||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 мая 2006 года

 

Дело N 32-о06-20

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                             Кочина В.В.,

    судей                                        Колышницына А.С.,

                                                      Иванова Г.П.

 

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных О., Д., Т., адвоката Степановой М.В., кассационное представление государственного обвинителя Пахомовой А.А. на приговор Саратовского областного суда от 14 октября 2005 года, по которому

Д., <...>, с незаконченным высшим образованием, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. 322 ч. 2 УК РФ (по эпизоду от 2 февраля 2004 года) на 3 года; по ст. 188 ч. 1 УК РФ на 4 года; по ст. 322 ч. 2 УК РФ (по эпизоду от 9 марта 2004 года) на 3 года.

На основании ст. 69 ч. 2 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 6 лет лишения свободы в колонии-поселении;

О., <...>, со средним образованием, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. 322 ч. 2 УК РФ (по эпизоду от 2 февраля 2004 года) на 3 года; по ст. 188 ч. 1 УК РФ на 4 года; по ст. 322 ч. 2 УК РФ (по эпизоду от 9 марта 2004 года) на 3 года.

На основании ст. 69 ч. 2 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 6 лет лишения свободы в колонии-поселении;

Ж., <...>, со средним образованием, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. 322 ч. 2 УК РФ (по эпизоду от 2 февраля 2004 года) на 2 года; по ст. 188 ч. 1 УК РФ на 2 года 6 месяцев; по ст. 322 ч. 2 УК РФ (по эпизоду от 9 марта 2004 года) на 2 года.

На основании ст. 69 ч. 2 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 3 года лишения свободы в колонии-поселении;

Т., <...>, со средним образованием, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. 322 ч. 2 УК РФ на 2 года; по ст. 188 ч. 1 УК РФ на 3 года.

На основании ст. 69 ч. 2 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 4 года лишения свободы в колонии-поселении;

Г., <...>, со средним образованием, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. 322 ч. 2 УК РФ на 2 года; по ст. 188 ч. 1 УК РФ на 3 года.

На основании ст. 69 ч. 2 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 4 года лишения свободы в колонии-поселении.

Заслушав доклад судьи Колышницына А.С., объяснения осужденных Д., О., адвоката Скитевой О.П., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Соломоновой В.А., полагавшей приговор отменить, Судебная коллегия

 

установила:

 

Д., О., Ж., Т., Г. осуждены за контрабанду. Кроме этого, они признаны виновными в незаконном пересечении государственной границы РФ, а Д., О., Ж. в совершении этого деяния дважды. Преступления совершенны 2 февраля и 9 марта 2004 года в районе с. Тараховка Перелюбского района Саратовской области.

В судебном заседании Д., О. вину признали частично, Ж., Т., Г. вину не признали.

В кассационных жалобах:

осужденный О. указывает, что в ходе расследования нарушено его право на защиту; адвокат Булатов ненадлежащим образом выполнял свои обязанности, не участвовал в его (осужденного) допросах, однако ставил подписи в протоколах, и данное обстоятельство подтверждается тем, что за допущенные нарушения полномочия адвоката были прекращены; в ходе расследования не удовлетворено его ходатайство об отказе от адвоката Булатова и не предоставлен адвокат Томина; ему не был предоставлен переводчик, хотя он плохо владеет русским языком; не разъяснены его процессуальные права; показания на следствии он дал под воздействием следователя, и он не мог прочесть протоколы, поскольку у него отсутствовали очки; отказано в проведении очной ставки с З.; он ознакомлен с материалами дела без адвоката и переводчика; сфальсифицированы протоколы некоторых следственных действий, в частности, он не давал показания на очных ставках, а следователь только переписывал в протокол его предыдущие показания; 2 февраля 2004 года он не пересекал государственную границу РФ, и необоснованно отказано в истребовании из Казахстана сведений, подтверждающих его доводы; у него не было умысла на пересечение границы РФ 9 марта 2004 года; не учтены показания свидетелей Р., Г. и др., оправдывающие его; показания Ж., Д., на которые делается ссылка в приговоре, получены под воздействием; не согласен с результатами экспертизы по оценке товаров; он был удален из зала суда в ходе судебного рассмотрения, по возвращению его в зал не были оглашены показания лиц, допрошенных без него; наказание, назначенное ему, чрезмерно суровое, суд не учел, что у него 3 малолетних детей, отец-инвалид. Просит исключить из приговора эпизод от 2 февраля 2004 года и назначить наказание, не связанное с лишением свободы;

адвокат Степанова просит приговор в отношении О. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на то, что выводы суда не подтверждаются доказательствами; нет доказательств незаконного пересечения осужденным границы РФ 2 февраля 2004 года; показания О., положенные в основу приговора, получены с нарушением закона, поскольку, как утверждает осужденный, адвокат ненадлежаще исполнял свои обязанности, отсутствовал переводчик; в суде необоснованно отклонено ходатайство о направлении запроса в пункт пропуска "Погодаево" для подтверждения довода О. о его выезде в Казахстан 5 февраля 2004 года; не установлены время и место перехода осужденным границы 2 февраля 2004 года;

осужденный Т. отмечает, что суд не учел его активную помощь следствию, нахождение под стражей в течение 1 года 6 месяцев, положительные характеристики, нахождение у него на иждивении семьи. Просит назначить условное лишение свободы или избрать другой вид наказания.

