||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 мая 2006 года

 

Дело N 80-о06-21сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Дзыбана А.А.,

    судей                                          Микрюкова В.В.,

                                                      Иванова Г.П.

 

рассмотрела в судебном заседании от 2 мая 2006 года кассационные жалобы осужденных К., М., Т., законного представителя Т.Л., адвоката Неспай А.В., представление государственного обвинителя Кириченко В.В. на приговор Ульяновского областного суда с участием присяжных заседателей от 6 февраля 2006 года, которым:

К., <...>, гражданин РФ, со средним образованием, разведенный, имеющий малолетнего ребенка, <...>, работавший охранником в ООО ЧОП "Талион", ранее судимый 03.03.2003 с учетом изменения приговора от 18.06.2004 по ст. ст. 115, 161 ч. 1 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года 1 месяц, освобожден из мест лишения свободы по отбытию срока 01.04.2005,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ к 17 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 4 п. п. "б", "в" УК РФ - к 12 годам лишения свободы; по совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 21 год с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

Т., <...>, гражданин РФ, со средним образованием, <...>, холостой, учащийся Ульяновского автомеханического техникума, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ к 9 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 4 п. п. "б", "в" УК РФ - к 7 годам лишения свободы; по совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 10 лет с отбыванием в воспитательной колонии;

М., <...>, гражданин РФ, со средним специальным образованием, холостой, работавший охранником в ООО ЧОП "Талион", ранее несудимый,

осужден по ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 3 ст. 161 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По приговору суда присяжных К. и Т. совершили убийство, то есть умышленное причинение смерти двум лицам, группой лиц, сопряженное с разбоем; и разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенный с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в помещение, в целях завладения имуществом в особо крупном размере и с причинением потерпевшим тяжкого вреда здоровью;

М. совершил покушение на открытое хищение чужого имущества в особо крупном размере группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в помещение.

Преступления совершены 22 августа 2005 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Микрюкова В.В., объяснения адвоката Неспай А.З., поддержавшего доводы жалоб, мнение прокурора Лущиковой В.С., полагавшей необходимым приговор суда оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах:

осужденный М. не согласен с квалификацией его действий, полагает, что не доказано наличие у него цели на хищение денег в особо крупном размере - 6 миллионов рублей. Просит смягчить ему наказание с учетом явки с повинной, раскаяния в содеянном, признания присяжными снисхождения.

Осужденный К. просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, считает, что наказание ему назначено без учета его способствования раскрытию преступления, его участия в боевых действиях.

Осужденный Т. просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, ставит под сомнение выводы коллегии присяжных заседателей.

Законный представитель Т.Л. просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, полагает, что судебное заседание проведено необъективно, председательствующий необъективно изложил доказательства в напутственном слове. Прокурор прерывал последнее слово ее сына репликой, которая нашла поддержку у председательствующего и у присяжных заседателей. Ставит под сомнение выводы коллегии присяжных заседателей.

Адвокат Неспай А.В. просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, полагает, что судебное заседание проведено необъективно, председательствующий необъективно изложил доказательства в напутственном слове. Прокурор в прениях доводил до присяжных информацию, содержащую правовой характер.

В кассационном представлении государственный обвинитель просит приговор в отношении К., Т., М. отменить, дело направить на новое судебное разбирательство с момента, следующего за провозглашением вердикта присяжных заседателей, в тот же суд, но иным составом суда. По мнению государственного обвинителя, председательствующий при вынесении приговора неправильно исключил из обвинения К. и Т. по убийству квалифицирующий признак "по предварительному сговору" и переквалифицировал действия М. с разбойного нападения на покушение на грабеж. Нарушения уголовно-процессуального закона и неправильное применение уголовного закона повлекли за собой назначение М. несправедливо мягкого наказания.

В возражениях на жалобы осужденных потерпевшие О. и К.И. указывают о своем несогласии с ними.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалоб, представления, возражения на жалобы, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Как видно из материалов дела, нарушений уголовно-процессуального законодательства в процессе расследования, в стадиях предварительного слушания, назначении судебного заседания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии со ст. 379 УПК РФ отмену приговора суда присяжных, по данному делу не допущено.

Вывод о виновности осужденных в совершении преступлений коллегией присяжных заседателей сделан на основании доказательств, полученных с соблюдением закона и исследованных в суде.

