||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 апреля 2006 года

 

Дело N 53-Г06-3

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Пирожкова В.Н.,

    судей                                           Макарова Г.В.,

                                                    Манохиной Г.В.

 

рассмотрела в судебном заседании от 26 апреля 2006 г. дело по заявлению прокурора Красноярского края о признании противоречащими федеральному законодательству и не действующими с момента вынесения судом решения п. 3 ст. 1, ст. 4, ст. 6, ст. 7 и п. 3 ст. 8 Закона края N 11-2051 от 24 июня 2004 г. "О государственных гарантиях Красноярского края" по кассационным жалобам Законодательного Собрания и администрации Красноярского края на решение Красноярского краевого суда от 23 января 2006 года, которым заявление прокурора удовлетворено: признаны противоречащими федеральному законодательству и не действующими со дня принятия п. 3 ст. 1, ст. 4, ст. 6, ст. 7 и п. 3 ст. 8 Закона края "О государственных гарантиях Красноярского края" с возложением обязанности по опубликованию данного решения в "Ведомостях высших органов государственной власти Красноярского края".

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Г.В. Макарова, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Воскобойниковой Е.Л., полагавшей решение суда обоснованным, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

прокурор Красноярского края обратился в суд с вышеуказанным заявлением, ссылаясь на то, что оспариваемым Законом в указанной части урегулированы отношения, возникающие при предоставлении государственных гарантий Красноярского края юридическим лицам и муниципальным образованиям края для обеспечения обязательств перед третьими лицами. Так, статьей 4 данного закона, устанавливается плата за предоставление государственных гарантий, п. 3 ст. 1, ст. 6, ст. 7 и п. 3 ст. 8 устанавливаются условия получения государственных гарантий муниципальными образованиями и юридическими лицами, но указанные выше положения Закона приняты Законодательным Собранием с превышением своих полномочий, в частности с нарушением требований п. п. "д", "ж" ст. 1, п. "б" ч. 1 ст. 5 ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации" от 6 октября 1999 года N 184-ФЗ; п. 4 ст. 3, п. 3 ст. 104, п. 6 ст. 117 Бюджетного кодекса РФ.

В кассационных жалобах Законодательного Собрания и администрации Красноярского края ставится вопрос об отмене указанного решения суда по мотиву неправильного толкования норм материального права, что повлекло принятие незаконного решения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к их удовлетворению.

В соответствии с частями 1 и 4 статьи 1 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" деятельность органов государственной власти субъектов Российской Федерации осуществляется в соответствии с принципами разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную в целях обеспечения сбалансированности полномочий и исключения сосредоточения всех полномочий или большей их части в ведении одного органа государственной власти либо должностного лица, а также самостоятельного осуществления органами государственной власти субъекта Российской Федерации принадлежащих им полномочий.

Согласно подпункту "ж" ст. 71 Конституции Российской Федерации финансовое регулирование находится в ведении Российской Федерации.

Общие принципы бюджетного законодательства РФ, организации и функционирования бюджетной системы РФ, правовое положение субъектов бюджетных правоотношений, определение основ бюджетного процесса и межбюджетных отношений устанавливаются Бюджетным кодексом РФ.

При вынесении решения суд первой инстанции исходил из того, что согласно п. 4 ст. 3 БК РФ органы государственной власти субъектов РФ принимают нормативные правовые акты, регулирующие бюджетные правоотношения, в пределах своей компетенции. Поскольку в соответствии со ст. ст. 7, 99, п. 2 ст. 101, п. 3 ст. 104, п. 6 ст. 117 БК РФ установление порядка осуществления заимствований, субъектов РФ, погашения и обслуживания долга относится к бюджетным полномочиям федеральных органов государственной власти, долговые обязательства субъекта РФ могут существовать в форме договоров о предоставлении государственных гарантий субъекта РФ, предоставление государственных гарантий и управление государственным долгом субъекта РФ является компетенцией и осуществляется органом исполнительной власти, то приведенные положения Закона в их взаимосвязи указывают на то, что компетенция по установлению условий предоставления государственных гарантий (платности предоставления и других) принадлежит органу исполнительной власти субъекта РФ как органу, осуществляющему функции распорядителя кредитов при исполнении краевого бюджета, а орган представительной власти не вправе принимать правовые нормы по вопросам, регулирование которых в соответствии с действующим законодательством осуществляется органом исполнительной власти, а следовательно, Закон в оспариваемой части принят с превышением полномочий Законодательного Собрания края.

