||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 апреля 2006 года

 

Дело N 11-Г06-7

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Манохиной Г.В.,

    судей                                          Харланова А.В.,

                                                    Соловьева В.Н.

 

рассмотрела в судебном заседании 26 апреля 2006 г. гражданское дело по кассационной жалобе Государственного Совета Республики Татарстан и кассационному представлению участвовавшего в деле прокурора прокуратуры Республики Татарстан на решение Верховного Суда Республики Татарстан от 27 января 2006 г., по заявлению прокурора Республики Татарстан о признании недействующими отдельных положений Кодекса Республики Татарстан об административных правонарушениях.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А.В., объяснения представителей Государственного Совета Республики Татарстан Курманова М.М. и Ягудина З.Г., прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Воскобойниковой Е.Л., полагавшей решение суда подлежащим отмене в части, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

прокурор Республики Татарстан обратился в суд с заявлением о признании противоречащими федеральному законодательству и недействующими статей 1.1 - 1.2, 2.1 - 2.3, 3.1 - 3.4, 3.6, 3.7, 4.1 - 4.5, 5.1 - 5.25, 5.27 - 5.29, 6.1 - 6.4, 7.2, 7.7, 8.1 - 8.5, 9.1 - 9.5, 10.1 - 10.3, 10.5 - 10.7, 13.1, 13.3, 15.2, статьи 15.1 в части слов "руководители финансовых органов муниципальных образований, их заместители", "председатель, заместитель председателя, аудиторы и инспекторы Счетной палаты Республики Татарстан", а также ст. 14.1 в части слов "3.1, 3.6, 5.1 - 5.15, 5.17 - 5.21, 5.22, 5.23 - 5.25, 5.27, 5.28, 5.29, 7.2, 7.7, 9.5", ст. 14.2 в части слов "3.2 - 3.4", ст. 14.3 в части слов "4.1 - 4.5", ст. 14.4 в части слов "5.16", ст. 14.5 в части слов "6.1 - 6.4", ст. 14.6 в части слов "5.22, 5.27, 8.1 - 8.5", ст. 14.7 в части слов "9.1 - 9.4", ст. 14.8 в части слов "10.1 - 10.3, 10.5 - 10.7" Кодекса Республики Татарстан об административных правонарушениях (далее - Кодекс РТ).

В судебном заседании представитель прокурора Республики Татарстан от требований в части признания недействующими статьи 14.1 в части слов "3.1, 3.6, 5.1 - 5.15, 5.17 - 5.21, 5.22, 5.23 - 5.25, 5.27, 5.28, 5.29, 7.2, 7.7, 9.5", статьи 14.2 в части слов "3.2 - 3.4", статьи 14.3 в части слов "4.1 - 4.5", статьи 14.4 в части слов "5.16", статьи 14.5 в части слов "6.1 - 6.4", статьи 14.6 в части слов "5.22, 5.27, 8.1 - 8.5", статьи 14.7 в части слов "9.1 - 9.4", статьи 14.8 в части слов "10.1 - 10.3, 10.5 - 10.7" отказался, в остальной части требования поддержал.

Представитель Государственного Совета Республики Татарстан с требованиями прокурора не согласился.

Решением Верховного Суда Республики Татарстан от 27 января 2006 г. постановлено: заявление прокурора Республики Татарстан удовлетворить частично.

Признать противоречащими федеральному законодательству, не действующими со дня вступления решения в законную силу статью 1.1, часть 1 статьи 2.1, статью 2.2., часть 2 статьи 2.3, статьи 3.1 - 3.4, 3.6, 3.7, 4.1 - 4.5. 5.1 - 5.8, 5.10, статью 5.12 в части слов "а также содержание мест наружной рекламы в ненадлежащем состоянии", статьи 5.13 - 5.25, 5.27 - 5.29, 6.1 - 6.4, 7.2, 7.7, 8.1 - 8.5, 9.1 - 9.5, 10.1 - 10.3, 10.5 - 10.7, 13.1, 13.3, часть 4 в части слов "руководители финансовых органов муниципальных образований, их заместители" и часть 5 статьи 15.1 Кодекса Республики Татарстан об административных правонарушения.

