||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 апреля 2006 года

 

Дело N 82-о06-9

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                         Талдыкиной Т.Т.,

    судей                                          Эрдыниева Э.Б.,

                                                      Хинкина В.С.

 

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу осужденного А. на приговор Курганского областного суда от 23 января 2006 года, которым

А., <...>, несудимый;

- осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж" УК РФ к 15 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

По данному делу также осужден К. по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж" УК РФ к 13 годам лишения свободы, в отношении которого приговор не обжалован.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Эрдыниева Э.Б., мнение прокурора Химченковой М.М. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

А. признан виновным в совершении убийства М. с особой жестокостью в группе с К.

Преступление совершено 20 июля 2005 года в г. Кургане при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный А. указывает на несогласие с приговором, считая себя непричастным к убийству М. Указывает, что на предварительном следствии оговорил себя под незаконным воздействием со стороны работников милиции. Считает, что переломы ребер М. были причинены еще до его знакомства с ним и К., ссылаясь на то, что в квартире потерпевшего они находились не более одного часа, а по заключению судебно-медицинской экспертизы переломы ребер были причинены за несколько часов до наступления смерти потерпевшего. Также считает, что его показаниям, данным им на предварительном следствии, которые положены в основу приговора, суд дал неправильную оценку, поскольку он в них не пояснял о нанесении ударов отверткой в голову потерпевшему, а нанесенные им два удара отверткой в грудь потерпевшего были поверхностными и не могли причинить ему смерть, умысла на убийство М. у него не было. Считает, что его смерть наступила от ударов отверткой К. Указывает, что в приговоре имеется указание на то, что он ранее привлекался к уголовной и административной ответственности, хотя он юридически не судим, и полагает, что указанное обстоятельство повлияло на назначение ему более строгого наказания, чем К. Просит приговор в отношении его отменить и дело прекратить либо направить дело на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Колесов Е.В. считает доводы жалобы необоснованными и просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит, что обвинительный приговор по делу постановлен правильно.

Выводы суда о виновности А. в совершении преступления соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на анализе и оценке совокупности доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства.

Так, из показаний А., данных им на предварительном следствии, следует, что в ходе конфликта, происходившего между М. и К. на пороге ванной комнаты, последний нанес потерпевшему около четырех ударов отверткой, при этом первый удар пришелся в горло. Потерпевший упал, К. упал на него, отвертка выпала у него из рук. Он, т.е. А., схватил отвертку и нанес ею около 10 ударов М. в различные части тела, в том числе два удара нанес в область груди. После нанесения потерпевшему ударов отверткой, он вышел из ванной и сказал К., что М. еще жив. К. взял у него нож и зашел в ванную комнату, вышел минуты через 2 - 3, отвертки у него не было. После этого К. предложил ему поджечь квартиру, но он отговорил его и они ушли из квартиры.

Свои показания А. подтвердил и в ходе проверки его показаний на месте происшествия, указав расположение квартиры, действия каждого из соучастников, при этом подтвердив, что он нанес потерпевшему около 10 ударов отверткой.

Об участии А. в убийстве М. свидетельствуют и показания осужденного К., из которых следует, что после того, как он нанес М. несколько ударов отверткой в плечо, отвертка оказалась у А., который с криком: "Мочи его", схватил М. и потащил его в ванную комнату. Когда он заглянул туда, то увидел, что М. лежит на полу, а А. наносит ему удары. Ему стало плохо и он ушел на кухню, куда затем пришел А. и подал ему отвертку, сказав, то ли добей, то ли убей. Взяв отвертку, он зашел в ванную комнату, где нанес два удара отверткой в область виска потерпевшего.

Кроме того, из протокола осмотра места происшествия следует, что труп М. с множественными ранениями на голове и теле обнаружен на полу в ванной комнате, в спальне обнаружены следы распития спиртных напитков. С места происшествия изъяты отвертка со следами крови, бутылки, пачка из-под сигарет, следы пальцев рук.