Приговор не может быть отменен по доводу жалоб М. и Т. в части несогласия с фактическими обстоятельствами дела, установленными присяжными заседателями, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 379 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей, являются: нарушение уголовно-процессуального закона; неправильное применение уголовного закона; несправедливость приговора.

Таких оснований по этому делу не имеется.

Доводы жалоб законного представителя Т.Л. и адвоката Неспай А.В. о том, что судебное заседание проведено необъективно, являются несостоятельными.

Нарушений принципа состязательности в судебном заседании не имелось. В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства. Необоснованных отказов осужденным и их защитникам в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, не усматривается.

Из протокола судебного заседания не видно, чтобы со стороны председательствующего судьи проявлялась предвзятость либо заинтересованность по делу.

Что касается доводов жалобы законного представителя о ненадлежащей юридической помощи со стороны адвоката Горячева В.И. на предварительном следствии, то данные доводы не согласуются с материалами дела. Как видно из материалов дела, в ходе предварительного следствия адвокат Горячев В.И. был представлен по заявлению Т. (т. 1 л.д. 68) и по окончании допроса подозреваемого Т. ни от кого из участников замечаний на защитника не поступило.

В ходе судебного разбирательства при оглашении показаний Т. также никаких заявлений не последовало.

Каких-либо данных, свидетельствующих о применении к Т. недозволенных методов ведения следствия, не имеется. Допрашивался Т. в присутствии законного представителя и защитника.

Напутственное слово, с которым председательствующий обратился к присяжным заседателям, соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ, в нем не выражено в какой-либо форме мнение председательствующего судьи по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей.

Председательствующий объективно изложил доказательства, позицию обвинения и защиты, разъяснил презумпцию невиновности и оценку доказательств.

Из протокола судебного заседания не следует, чтобы прокурор прерывал последнее слово Т. репликой, и якобы она нашла поддержку у председательствующего и у присяжных заседателей.

Выступление прокурора в прениях не противоречит требованиям ст. 336 УПК РФ.

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст. ст. 338, 339 УПК РФ.

С учетом результатов судебного следствия, прений сторон и поддержанного государственным обвинителем обвинения судьей были сформулированы вопросы.

Доводы представления и жалоб о неправильной квалификации действий осужденных следует признать несостоятельными.

К обстоятельствам дела, как они были установлены судом присяжных заседателей, уголовный закон применен правильно.

Исключение из обвинения К. и Т. по факту убийства потерпевших К.И. и О. квалифицирующего признака "по предварительному сговору" является правильным, поскольку вердиктом присяжных установлено, что каждый из осужденных "решил с... лишить жизни...". Данная формулировка свидетельствует лишь о принятии самостоятельного решения каждым из них в отдельности о совершении убийства, но не о наличии предварительного сговора. Их действия по лишению жизни потерпевших суд квалифицировал как совершенные в группе, поскольку они это деяние совершили совместно.

На основании установленных вердиктом присяжных заседателей обстоятельств М. вступил с К. и Т. в предварительный сговор на открытое хищение чужого имущества в особо крупном размере, но с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья. Вместе с тем желаемого результата они не достигли по не зависящим от их воли и желания обстоятельствам: денег фактически оказалось всего 300000 рублей, а не 6 миллионов, на которые они рассчитывали, поэтому действия М. суд квалифицировал как покушение на открытое хищение чужого имущества в особо крупном размере, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в помещение.

Действия К. и Т. правильно квалифицированы как разбой, поскольку разбойное нападение является усеченным составом преступления и считается оконченным с момента нападения независимо от достигнутого результата.

Юридическая оценка действиям осужденных дана правильная. Что касается доводов адвоката Неспай А.В. относительно замечаний на протокол судебного заседания, то они были рассмотрены председательствующим судьей и по ним вынесено мотивированное постановление.

Наказание осужденным назначено в соответствии со ст. ст. 60 - 65 УК РФ с учетом степени общественной опасности содеянного, совокупности смягчающих и отягчающих их ответственность обстоятельств, данных о личности осужденных, в том числе и с учетом тех обстоятельств, на которые ссылаются осужденные в кассационных жалобах. Оснований для смягчения назначенного осужденным наказания Судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 379, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ульяновского областного суда с участием присяжных заседателей от 6 февраля 2006 года в отношении К., Т. и М. оставить без изменения, а кассационные жалобы и представление - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"