В удовлетворении остальной части требований отказать.

В кассационной жалобе Государственного Совета Республики Татарстан и кассационном представлении участвовавшего в деле прокурора прокуратуры Республики Татарстан поставлен вопрос об отмене в части решения суда.

Проверив материалы дела в пределах доводов кассационной жалобы и кассационного представления прокурора, обсудив доводы кассационной жалобы и кассационного представления прокурора, Судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене в части.

Согласно пункту "к" части 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации административное, административно-процессуальное законодательство находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

В соответствии со статьей 1.1 КоАП РФ законодательство об административных правонарушениях состоит из Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов Российской Федерации.

Статьи 1.1, 1.2, 2.1 - 2.3 Кодекса РТ определяют законодательство об административных правонарушениях, его задачи, предметы ведения Республики Татарстан, подведомственность дел и лиц, подлежащих административной ответственности.

Однако установление общих положений и принципов законодательства об административных правонарушениях статьей 1.3 КоАП РФ отнесено к ведению Российской Федерации.

Следовательно, как правильно указал суд, закрепляя в Кодексе РТ нормы, касающиеся задач и принципов законодательства об административных отношениях, Государственный Совет Республики Татарстан вправе был лишь воспроизвести нормы КоАП РФ, регулирующие общие положения и принципы законодательства об административных правонарушениях.

Поскольку данное правило законодательным органом Республики Татарстан не соблюдено в статье 1.1, в пунктах 1 - 3 части 1 статьи 2.1, в статье 2.2 и части 2 статьи 2.3, то суд пришел к правильному выводу о противоречии этих положений Кодекса РТ федеральному законодательству.

С доводом представителя Государственного Совета Республики Татарстан о том, что применение этих норм не приведет к вторжению в сферу ведения Российской Федерации, суд правильно не согласился исходя из следующих обстоятельств.

Так, например, редакция части 2 статьи 1.1, регулирующая условие наступления административной ответственности, является неопределенной и позволяет устанавливать административную ответственность в сфере отношений, регулирование которых является предметом ведения Российской Федерации - по вопросам федерального значения, не получившим в силу различных причин регламентации в КоАП РФ, что, как обоснованно указал суд, противоречит статье 1.3 КоАП РФ и статьям 26, 26.1 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации".

Это же относится к пунктам 1 - 3 части 1 статьи 2.1, части 2 статьи 2.3 Кодекса РТ.

В то же время суд правильно исходил из того, что статья 1.2, часть 2 статьи 2.1, часть 1 статьи 2.3, а также статья 15.2 Кодекса РТ не противоречат федеральному законодательству, так как полностью воспроизводят нормы и правила, установленные КоАП РФ, либо содержат отсылочные нормы.

Статьей 3.1 Кодекса РТ определена административная ответственность за необоснованный отказ в приеме на работу лица, направленного службой занятости в счет установленных квот.

Данная норма правильно признана противоречащей федеральному законодательству, поскольку вопрос об административной ответственности за совершение действий, указанных в статье 3.1 оспариваемого Кодекса, урегулирован статьей 5.27 КоАП РФ, которой установлена административная ответственность за нарушение законодательства о труде.

По этому же основанию правильно признана противоречащей федеральному законодательству статья 3.6 Кодекса РТ, устанавливающая административную ответственность за допуск к работе граждан, не прошедших обязательный предварительный при поступлении на работу и периодические медицинские осмотры, гигиеническое обучение и (или) аттестацию.

Статьей 3.2 Кодекса РТ установлена административная ответственность за воспрепятствование осуществлению родительских прав.

Содержание прав и обязанностей родителей, защита родительских прав регулируется Семейным кодексом Российской Федерации, в частности главой 12.

