||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 мая 2006 г. N 74-О05-51

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Разумова С.А.

судей Зыкина В.Я. и Зеленина С.Р.,

рассмотрела в судебном заседании от 2 мая 2006 года кассационную жалобу осужденного Ч. на приговор Верховного Суда Республики Саха (Якутия) суда от 16 апреля 2004 года, которым

Ч., <...>, ранее судимый 5 марта 2003 года (с учетом внесенных в приговор изменений) по ст. 159 ч. 2 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к лишению свободы сроком на 12 лет; на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения с наказанием, назначенным по приговору суда от 5 марта 2003 года, окончательное наказание назначено в виде лишения свободы сроком на 13 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

По делу также осужден П.О., приговор в отношении которого определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 23 ноября 2004 года оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зыкина В.Я. по доводам кассационной жалобы, объяснения осужденного Ч., просившего приговор изменить, переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на ст. 111 ч. 4 УК РФ и снизить назначенное наказание, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Тришевой А.А., полагавшей приговор в отношении Ч. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Ч. признан виновным и осужден за убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, из корыстных побуждений.

Судом установлено, что преступление совершено в июле 1998 года в г. Якутске при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационной жалобе Ч. просит изменить приговор и переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на ст. 109 УК РФ. Осужденный указывает, что в основу приговора положены показания, данные им в период следствия под психологическим давлением следователя; органами следствия не установлен и не допрошен свидетель по имени "Валера", который мог бы дать "важные для дела показания"; первоначальные показания в суде он (Ч.) дал недостоверные, поскольку плохо себя чувствовал; суд необъективно отнесся к изменению показаний, данных им в суде и на предварительном следствии; следователем уголовное дело расследовано предвзято, а судом рассмотрено с обвинительным уклоном; на предварительном следствии и в суде было нарушено его право на защиту, поскольку защита осуществлялась формально, ему не предоставили возможности "тайной беседы" с адвокатом, адвокат в суде неэффективно осуществлял его защиту; судья необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о приобщении к делу заявления свидетеля П.; судом не опровергнуты его показания о том, что потерпевшая Д. могла получить смертельные телесные повреждения в результате его (Ч.) неосторожных действий (от удара головой о деревянный подлокотник), а травма шеи и головы могла быть получена в результате перетаскивания потерпевшей через подоконник; эти показания, как утверждает осужденный, согласуются с показаниями судебно-медицинского эксперта, проводившего исследование трупа потерпевшей; заключения судебно-медицинской экспертизы основаны на предположениях, поэтому не могут служить доказательствами по делу; корыстный мотив преступления ни органами следствия, ни судом не доказан. Осужденный в жалобе подробно анализирует доказательства и утверждает, что смерть потерпевшей причинил по неосторожности.

В дополнении к кассационной жалобе осужденный Ч. просит переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на ст. 111 ч. 4 УК РФ, снизив назначенное наказание. Он утверждает, что судом не учтены данные о личности потерпевшей Д., которая вела себя аморально, бросилась на него, и он вынужден был обороняться; при назначении наказания не учтено, что он (Ч.) явился с повинной, активно способствовал органам следствия в раскрытии преступления, указал место нахождения трупа потерпевшей и рассказал об обстоятельствах совершения преступления. Кроме того, он просит обратить внимание на то, что за время отбывания наказания вел себя безупречно, добросовестно относится к труду, характеризуется положительно; на иждивении у него находится двое несовершеннолетних детей, один из которых тяжело болен и нуждается в квалифицированной медицинской помощи; дети находятся на воспитании и попечении в детском доме.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Попова Т.П. высказывает свое несогласие с доводами жалобы и просит приговор суда в отношении Ч. оставить без изменения.

Проверив уголовное дело и обсудив доводы кассационных жалоб Ч., Судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Вывод суда о виновности Ч. в совершении убийства Д. основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, оценка которым дана в приговоре.

Доводы осужденного о том, что смерть потерпевшей он причинил по неосторожности, были тщательно проверены судом первой инстанции и обоснованно отвергнуты в приговоре. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы N 681 от 21.08.2002 года причиной смерти потерпевшей Д. явилась закрытая черепно-мозговая травма, сопровождавшаяся субдуральной гематомой полушарий головного мозга, кровоизлияниями в мягкие ткани головы височной области, кровоизлияниями в клетчатку обеих глаз. Данные повреждения образовались прижизненно от действия твердых тупых предметов с ограниченной поверхностью зоны соударения, возможно ударами кулаками, ногами. При судебно-медицинской экспертизе трупа потерпевшей обнаружены также повреждения характера тупой травмы шеи, сопровождавшейся переломом рожка подъязычной кости, очаги кровоизлияний в мягких тканях шеи, щитовидной железе, в ткани рожка подъязычной кости. Допрошенный в судебном заседании судебно-медицинский эксперт Н. подтвердил данное заключение экспертизы, а также показал, что телесные повреждения в области головы не могли быть получены в результате падения потерпевшей Д. головой на деревянный подлокотник дивана (о чем пояснял осужденный Ч. в своей версии случившегося); повреждения в области головы локализованы в различных местах и причинены прижизненно неоднократными ударными воздействиями, но никак не в результате падения; повреждения в области шеи также были получены прижизненно, в результате сдавливания. Заключения экспертизы и показания эксперта обоснованно были приняты во внимание судом, поскольку они согласуются с другими доказательствами по делу. В частности, из показаний осужденного П.О., данных им в период следствия, следует, что Ч. после того как подсыпал потерпевшей препарат "клофелин" и та уснула, сказал, что ее нужно задушить, то есть убить. Затем Ч., взяв спящую потерпевшую руками за горло, стал ее душить, после чего нанес ей несколько ударов кулаками в область головы. Труп потерпевшей они вместе перенесли через окно в веранду дома, где под полом закопали и прикрыли настилом досок.

