Когда он погас, она поднялась в ее квартиру, поговорила с Ш. несколько минут. Стала выходить, и в это время в квартиру ворвался Б. Она услышала крик Ш.

Пришла к себе домой. Примерно через 30 минут по домофону ей позвонил Б. и сказал, что все нормально.

21 марта 2005 года она встретилась с Б., узнала от него, что он убил Ш., на месте происшествия оставил молоток и нож. Сказал, что забрал у Ш. сотовый телефон.

При допросе в качестве подозреваемого Б. пояснял (л.д. 14 - 19 т. 2), что в феврале 2005 года к нему обратилась его тетя - Ч. - с предложением убить Ш. Говорила ему, что она должна Ш. большую сумму денег, писала ей расписки о получении в долг денег. Сказала, что у Ш. дома много денег, которые после убийства последней он может забрать себе. Из этого разговора он понял, что Ч. просила его убить Ш., чтобы не отдавать ей взятые в долг деньги. Ч. сказала, чтобы после убийства Ш. он забрал из квартиры расписки о получении ею (Ч.) у потерпевшей в долг денег.

За убийство Ш. Ч. обещала заплатить ему 150 тысяч рублей.

После этого разговора Ч. неоднократно приходила к нему домой, звонила по телефону, спрашивала, согласен ли он убить Ш., он отказывался.

18 марта 2005 года она пригласила его к себе домой. Сказала, что в этот день нужно убить Ш. Он согласился. Договорились, что Ч. зайдет в квартиру Ш., поговорит с ней, а когда будет выходить, он (Б.) войдет в квартиру и убьет хозяйку. Ч. вновь сказала ему, что за убийство Ш. заплатит 150 тысяч рублей. Он сходил домой, взял молоток. Вернулся к Ч. Последняя рассказала ему о расположении квартиры Ш., местах возможного нахождения денег и расписок. Ходила смотреть, есть ли в квартире Ш. свет.

Когда Ч. зашла в квартиру Ш., он встал у двери. Молоток и нож находились у него в кармане куртки. Услышав, что входная дверь начала открываться, он достал молоток, взял его в правую руку. При выходе Ч. из квартиры он забежал туда и начал бить Ш. молотком по голове. Она упала в коридоре на пол. Видя, что Ш. шевелится, ударил ее ножом в горло. Взял в комнате одеяло, накрыл им тело потерпевшей. Прошел в комнаты, начал искать деньги и расписки. Ничего не нашел. Из кармана пальто потерпевшей взял кошелек, в котором было 700 рублей. Взял из квартиры сотовый телефон, радиотелефон. После этого с места происшествия ушел, закрыв дверь квартиры обнаруженными в ней ключами. Ключи выбросил возле детсада. Молоток и нож остались на месте преступления. На другой день на базаре купил себе новую одежду, а старые вещи сложил в мешок и выбросил возле лыжной базы.

Аналогичные показания Б. давал при проверке его пояснений на месте (л.д. 20 - 23 т. 2).

В ходе очной ставки осужденные Ч. и Б. подтвердили свои, изложенные выше, показания (л.д. 31 - 32 т. 2).

Из показаний свидетеля З. видно, что она знала о том, что ее мать (Ч.) брала у Ш. в долг деньги, о чем писала последней расписки. 18 марта 2005 года она находилась у матери. Та сказала, что в этот день нужно убить Ш., об этом она договорилась с Б. Со слов матери, убить Ш. надо было для того, чтобы не отдавать ей взятые в долг деньги. За убийство ей (Ч.) надо заплатить Б. определенную сумму денег. По просьбе матери она звонила Б. и пригласила его домой. По приходе к матери Б. сообщил, что для убийства Ш. взял с собой молоток и нож. Видела, что ее мать - осужденная Ч. - Б. зашли в подъезд дома, где проживала Ш.

Из показаний свидетеля П.Т. следует, что Ч. предлагала ей "скинуться" по 5 тысяч рублей для того, чтобы "нанять" кого-нибудь для убийства Ш. и не отдавать взятые у последней в долг деньги.

Ей (П.Т.) известно, что Ч. неоднократно занимала у Ш. деньги для себя и детей, знакомых. В последнее время деньги Ш. Ч. не отдавала, не только которые брала для себя, но и деньги, переданные ей для погашения долга знакомыми, ее сестрами.

Свидетели М., В., П.О., К. пояснили в судебном заседании, что со слов Ш. они знали, что последняя давала Ч. и ее родственникам деньги в долг. Ш. жаловалась им, что в последнее время Ч. не возвращала ей взятые деньги, избегала ее.

