||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 апреля 2006 года

 

Дело N 48-о06-7

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Свиридова Ю.А.,

    судей                                         Червоткина А.С.,

                                                     Семенова Н.В.

 

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденных Я., Ж. и К., адвоката Баландина О.А. на приговор Челябинского областного суда от 31 октября 2005 года, которым

Я., <...>, несудимый, осужден к лишению свободы по:

- ст. 209 ч. 1 УК РФ на одиннадцать лет;

- ст. 222 ч. 3 УК РФ (незаконное приобретение оружия 16 и 17 марта 2005 г. и его последующее использование) на пять лет;

- ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (разбойные нападения 29 декабря 2004 г. на М.; 30 декабря 2004 г. на В.; 1 февраля 2005 г. на С.А.; 1 марта 2005 г. на операционную кассу Магнитогорского филиала Сбербанка РФ; 18 марта 2005 г. на зал игровых автоматов ООО "РИО"; 18 марта 2005 г. на гостиницу "Строитель" ЗАО "Комфорт"; 21 марта 2005 г. на закусочную "Чебуречная"; 21 марта 2005 г. на К.Т.; 21 марта 2005 г. на С.В.); на девять лет за каждое преступление;

- ст. 161 ч. 3 п. "а" УК РФ на шесть лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, Я. назначено пятнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Ж., <...>, несудимый, осужден к лишению свободы по:

- ст. 209 ч. 2 УК РФ на девять лет;

- ст. 222 ч. 3 УК РФ на пять лет;

- ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (разбойные нападения 30 декабря 2004 г. на В.; 1 февраля 2005 г. на С.А.; 1 марта 2005 г. на операционную кассу Магнитогорского филиала Сбербанка РФ; 18 марта 2005 г. на зал игровых автоматов ООО "РИО"; 21 марта 2005 г. на МУП "Трансагентство"; 21 марта 2005 г. на закусочную "Чебуречная"; 21 марта 2005 г. на К.Т.; 21 марта 2005 г. на С.В.) на девять лет за каждое преступление.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений Ж. назначено двенадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

К., <...>, несудимый, осужден к лишению свободы по:

- ст. 209 ч. 2 УК РФ на девять лет;

- ст. 222 ч. 3 УК РФ на пять лет;

- ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (разбойные нападения 30 декабря 2004 г. на В.; 1 февраля 2005 г. на С.А.; 1 марта 2005 г. на операционную кассу Магнитогорского филиала Сбербанка РФ; 18 марта 2005 г. на гостиницу "Строитель" ЗАО "Комфорт"; 21 марта 2005 г. на МУП "Трансагентство"; 21 марта 2005 г. на закусочную "Чебуречная"; 21 марта 2005 г. на К.Т.; 21 марта 2005 г. на С.В.) на девять лет за каждое преступление.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений К. назначено одиннадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Л., <...>, несудимый, осужден к лишению свободы по:

- ст. 209 ч. 2 УК РФ на десять лет;

- ст. 222 ч. 3 УК РФ (незаконное приобретение оружия 16 и 17 марта 2005 г. и его последующее использование) на пять лет;

- ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (разбойные нападения 29 декабря 2004 г. на М.; 30 декабря 2004 г. на В.; 1 февраля 2005 г. на С.А.; 18 марта 2005 г. на зал игровых автоматов ООО "РИО"; 18 марта 2005 г. на гостиницу "Строитель" ЗАО "Комфорт"; 21 марта 2005 г. на МУП "Трансагентство"; 21 марта 2005 г. на закусочную "Чебуречная"; 21 марта 2005 г. на К.Т.; 21 марта 2005 г. на С.В.) на девять лет за каждое преступление;

- ст. 161 ч. 3 п. "а" УК РФ на шесть лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, Л. назначено четырнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Приговор в отношении Л. не обжалован.

Постановлено взыскать солидарно в счет возмещения материального ущерба: с Я. и Л. в пользу: А.С. 12055 рублей, М. 10000 рублей, управления образования администрации г. Магнитогорска 85056 рублей;

с Я., Л., Ж. и К. в пользу: муниципального учреждения здравоохранения "Противотуберкулезный диспансер" г. Магнитогорска 562000 рублей, индивидуального предпринимателя В.Д.А. 1620 рублей, С.А. 5255 рублей, С.С. 400 рублей, Т. 760 рублей;

с Я., Ж. и К. в пользу Магнитогорского филиала ОАО "Военно-страховая компания" 19739 руб. 85 коп.;

с Я., Л. и К. в пользу ЗАО "Комфорт - М" 12456 руб. 50 коп., К.С.Г. 2500 рублей;

с Я., Ж. и Л. в пользу Г.А.В. 10029 рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Червоткина А.С., объяснения осужденного Я., поддержавшего доводы своей кассационной жалобы, мнение прокурора Ерохина И.И. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Я. признан виновным в создании банды и руководстве ею, в совершении разбойных нападений в составе организованной группы.

Ж., Л. и К. признаны виновными в участии в банде и совершенных ею нападениях, в совершении разбоя в составе организованной группы.

Ж. и К. признаны виновными в незаконной передаче, хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия, Я. и Л. - и в его приобретении в составе организованной группы, а также в совершении грабежа организованной группой.