осужденный Д. указывает, что 2 февраля 2004 года он преступления не совершал, поскольку государственную границу РФ он незаконно не пересекал, а находился в пограничной зоне, за что и понес административное взыскание; 9 марта 2004 года намерения пересечь границу у него не было, они искали место разворота, и случайно оказались в месте их задержания; не проведен следственный эксперимент, не допрошен свидетель А.; протокол осмотра места происшествия сфальсифицирован; ставит под сомнение результаты оценки товаров; отрицает сговор с другими осужденными; О. оговорил его; считает, что преступление им не доведено до конца; не принято во внимание, что у него престарелая мать, 2 детей, он является единственным кормильцем. Просит исключить из приговора эпизод от 2 февраля 2004 года, переквалифицировать ст. 322 ч. 2 УК РФ на ст. 322 ч. 1 УК РФ, назначить наказание, не связанное с лишением свободы.

В кассационном представлении государственный обвинитель Пахомов обращает внимание на то, что суд необоснованно исключил из обвинения осужденных указание о совершении ими преступлений организованной группой, приводит доказательства, которые, по его мнению, подтверждают данный вывод. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Пахомов, осужденный Т. на кассационное представление просят оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и представления, Судебная коллегия приходит к следующему выводу.

Вина Д., О., Ж., Т., Г. подтверждается показаниями осужденных О., Ж. в ходе расследования, заявлением Д., показаниями свидетелей, актами товароведческих экспертиз и другими доказательствами, анализ которым дан в приговоре.

Так, из показаний О., Ж. в ходе расследования, заявления Д. усматривается, что 2 и 9 марта 2004 года они незаконно перевозили на нескольких автомашинах товары китайского производства из Казахстана в Россию. 9 марта 2004 года кроме них товары также перевозили и другие осужденные.

Осужденным, в том числе и О., были разъяснены их процессуальные права, статья 51 Конституции РФ, доводы о применении недозволенных методов ведения следствия были проверены и обоснованно отвергнуты, существенных противоречий в указанных показаниях не имелось.

Поэтому суд, оценив указанные показания в совокупности с другими доказательствами, правильно пришел к выводу об их объективности и обоснованно положил их в основу приговора.

Не согласиться с такой оценкой у Судебной коллегии нет оснований, поскольку показания осужденных подтверждаются другими доказательствами, имеющимися в материалах дела и исследованными в судебном заседании.

В частности, свидетель Г. подтвердил факт задержания на территории РФ 2 февраля 2004 года Д., О., Ж.

Свидетели Т., Д., С. показали, что 9 марта 2004 года были задержаны осужденные, которые с колонной автомашин с товаром пересекли границу РФ.

Свидетели К., Г., П. показали, что 9 марта 2004 года по просьбе осужденных они помогли перевезти на территорию РФ колонну грузовиков с товарами.

Из протокола осмотра места происшествия следует, что колонна автомашин с товарами находится на территории РФ.

Изъятые из автомашин товары были оценены экспертами-товароведами.

Компетенция экспертов у суда сомнения не вызывала, нарушений уголовно-процессуального закона при назначении и проведении экспертиз и осмотра места происшествия не допущено.

Доводы осужденного О. и его адвоката о нарушении права осужденного на защиту в ходе расследования были должным образом проверены. В обоснование своих выводов суд использовал в приговоре только те показания О. в ходе расследования, которые получены в соответствии с требованиями закона.

Осужденному также была разъяснена ст. 18 УПК РФ, однако он заявил, что русским языком он владеет и в услугах переводчика не нуждается.

В соответствии со ст. 192 УПК РФ, если в показаниях ранее допрошенных лиц имеются существенные противоречия, то следователь вправе провести очную ставку. Поскольку данных обстоятельств в ходе расследования не возникло, то следователь обоснованно не провел данное следственное действие между осужденным О. и свидетелем З.

Не было необходимости и в проведении следственного эксперимента с выходом на место пересечения границы.

Все заявленные участниками процесса ходатайства после соответствующего обсуждения должным образом были разрешены.

Необходимые сторонам процесса свидетели были допрошены в судебном заседании, или были оглашены их показания на предварительном следствии. Дополнений к судебному следствию, в том числе и о допросе свидетеля А., от участников процесса не поступило.

Как видно из протокола, О. знакомился с материалами дела совместно с адвокатом и с участием переводчика. Заявлений о невозможности в ходе расследования знакомиться с протоколами следственных действий по причине отсутствия очков от осужденного не поступало.

Из протокола судебного заседания усматривается, что при исследовании протокола очной ставки, проведенной между Д. и О., последний был удален из зала судебного заседания по распоряжению председательствующего. Через небольшой промежуток времени осужденный был возвращен в зал судебного заседания и принял участие в исследовании протокола данной очной ставки.

Оценив указанные в приговоре показания осужденных, свидетелей, другие материалы дела, суд обоснованно пришел к выводу, что осужденные 9 марта 2004 года по предварительному сговору незаконно пересекли государственную границу РФ с целью контрабанды товаров, а Д., О., Ж. незаконно пересекли государственную границу РФ и 2 февраля 2004 года, признав их виновными в совершении этих преступлений, и правильно квалифицировал их действия. При этом судом установлено время и место пересечения границы осужденными, и о чем указано в приговоре.

Доводы кассационного представления о необоснованном исключении из приговора указания о совершении осужденными преступлений в составе организованной группы являются несостоятельными.

Согласно части 3 статьи 35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Исследовав предоставленные органами следствия доказательства, в том числе и те, что указаны в кассационном представлении, суд обоснованно признал, что выводы органа следствия о наличии организованной группы основаны на предположениях и не имеется достаточных доказательств, на основании которых можно сделать бесспорный вывод о совершении осужденными преступлений организованной группой.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется.

Наказание Д., О., Ж., Т., Г. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом содеянного, данных о личности и всех обстоятельств дела. При этом суд принял во внимание и доводы, указанные в кассационных жалобах Т., Д., О. и адвоката последнего.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Саратовского областного суда от 14 октября 2005 года в отношении Д., О., Ж., Т., Г. оставить без изменения, а кассационные жалобы и представление - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"