Согласно статье 3 Семейного кодекса Российской Федерации законы субъектов Российской Федерации регулируют семейные отношения, отнесенные к ведению субъектов Российской Федерации настоящим Кодексом, и по вопросам, Кодексом не урегулированным.

В данном же случае, как обоснованно указал суд, регулирование указанных вопросов к ведению субъектов РФ не отнесено, поскольку они урегулированы Семейным кодексом Российской Федерации.

Таким образом, является правильным вывод суда о том, что статья 3.2 Кодекса РТ противоречит федеральному законодательству, так как ответственность за указанное правонарушение может быть установлена лишь на федеральном уровне.

По этим же основаниям правильно признана противоречащей федеральному законодательству статья 3.3 Кодекса РТ, устанавливающая административную ответственность за непринятие мер по защите прав и законных интересов ребенка.

Как указывалось выше, статьей 1.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях разграничены предметы ведения Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях, в соответствии с которой к ведению Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях относится установление административной ответственности за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными актами Российской Федерации.

С учетом этого обоснованно признана противоречащей федеральному законодательству статья 3.4 Кодекса РТ, устанавливающая административную ответственность за неисполнение решений органов опеки и попечительства, так как вопросы опеки и попечительства регулируются Гражданским кодексом Российской Федерации, в частности статьями 31 - 40, а также Семейным кодексом РФ (глава XVIII). Следовательно, ответственность в сфере данных правоотношений может быть установлена только Российской Федерацией.

Статья 3.7 Кодекса РТ устанавливает административную ответственность за нарушение законодательства о предоставлении субсидий на оплату жилья и коммунальных услуг.

Однако, как правильно указал суд, вопросы предоставления субсидий на оплату жилья и коммунальных услуг регулируются статьей 159 Жилищного кодекса Российской Федерации и Постановлением Правительства Российской Федерации от 14 декабря 2005 г. N 761 "О предоставлении субсидий на оплату жилья и коммунальных услуг", которым утверждены Правила предоставления субсидий на оплату жилья и коммунальных услуг, в связи с чем ответственность за нарушение норм и правил, закрепленных в названных нормативных правовых актах, может устанавливаться только Российской Федерацией.

В главе 4 Кодекса РТ содержатся нормы, устанавливающие административную ответственность за правонарушения в области охраны окружающей природной среды (статьи 4.2 - 4.5).

Между тем суд обоснованно указал, что охрана окружающей среды имеет федеральное значение и регулируется прежде всего Федеральным законом "Об охране окружающей среды".

Требования в области охраны окружающей среды при осуществлении хозяйственной или иной деятельности закреплены в главе 7 указанного Закона. Вопросы контроля в области охраны окружающей среды регулируются главой 11.

Таким образом, является правильным вывод суда о том, что административная ответственность за несоблюдение экологических требований, а также воспрепятствование проведению экологического контроля устанавливается Российской Федерацией, что и сделано в главе 8 КоАП РФ.

По этому основанию, как правильно указал суд, противоречит федеральному законодательству статья 5.15 Кодекса РТ, предусматривающая ответственность за повреждение зеленых насаждений и газонов, а также правил их содержания (ст. 61 Федерального закона "Об охране окружающей среды").

Вместе с тем с доводом представителя Государственного Совета Республики Татарстан о том, что субъект Российской Федерации вправе устанавливать административную ответственность за действия (бездействие), которые могут привести к уничтожению редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных и растений, занесенных в Красную книгу Республики Татарстан, следует согласиться, поскольку вопрос ведения Красной книги субъекта РФ не имеет федерального значения и КоАП РФ установлена административная ответственность за уничтожение редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных или растений, занесенных лишь в Красную книгу Российской Федерации, а также за другие действия (бездействие) в отношении этих животных и растений.

Следовательно, ст. 4.1 Кодекса РТ не противоречит федеральному законодательству.