Доводы жалобы осужденного Ч. о том, что потерпевшая Д. сама бросилась на него и он вынужден был обороняться, не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

Доводы кассационной жалобы Ч. о том, что к нему на предварительном следствии применялись недозволенные методы расследования, в результате чего он вынужден был оговорить себя, ничем объективно не подтверждены и опровергаются доказательствами вины Ч., изложенными в приговоре.

Доводы жалобы осужденного о том, что показания в суде он давал, находясь в болезненном состоянии, не основаны на материалах дела. Как следует из протокола судебного заседания, после объявленного в судебном заседании перерыва разбирательство дела было продолжено 2 апреля 2004 года. Поскольку в суд поступила медицинская справка о том, что Ч. болен (диагноз ОРВИ), суд не стал допрашивать подсудимого и объявил перерыв в судебном заседании до 5 апреля 2004 года. После продолжения разбирательства дела Ч. заявил ходатайство о повторном его допросе в суде. Данное ходатайство Ч. было удовлетворено и ему была предоставлена возможность дать показания. Таким образом права осужденного Ч. в судебном заседании нарушены не были.

Суд тщательно проверил показания осужденных Ч. и П.О., которые они давали при производстве предварительного следствия и в суде, выяснил причины изменений показаний, и в совокупности с иными собранными по делу доказательствами дал им надлежащую оценку в приговоре.

Доводы жалобы о том, что органами следствия не установлен и не допрошен свидетель по имени "Валера", который, как указывает осужденный, "мог бы дать важные для дела показания", существенными признать нельзя, поскольку они не влияют на полноту предварительного следствия и на правильность принятого судом решения. Кроме того, осужденный в жалобе не указывает, какие именно "важные для дела показания" мог бы дать указанный им гражданин.

Вопреки доводам кассационной жалобы Ч., уголовное дело рассмотрено судом объективно и всесторонне.

Что касается ходатайства о приобщении к материалам дела заявления свидетеля П. (о чем говорится в кассационной жалобе), то данное ходатайство было поставлено на обсуждение сторон и обоснованно отклонено мотивированным постановлением судьи, о чем указано в протоколе судебного заседания.

Показания свидетеля П., данные на предварительном следствии, в связи с ее неявкой в суд, с согласия сторон были оглашены в судебном заседании и получили надлежащую оценку в приговоре суда.

Доводы жалобы осужденного Ч. о нарушении его права на защиту не основаны на материалах дела. Из материалов уголовного дела видно, что Ч. был обеспечен защитниками как на предварительном следствии, так и в суде. Каких-либо данных о том, что адвокаты осуществляли неэффективную защиту осужденного, а также о том, что следователем было ограничено право Ч. на свидание наедине с адвокатом и конфиденциально, из материалов дела не усматривается.

Судом на основании исследованных в судебном заседании доказательств правильно установлено, что убийство потерпевшей Д. осужденным Ч. совершено из корыстных побуждений (с целью последующего приобретения права собственности на ее квартиру). Об этом объективно свидетельствует и тот факт, что после убийства потерпевшей Д. осужденный Ч., использовав подложные документы, с помощью других лиц, мошенническим способом продал принадлежащую потерпевшей квартиру. За совершение данного преступления (мошенничества) Ч. осужден приговором Якутского городского суда от 5 марта 2003 года.

Наказание Ч. назначено судом справедливое, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о его личности, а также смягчающих наказание обстоятельств. Вопреки доводам кассационной жалобы, наличие у Ч. малолетних детей (один из которых инвалид), а также положительные характеристики осужденного и его способствование раскрытию преступления, указание места сокрытия трупа потерпевшей, и чистосердечное раскаяние - были учтены судом первой инстанции в качестве обстоятельств, смягчающих наказание осужденного. Ссылка осужденного Ч. на наличие у него явки с повинной материалами дела не подтверждается.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Саха (Якутия) суда от 16 апреля 2004 года в отношении Ч. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"