В обоснование кассационных жалоб указывается на то, что анализ указанных выше норм БК РФ, в частности ст. ст. 7 - 9, указывает на ошибочность вывода суда, так как понятия "управление государственным долгом" и "выдача государственных гарантий" не включают в себя соответственно "установление условий управления государственным долгом" и "установление условий выдачи государственных гарантий", а оспариваемый Закон края устанавливает именно условия предоставления государственных гарантий, что соответствует п. 1 ст. 29 Устава Красноярского края, а следовательно, последнее не отнесено к компетенции органов исполнительной власти края. Различными являются и не охватывают друг друга понятия "установление порядка осуществления государственных заимствований субъектов РФ, управления государственным долгом субъектов РФ", "установление условий осуществления государственных заимствований субъектов РФ, управления государственным долгом субъектов РФ" и "осуществление государственных заимствований субъектов РФ, управление государственным долгом субъектов РФ". Суждение суда в этой части аргументами не подкреплено. Согласно пп. 34 п. 2 ст. 26.3 ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов РФ" с учетом дополнения, введенного п. 3.1, по вопросам привлечения субъектом РФ заемных средств, а также обслуживания и погашения внутренних и внешних долгов субъекта РФ органы государственной власти субъекта РФ имеют право принимать законы, иные нормативные правовые акты вне зависимости от наличия в Федеральном законе положений, устанавливающих указанное право. Отмеченное выше указывает на то, что полномочие по установлению условий государственных заимствований субъекта РФ, управлению государственным долгом не отнесено ни к одному уровню государственной власти и не закрепляет условий предоставления государственных гарантий субъекта РФ, в связи с чем до установления условий предоставления государственных гарантий субъекта РФ в БК РФ органы государственной власти субъекта РФ вправе самостоятельно регулировать данный вопрос, а содержание ч. 7 ст. 99 и ч. 7 ст. 115 БК РФ указывает на возможность осуществления законодательного регулирования условий предоставления государственных гарантий субъекта РФ. Из положений БК РФ следует, что за исполнительным органом закрепляются только характерные для данного вида органов исполнительно-распорядительные действия - предоставление гарантий, то есть принятие от имени Красноярского края письменного обязательства (ст. 115 БК РФ) перед конкретным лицом. Нормы БК РФ (ст. ст. 104, 117) не устанавливают, что исполнительные органы вправе принимать правовые нормы по вопросам предоставления гарантий. Судом оставлены без внимания и не применены нормы БК РФ о том, что предоставление государственных гарантий предполагает расходы бюджета, а расходные обязательства субъекта РФ возникают в результате принятия законов.

Кроме того, в жалобах указывается на то, что вывод по делу сделан без учета ряда положений Конституции РФ, гражданского и другого законодательства, предусматривающих, что управление государственной собственностью субъекта РФ является исключительным предметом ведения субъекта РФ; законодательный орган государственной власти осуществляет законодательное регулирование по предметам ведения субъектов РФ в пределах полномочий субъекта РФ; законом субъекта РФ устанавливается порядок управления и распоряжения собственностью субъекта, к которой относятся и средства краевого бюджета; государственный долг полностью и без условий обеспечивается всем находящимся в собственности субъекта РФ имуществом, составляющим казну субъекта РФ. Являясь элементом нормативного правового регулирования управления государственной собственностью субъекта РФ, установление условий предоставления государственных гарантий субъекта РФ представительным органом в форме закона не противоречит федеральному законодательству. Вывод суда противоречит формальной логике, так как оспариваемый Закон сам по себе гарантий не предоставил, а урегулировал связанные с этим вопросы: круг получателей гарантий, виды гарантируемых обязательств, платность.

Судебная коллегия находит, что решение суда первой инстанции является правильным, так как вывод по делу соответствует установленным обстоятельствам и требованиям действующего законодательства при его правильном толковании. Положения примененного по делу законодательства в решении суда приведены.

В соответствии со ст. 26.12 ФЗ "Об общих принципах организации законодательных..." органы государственной власти субъекта РФ самостоятельно управляют и распоряжаются имуществом, находящимся в собственности субъекта РФ, в соответствии с Конституцией РФ, федеральными законами и издаваемыми в соответствии с ними нормативными правовыми актами Президента РФ и Правительства РФ, а также в соответствии с конституцией (уставом), законами и иными нормативными правовыми актами субъекта РФ.

Статьи 101 и 104 БК РФ предусматривают, что управление государственным долгом РФ осуществляется Правительством РФ, а государственным долгом субъекта - органом исполнительной власти субъекта РФ. От имени субъекта РФ право осуществления государственных внутренних заимствований и выдачи государственных гарантий другим заемщикам для привлечения кредитов (займов) принадлежит единственному уполномоченному органу исполнительной власти субъекта РФ.

В соответствии со ст. ст. 107, 117 БК РФ законом субъекта РФ о бюджете на очередной финансовый год должны быть установлены верхний предел долга субъекта РФ, с указанием в том числе предельного объема обязательств по государственным гарантиям, и перечень предоставляемых отдельным субъектам РФ гарантий на сумму, превышающую 0,01 процента расходов соответствующего бюджета. Представительный орган может поручить контрольному органу субъекта РФ провести проверку финансового состояния получателя государственной гарантии.

Правительством РФ в соответствии с законами о бюджете на очередной год утверждаются Правила предоставления государственных гарантий РФ, предусматривающие порядок предоставления таковых в пределах средств, предусмотренных на эти цели законом о бюджете на рассматриваемый год.

Изложенное выше указывает на то, что управление долгом состоит в установлении порядка, условий выпуска (выдачи) и размещении долговых обязательств и федеральным законодательством определена компетенция законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти в рассматриваемой сфере, что в свою очередь указывает на обоснованность вывода суда по делу и несостоятельность доводов, изложенных в кассационных жалобах.

В то же время Судебная коллегия, имея в виду, что предметом рассмотрения суда являлся Закон, принятый в 2004 г., и его положения касаются бюджетных отношений, имевших место в 2005 г. и уже определявших решение финансовых и других вопросов, находит необходимым решение суда в части срока признания оспариваемой части Закона недействующей изменить.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

решение Красноярского краевого суда от 23 января 2006 г. оставить без изменения, а кассационные жалобы Законодательного Собрания и администрации Красноярского края - без удовлетворения. Моментом признания оспариваемых норм недействующими считать время вступления решения в законную силу, то есть 26 апреля 2006 г.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"