Правильно признаны противоречащими федеральному законодательству статьи 5.3, 5.4 Кодекса РТ, устанавливающие ответственность за нарушение порядка складирования или хранения строительных материалов, конструкций, оборудования в не установленных для этих целей местах, за нарушение правил безопасности при проведении строительных, ремонтных, земляных работ, так как статьей 9.4 КоАП РФ уже установлена ответственность за нарушение обязательных требований государственных стандартов, технических условий, строительных норм и правил, утвержденных проектов, других нормативных документов в области строительства при выполнении инженерных изысканий, проектных, строительно-монтажных работ, а также при производстве строительных материалов, конструкций и изделий.

По этой же причине обоснованно признаны противоречащими федеральному законодательству статьи 5.1, 5.2, 5.5, 5.25 Кодекса РТ, которые предусматривают административные наказания за нарушение правил проведения земляных, дорожных и других работ.

Согласно статье 58 Градостроительного кодекса Российской Федерации лица, виновные в нарушении законодательства о градостроительной деятельности, несут административную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В этой связи, как правильно указал суд, Государственный Совет Республики Татарстан вышел за пределы своих полномочий, установив в статьях 5.8, 5.10, 5.16, 5.27 административную ответственность за нарушение градостроительных норм и правил.

В то же время суд обоснованно не согласился с позицией заявителя о противоречии федеральному законодательству статей 5.9, 5.11 Кодекса РТ, которыми устанавливается ответственность за нарушение правил содержания телефонных, тепловых, водопроводных, газовых, канализационных, ливнеприемников и пешеходных ограждений, а также за отсутствие уличного, внутриквартального освещения или содержание его в неисправном состоянии.

В соответствии со статьей 4 Градостроительного кодекса Российской Федерации законодательство о градостроительной деятельности регулирует отношения по территориальному планированию, градостроительному зонированию, планировке территорий, архитектурно-строительному проектированию, отношения по строительству объектов капитального строительства, их реконструкции.

Применительно к данной норме Кодекса, как обоснованно указал суд, содержание территорий в городах и других населенных пунктах не относится к градостроительным отношениям.

В этой части требований суд правильно отказал заявителю в удовлетворении требований, так как вопрос, связанный с благоустройством территорий городов и других населенных пунктов и их содержанием, не находится в исключительном ведении Российской Федерации и по своему характеру не относится к вопросам, имеющим исключительно федеральное значение (ст. 1.3 КоАП РФ).

Это следует, в частности, из статьи Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации".

По этим же основаниям суд правильно отказал заявителю в удовлетворении требования о признании противоречащей федеральному законодательству статьи 5.12 Кодекса РТ в части установления ответственности за размещение вывесок, объявлений, листовок и иной наружной информации в не установленных для этих целей местах.

Статьей 5.12 Кодекса РТ устанавливается также ответственность за содержание мест размещения наружной рекламы в ненадлежащем состоянии.

Удовлетворяя заявление прокурора в этой части, суд исходил из того, что в соответствии со статьей 3 Федерального закона "О рекламе" законодательство Российской Федерации о рекламе находится в ведении Российской Федерации, следовательно, данный вопрос имеет федеральное значение и ответственность за нарушение законодательства о рекламе может быть установлена только федеральным законом.

Кроме того, статьей 14.3 КоАП РФ ответственность за нарушение законодательства о рекламе уже установлена, поэтому субъект РФ не вправе был за те же нарушения вводить административную ответственность, в связи с чем суд пришел к выводу о том, что статья 5.12 Кодекса РТ в части слов "а также содержание мест размещения наружной рекламы в ненадлежащем состоянии" противоречит федеральному законодательству.

Однако с выводом суда в этой части согласиться нельзя, поскольку из содержания оспариваемой нормы следует, что ею установлена ответственность за нарушение, связанное с содержанием мест размещения наружной рекламы в ненадлежащем состоянии, то есть за нарушение правил благоустройства городов и других населенных пунктов при размещении рекламы (что по своему характеру относится к вопросам местного значения), но не за содержание самой рекламы.