По заключению судебно-медицинской экспертизы смерть М. наступила от совокупности проникающих колото-рубленных ранений головы и груди. На трупе обнаружено 30 колото-рубленных ран головы, две из которых проникают в череп; 8 колото-рубленных ран шеи; 21 колото-рубленная рана груди, две из которых проникают в полость груди с повреждением легкого; 1 колото-рубленная рана живота; 5 колото-рубленных ран левой руки; 4 раны правой руки; царапины груди, правого плеча, правого плечевого сустава. Все указанные колото-рубленные раны причинены действием одного и того же орудия - отверткой. Также обнаружены переломы ребер справа (6, 7, 8, 9 ребер) и слева (5, 6, 7 ребер), перелом грудины, которые образовались в результате трех ударов в грудь руками и ногами.

Доводы А. о причинении потерпевшему переломов ребер, грудины до их знакомства с потерпевшим, поскольку, по заключению эксперта, данные переломы были причинены за несколько часов до смерти, являются необоснованными, т.к. труп М. был обнаружен в квартире только 21 июля 2005 года и выводы эксперта в этой части лишь свидетельствуют о причинении переломов за несколько часов до наступления смерти потерпевшего, а не до причинения ему повреждений, повлекших его смерть, при этом К. и А. также достоверно не могут знать точное время наступления смерти М. Кроме того, по делу установлено, что потерпевший М. познакомился с осужденными в пивбаре, где находился с ними не менее 1,5 часа, после чего позвал их к себе домой, как следует из показаний бармена Л., затем выйдя из бара, он встретился с участковым К., с которым разговаривал, при этом каких-либо проявлений того, что у него сломаны ребра (7) и грудина не было и сам М. на это не жаловался, что следует из показаний указанных свидетелей и самих осужденных, что также свидетельствует о несостоятельности данных доводов А.

По заключению судебно-дактилоскопической экспертизы следы пальцев рук, изъятых в ходе осмотра места происшествия с пачки сигарет и бутылки из-под пива, оставлены А.

Доводы А. о том, что вышеприведенные показания были им даны под незаконным воздействием со стороны работников милиции, проверялись судом и были обоснованно признаны несостоятельными, поскольку А. допрашивался с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, в присутствии адвоката, а при выходе на место происшествия и в присутствии понятых, при этом, как видно из видеозаписи проверки показаний, А. вел себя уверенно, показания им давались добровольно. Оснований считать данные показания А. недопустимыми доказательствами не имеется.

Таким образом, суд оценив исследованные по делу доказательства в их совокупности, обоснованно пришел к выводу о доказанности вины А. и дал верную юридическую оценку его действиям.

Нанесение К. двух ударов отверткой в голову М. не исключает ответственности А., поскольку нанесение А. в группе с К. множественных ударов отверткой (более 80 ударов) потерпевшему, в том числе и в грудь, т.е. в область расположения жизненно важных органов, свидетельствует об умысле А. на лишение жизни М. с особой жестокостью.

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенного А. преступления, данные, характеризующие его личность.

Вместе с тем суд учел также и то, что ранее А. неоднократно привлекался к уголовной и административной ответственности.

Между тем, как видно из материалов дела, сведений о привлечении А. к административной ответственности не имеется, а его судимости погашены.

В соответствии с ч. 6 ст. 86 УК РФ погашение судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью. Поэтому суд не вправе был при назначении наказания учитывать погашенные судимости А. и в качестве данных, характеризующих его личность, в связи с чем приговор в этой части подлежит изменению, а назначенное наказание - смягчению.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Курганского областного суда от 23 января 2006 года в отношении А. изменить, исключить указание о его привлечении к уголовной и административной ответственности.

Снизить назначенное ему наказание по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж" УК РФ до 14 лет 6 месяцев лишения свободы.

В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"