Вина осужденных подтверждается данными протокола осмотра места преступления - квартиры <...>.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта у Ш., 1952 года рождения, были выявлены: открытая черепно-мозговая травма - ушиб головного мозга тяжелой степени, субарахноидальное и внутримозговое кровоизлияния, вдавленные оскольчато-фрагментарные переломы мозгового и лицевого черепа, 12 ушибленных ран лица в верхнем отделе, 3 ушибленные раны теменно-височно-затылочной области справа с начальными явлениями реактивного воспаления по гистоморфологическим данным, гифема обоих глаз (кровоизлияния в камеры глазных яблок); колото-резаное ранение шеи слева с повреждением общей сонной артерии и внутренней яремной вены; три резаные раны тыльной поверхности левого предплечья на глубину кожи и подкожножировой клетчатки; кровоподтеки (10) и ссадины (2) предплечья и кисти слева; морфологические признаки острой массивной кровопотери.

Обнаруженные у Ш. повреждения являлись прижизненными, были получены в одно время, незадолго до смерти.

Кровоподтеки и ссадины возникли от действия твердых тупых предметов. Три резаные раны левого предплечья были причинены режущим предметом, возможно, лезвием клинка ножа. Колото-резаное ранение шеи слева с повреждением общей сонной артерии и внутренней яремной вены возникли в результате удара колюще-режущим предметом, каким мог быть нож, изъятый с места происшествия. Открытая черепно-мозговая травма с ушибом головного мозга тяжелой степени, переломами костей черепа возникла в результате не менее 15-ти ударов в верхний отдел лица (12 ударов) и теменно-височно-затылочную область волосистой части головы (не менее 3 ударов). Повреждения в области головы были причинены твердым тупым предметом с ограниченной ударяющей поверхностью, каким мог быть молоток, изъятый с места происшествия.

Причиной смерти Ш. послужила сочетанная механическая травма головы и шеи с ушибом мозга тяжелой степени, переломами костей черепа, повреждением общей сонной артерии и внутренней яремной вены слева, осложнившаяся острой массивной кровопотерей.

По заключению эксперта, на молотке и ноже, изъятых с места происшествия, была обнаружена кровь человека, происхождение которой от Ш. не исключается.

Протоколами выемок установлено, что у Б. были изъяты телефон "Сименс С-60" и трубка радиотелефона "Сименс Гигасет 4000".

Эти вещи, как видно из протоколов опознания, потерпевшим Ш.А. были опознаны как принадлежавшие его матери - погибшей Ш. - и пропавшие из ее квартиры.

Оценив каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все их в совокупности с точки зрения достаточности для разрешения дела, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Ч. и Б. в совершении ими установленных приговором преступлений. Действия Ч. по ч. 3 ст. 33 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, Б. - по п. "з" ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 158 УК РФ судом квалифицированы правильно.

Выводы суда мотивированы, они соответствуют фактическим обстоятельствам дела, основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Обстоятельства по делу исследованы полно, всесторонне, объективно. Положенные в основу обвинения осужденных доказательства получены в установленном законом порядке, их допустимость сомнений не вызывает, всем им при постановлении приговора дана верная юридическая оценка.

Доказанность их вины в совершении указанных выше преступлений, юридическую квалификацию своих действий осужденные Ч. и Б. в жалобах не оспаривают.

Наказание Ч. и Б. назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ. Данные о личностях осужденных суду при постановлении приговора были известны, они исследованы в судебном заседании, при назначении наказания приняты во внимание. К обстоятельствам, смягчающим наказание Ч., суд отнес наличие у нее явки с повинной, активное ее способствование раскрытию преступления, изобличение соучастника преступления, а Б. - его признательные показания на следствии, выдачу им части похищенного, что признано судом как активное способствование раскрытию преступления. Учтены судом положительные характеристики осужденных, то, что к уголовной ответственности Ч. привлечена впервые, наказание им назначено в пределах, предусмотренных ст. 62 УК РФ.

Назначенное Ч. и Б. наказание чрезмерно суровым, несправедливым не является. При назначении им наказания требования закона не нарушены.

Для смягчения осужденным наказания, применения в отношении Ч. ст. 64 УК РФ, как о том они ставят вопрос в своих жалобах, Судебная коллегия оснований не находит.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, органами предварительного следствия и судом не допущено.

Кассационные жалобы Ч. и Б. удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Свердловского областного суда от 28 декабря 2005 года в отношении Ч. и Б. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Ч. и Б. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

М.М.МАГОМЕДОВ

 

Судьи

А.В.КУМЕНКОВ

И.И.ГРИЦКИХ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"