В связи с этим оспариваемое положение не противоречит КоАП РФ и решение суда в указанной части подлежит отмене.

Статьи 5.13, 5.17 и 5.20 Кодекса РТ устанавливают, соответственно, административную ответственность за ненадлежащее состояние технических средств организации дорожного движение, за загрязнение дорог и прилегающих к ним территорий при транспортных перевозках, за загрязнение территорий населенных пунктов, связанное с эксплуатацией и ремонтом транспортных средств.

Из содержания названных норм, как указал суд, усматривается, что объектом правонарушения в данном случае является дорожное движение и правила эксплуатации транспортных средств. Указанные вопросы регулируются Правилами дорожного движения, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090.

Таким образом, Государственный Совет Республики Татарстан незаконно установил правила и административную ответственность за их нарушение по вопросу обеспечения безопасности дорожного движения, отнесенному к ведению Российской Федерации.

Вывод суда о противоречии статей 5.13, 5.17 и 5.20 (в части) Кодекса РТ КоАП РФ соответствует требованиям закона.

Однако с выводом суда о противоречии федеральному законодательству ст. 5.20 в части слов "стоянка или парковка транспортных средств на детских площадках, газонах, участках с зелеными насаждениями", а также "хранение разукомплектованных (неисправных) транспортных средств в не установленных для этих целей местах" согласиться нельзя, поскольку эти вопросы к ведению Российской Федерации не относятся и их правовое регулирование может быть осуществлено субъектом РФ.

Правовые основы обеспечения безопасности дорожного движения на территории Российской Федерации определены Федеральным законом от 10 декабря 1995 г. N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения", которым к ведению Российской Федерации в области обеспечения безопасности дорожного движения отнесено установление единой системы правил, стандартов, технических норм и других нормативных документов по вопросам обеспечения безопасности дорожного движения, в том числе и единого порядка дорожного движения на территории Российской Федерации (ч. 1 ст. 6, ч. 4 ст. 22 Закона).

В соответствии со ст. 2 названного Закона под дорожным движением понимается совокупность общественных отношений, возникающих в процессе перемещения людей и грузов с помощью транспортных средств или без таковых в пределах дорог; при этом дорогой считается обустроенная или приспособленная и используемая для движения транспортных средств полоса земли либо поверхность искусственного сооружения, которая включает в себя одну или несколько проезжих частей, а также трамвайные пути, тротуары, обочины и разделительные полосы при их наличии.

Таким образом, Федеральным законом от 10 декабря 1995 г. N 196-ФЗ территория общего пользования в пределах населенного пункта, занятая деревьями и кустарниками, к землям либо искусственным поверхностям, обустроенным или приспособленным и используемым для движения транспортных средств, не отнесена.

Не включены соответствующие территории в понятие дороги и в Правилах дорожного движения, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства РФ от 23 октября 1993 г. N 1090, устанавливающих единый порядок дорожного движения на территории РФ.

При таких обстоятельствах правила проезда и стоянки транспортных средств в пределах указанных территорий вопросом федерального значения не является, в связи с чем их правовое регулирование может быть осуществлено субъектом Российской Федерации.

Понятие дороги в целях установления единого порядка и условий дорожного движения определено ФЗ от 10 декабря 1995 г. N 196-ФЗ и Правилами дорожного движения, утвержденными Постановлением Совета Министров - Правительства РФ от 23 октября 1993 г. N 1090.

Какие-либо территории, занятые деревьями и кустарниками, в данное понятие названные нормативные правовые акты не включают.

Статьями 5.18 и 5.19 Кодекса РТ установлена, соответственно, административная ответственность за самовольное перекрытие проезжей части дорог, тротуаров и самовольную установку объектов.

Данные статьи, как обоснованно указал суд, противоречат федеральному законодательству, так как за самоуправные действия КоАП РФ установлена ответственность в статье 19.1.

Статьей 5.23 Кодекса РТ введена ответственность за неустранение дефектов фасадов зданий, сооружений, остановочных павильонов, киосков, мини-маркетов в указанный срок после предупреждения.

Однако суд, обоснованно удовлетворяя заявление прокурора в этой части, исходил из того, что в статье 19.5 КоАП РФ предусмотрена уже ответственность за невыполнение в установленный срок законного предписания, решения (представления, постановления) органа (должностного лица), осуществляющего государственный надзор (контроль) об устранении нарушений законодательства.

Является правильным и вывод суда о противоречии федеральному законодательству статей 5.21, 5.22 и 5.24 Кодекса РТ, предусматривающих, соответственно, административную ответственность за нарушение правил организации уборки и обеспечения чистоты и порядка в населенных пунктах, за несвоевременную очистку кровель и фасадов зданий, сооружений и жилых домов от наледи, снега и мусора, за самовольный сброс и сжигание мусора на территории населенного пункта.

Постановлением Правительства Российской Федерации N 554 от 24.07.2000 утверждено Положение о государственном санитарно-эпидемиологическом нормировании, в пункте 3 которого указано, что государственные санитарно-эпидемиологические правила устанавливают единые санитарно-эпидемиологические требования к содержанию городских и сельских поселений, промышленных площадок, соблюдение которых является обязательным как для физических, так и для юридических лиц на всей территории Российской Федерации.

Более того, статья 55 Федерального закона "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" прямо указывает, что за нарушение санитарно-эпидемиологического законодательства устанавливается ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

За эти правонарушения, как обоснованно указал суд, уже установлена административная ответственность в статье 6.3 КоАП РФ.

По указанным причинам правильно признаны противоречащими федеральному законодательству и статьи 5.6, 5.7 (ч. 1) и 5.14 Кодекса РТ, предусматривающие административную ответственность за непринятие эксплуатирующей организацией мер по устранению аварий и их последствий, подтопление городских улиц.

Что касается признания судом противоречащей федеральному законодательству ч. 2 ст. 5.7 Кодекса РТ, то решение суда в этой части подлежит отмене.

Указанной нормой установлена административная ответственность не за нарушение санитарно-эпидемиологического законодательства, а за торговлю в не установленных для этих целей местах.

В соответствии с пп. 21 п. 2 ст. 6 Федерального закона от 28 августа 1995 г. N 154-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" создание условий для обеспечения населения услугами торговли, общественного питания и бытового обслуживания отнесено к предметам ведения местного самоуправления.

Аналогичные положение содержатся и в Федеральном законе от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" (пп. 10 п. 1 ст. 14, пп. 18 п. 1 ст. 15, пп. 15 п. 1 ст. 16).

Вопросы установления места осуществления торговли теми или иными видами товаров находятся в ведении органов местного самоуправления, что следует также из содержания Постановления Правительства РФ от 19 января 1998 г. N 55, то есть не относятся к ведению Российской Федерации.

Следовательно, субъект РФ вправе был установить административную ответственность за торговлю в не установленных для этих целей местах.

Законодатель Республики Татарстан в статье 5.28 Кодекса РТ устанавливает административную ответственность за совершение действий, нарушающих тишину и покой в ночное время (с 23.00 до 6.00).

По мнению суда, при принятии данной нормы не соблюдены общие требования, предъявляемые к установлению административной ответственности и производству по делам об административных правонарушениях.

Однако с таким выводом суда согласиться нельзя, поскольку он сделан без учета изменений, внесенных в указанную статью Законом Республики Татарстан от 7 декабря 2005 г. N 117-ЗРТ. В связи с чем решение суда в этой части подлежит отмене.

Статьей 19.4 КоАП РФ установлена административная ответственность за неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица органа, осуществляющего государственный надзор (контроль), а равно воспрепятствование осуществлению этим должностным лицом служебных обязанностей, в связи с чем законодатель Республики Татарстан, как обоснованно указал суд, не вправе был устанавливать в статье 5.29 Кодекса РТ административную ответственность за воспрепятствование проведению контроля в сфере благоустройства.

Статьи 6.1 - 6.4 Кодекса РТ устанавливают административную ответственность за нарушение требований по сохранению, использованию, охране объектов культурного наследия Республики Татарстан и местного значения.

Поскольку требования по сохранению, использованию, охране объектов культурного наследия, в том числе республиканского и местного значения, определяются Федеральным законом "Об объектах культурного наследия (памятники истории и культуры) народов Российской Федерации" и Постановлением Совета Министров СССР от 16.09.1982 N 865 "Об утверждении положения об охране и использовании памятников истории и культуры", то и административная ответственность за их невыполнение, по мнению суда, может устанавливаться только федеральным законодательством.

В этой связи суд пришел к выводу о том, что статьи 6.1 - 6.4 Кодекса РТ противоречат федеральному законодательству.

Вывод суда о противоречии федеральному законодательству статей 6.2 и 6.4 Кодекса РТ мотивирован, соответствует требованиям закона (в части ст. 7.14 КоАП РФ), и оснований считать его неправильным у Судебной коллегии не имеется.

Вместе с тем решение суда в части признания противоречащими федеральному законодательству статей 6.1 и 6.3 Кодекса РТ подлежит отмене, поскольку в них установлена административная ответственность по вопросам, не имеющим федерального значения и не находящимся в исключительном ведении РФ, а находящимся в ведении субъекта РФ.

Как правильно указал суд, противоречит федеральному законодательству также статья 7.2 Кодекса РТ, устанавливающая административную ответственность за посягательство на честь и достоинство Президента Республики Татарстан, так как ответственность за клевету и оскорбление установлена Уголовным кодексом Российской Федерации.

Обоснованным является вывод суда о противоречии федеральному законодательству статьи 7.7 Кодекса РТ, устанавливающей административную ответственность за невыполнение законных требований должностных лиц Счетной палаты Республики Татарстан, поскольку за подобное правонарушение уже предусмотрена административная ответственность статьей 19.7 КоАП РФ.

Статьями 8.1 - 8.5 Кодекса РТ установлена ответственность за правонарушения в области эксплуатации жилищного фонда. Однако, как правильно указал суд, в соответствии со статьей 12 ЖК РФ установление требований к жилым помещениям, их содержанию, содержанию общего имущества собственников помещений в многоквартирных домах отнесено к компетенции органов государственной власти Российской Федерации.

К тому же постановлением Госстроя Российской Федерации от 27.09.2003 N 170 утверждены правила и нормы технической эксплуатации жилищного фонда.

Таким образом, административная ответственность за нарушения в области эксплуатации жилищного фонда может быть установлена только КоАП Российской Федерации. В частности, она установлена ст. ст. 7.19 - 7.22 КоАП РФ.

В статьях 9.1 - 9.4 Кодекса РТ предусмотрена административная ответственность за нарушение правил и норм по предупреждению распространения заразных и массовых незаразных болезней.

В соответствии со статьей 3 Закона Российской Федерации "О ветеринарии" законодательство в Российской Федерации в области ветеринарии и разработка технических регламентов в области ветеринарии, в том числе разработка и утверждение ветеринарно-санитарных требований и норм безвредности кормов и кормовых добавок, относится к исключительным полномочиям Российской Федерации. Следовательно, как обоснованно указал суд, и установление за их нарушение административной ответственности также относится к компетенции Российской Федерации.

Ответственность за указанные административные правонарушения установлена статьями 10.6 - 10.8 КоАП РФ.

При таком положении статьи 9.1 - 9.4 Кодекса РТ обоснованно признаны противоречащими федеральному законодательству.

Статьей 9.5 Кодекса РТ установлена ответственность за потраву посевов, стогов, порчу или уничтожение находящегося в поле собранного урожая сельскохозяйственных культур, повреждение насаждений.

Суд правильно согласился с доводом заявителя о том, что в данном случае объектом административных правонарушений являются собственность землепользователей и статья направлена на защиту их прав.

Такая защита прав собственности урегулирована Российской Федерацией путем установления административной ответственности за уничтожение или повреждение чужого имущества в статье 7.17 КоАП РФ.

Таким образом, является правильным вывод о противоречии федеральному законодательству и статьи 9.5 Кодекса РТ.

Статьями 10.1 - 10.3, 10.5 - 10.7 Кодекса РТ установлена ответственность за правонарушения в сфере оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции. Указанные нормы, как обоснованно указал суд, противоречат федеральному законодательству, поскольку Федеральным законом "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" прямо предусмотрено, что должностные лица организаций и граждане, нарушающие требования этого Закона, несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации (п. 3 ст. 26).

В статьях 14.16 - 14.19 КоАП РФ установлена административная ответственность за указанные правонарушения.

Противоречат требованиям статьи 1.3 КоАП РФ, как обоснованно указал суд, положения статьи 13.1 Кодекса РТ, определяющей судей и органы, уполномоченные рассматривать дела об административных правонарушениях.

При этом суд обоснованно исходил из того, что установление порядка производства по делам об административных правонарушениях относится к ведению Российской Федерации (п. 4 ч. 1 ст. 1.3). Пунктом 2 статьи 22.1 КоАП РФ установлен перечень судей и органов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях.

По этим же основаниям правильно признана противоречащей федеральному законодательству статья 13.3 Кодекса РТ, определяющая подведомственность дел об административных правонарушениях в случае упразднения, реорганизации или переименования органов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях, так как эта подведомственность уже установлена статьей 22.3 КоАП РФ.

Статья 15.1 Кодекса РТ содержит перечень должностных лиц, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях.

Часть 4 данной статьи, как обоснованно указал суд, противоречит федеральному законодательству в части слов "руководители финансовых органов муниципальных образований, их заместители", так как возможность рассмотрения административных дел должностными лицами органов местного самоуправления субъекта Российской Федерации ни статьей 22.1, ни статьей 22.2 КоАП РФ не предусмотрена.

Поскольку, как указывалось выше, статья 7.7 Кодекса РТ противоречит федеральному законодательству, правильно признана недействующей и ч. 5 ст. 15.1 Кодекса РТ, наделяющая должностных лиц Счетной палаты Республики Татарстан правом составлять протокол об административном правонарушении, предусмотренном статьей 7.7 Кодекса РТ.

Доводы кассационной жалобы и кассационного представления прокурора, касающиеся оспариваемых положений Кодекса РТ (помимо тех, которые признаны Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ обоснованными), по существу сводятся к нарушению судом первой инстанции норм материального права, с чем нельзя согласиться по указанным выше основаниям.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361, 362, 366 ГПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

решение Верховного Суда Республики Татарстан от 27 января 2006 г. в части признания противоречащими федеральному законодательству и недействующими статей 4.1, 5.7 ч. 2, 5.12 в части слов "а также содержание мест размещения наружной рекламы в ненадлежащем состоянии", 5.20 в части слов "стоянка или парковка транспортных средств на детских площадках, газонах, участках с зелеными насаждениями", "а также хранение разукомплектованных (неисправных) транспортных средств в не установленных для этих целей местах", 5.28, 6.1, 6.3 Кодекса Республики Татарстан об административных правонарушениях отменить. Принять по делу в указанной части новое решение, которым прокурору Республики Татарстан в удовлетворении заявления отказать.

В остальной части решение Верховного Суда Республики Татарстан от 27 января 2006 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу Государственного Совета Республики Татарстан и кассационное представление прокурора - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"