Преступления совершены в период с ноября 2004 года по 21 марта 2005 года в г. Магнитогорске Челябинской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании все осужденные признали себя виновными частично.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

- осужденный Я. просит приговор отменить с направлением дела на новое судебное рассмотрение, указывая на то, что предварительное следствие и судебное разбирательство по делу были проведены односторонне, с обвинительным уклоном. В нарушение правил подследственности дело расследовалось следственной группой МВД, а не прокуратуры, следователь Б.В. является другом семьи потерпевших С. Приговор постановлен на показаниях осужденных, данных ими в ходе предварительного следствия, не подтвержденных другими доказательствами. Утверждает, что банды он не создавал. На нарушение закона пошел сам и привлек своих друзей с целью рассчитаться со своими кредиторами, которые угрожали ему и его семье. Корыстного мотива он и его товарищи не имели, в свою пользу ни деньги, ни ценности не обращали. В деле нет доказательств и совершения преступлений в составе организованной группы. Преступления ими заранее не планировались, роли не распределялись, о чем свидетельствует совершение осужденными целого ряда ошибок в ходе совершения нападений. Оружие, которым они пользовались, является гражданским и не подпадает под действие ст. 222 УК РФ, в деле нет доказательств, что оружие было приобретено по его инициативе;

- осужденный Ж. просит приговор в части его осуждения по ст. ст. 209 ч. 2 и 222 ч. 3 УК РФ отменить с прекращением дела за отсутствием состава преступления и снизить наказание с применением ст. 64 УК РФ, указывая на то, что его виновность в совершении указанных преступлений не подтверждена. В деле нет доказательств существования банды, какой-либо организации, планирования преступлений, распределения ролей не было, лидерство Я. в группе явно преувеличено. Он не давал своего согласия на участие в банде, не знал о преступлениях, совершенных другими осужденными, о наличии оружия. Он лишь помогал решить Я. его долговые проблемы, не имея целей личной выгоды. Оружие, которое использовалось при нападениях, является гладкоствольным, предназначенным для стрельбы патронами травматического действия, которые не относятся к боеприпасам, и за его оборот не предусмотрено уголовной ответственности. При назначении наказания суд не учел того, что он раскаялся в содеянном, активно способствовал раскрытию преступлений, характеризуется положительно;

- осужденный К. и адвокат Баландин О.А. просят приговор в части осуждения К. за бандитизм отменить и снизить назначенное наказание, указывая на то, что, участвуя в преступлениях, которые носили спонтанный характер, он не преследовал целей личной выгоды, а лишь помогал Я. погасить долги. Примененное ими оружие - гражданское, газовое, травматического действия, являлось лишь предметом психологического воздействия. Просит учесть его чистосердечное раскаяние, явки с повинной по всем эпизодам преступлений, возмещение ущерба потерпевшей С.В., положительные характеристики.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Дуккарт И.П. просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Виновность осужденных в совершении разбойных нападениях, в которых каждый из них принимал участие, а Я. и Л. - и в совершении грабежа - подтверждена материалами дела и в кассационных жалобах не оспаривается. Их действиям в этой части дана правильная правовая оценка.

Содержащиеся в кассационных жалобах доводы о необоснованности их осуждения за бандитизм, а также за совершение разбойных нападений в составе организованной группы, нельзя признать обоснованными.

Виновность всех осужденных в совершении преступлений в составе банды подтверждается показаниями потерпевших А., М., В., Н.А., В.А., Ш.Р., С.А., И., С.С., Х., Н.Г., П., З., Р., Ш.Л. и других, показаниями свидетелей, заключениями судебных экспертиз, протоколами осмотра места происшествия, выемки, опознания, обыска и другими доказательствами.

Как следует из материалов дела, Я. в ноябре 2004 года создал устойчивую вооруженную группу, в которую вошел его знакомый Л., и руководил ею. В конце декабря в нее вошли Ж. и К.

На вооружении у членов банды имелось оружие, изъятое в ходе предварительного следствия, с применением которого они совершили ряд разбойных нападений на потерпевших - пистолет ИЖ-79-9Т, относящийся к короткоствольному огнестрельному оружию, пистолет модели МР-654К, относящийся к изделиям, конструктивно сходным с пневматическим оружием, пистолет "Оса", относящийся к бесствольному огнестрельному оружию, а также другое, указанное в приговоре оружие.

На предварительном следствии осужденные Я., Л., Ж. и К., дополняя друг друга, дали подробные показания об обстоятельствах совершения преступлений, в которых принимали участие. Вопреки содержащимся в кассационной жалобе осужденного Я. утверждениям эти показания были получены, оглашены и исследованы в судебном заседании с соблюдением требований уголовно-процессуального закона.

Из показаний, данных в ходе предварительного следствия Я., следует, что сначала они совершали нападения с Л., перед первым нападением он дал Л. газовый пистолет. Собираясь на второе преступление, они заранее купили в магазине пневматический пистолет на его деньги. В последующих нападениях участвовали Ж. и К., он сам давал им пистолеты. Перед нападениями они договаривались, кто и что будет делать. Он, как правило, ждал всех в машине, чтобы обеспечить возможность быстро скрыться с места преступления. Он знал, когда получают деньги в противотуберкулезном диспансере, в школах, как работают централизованные бухгалтерии, поэтому он предлагал совершить нападения на кассиров этих учреждений (т. 6, л.д. 110 - 120).

Л. пояснял, что Я. приобрел компьютерный клуб, в связи с чем у него появились долги, которые он не мог своевременно погасить. Собравшись вчетвером - он, Я., Ж. и К. решили, что нужно приобрести пистолеты, напасть на какое-либо крупное коммерческое заведение и похитить оттуда большую сумму денег (т. 7 л.д. 38).

К. показывал, что он знал о долгах Я., поэтому согласился участвовать в ограблениях, когда Я. предложил ему это. Еще в 2004 г. он, Я., Ж. и Л. были у Я. и квартире. Я. показал черные маски с прорезями для глаз и два пневматических пистолета. Он понял, что эти вещи предназначены для совершения ограбления (т. 6 л.д. 229).

Ж. также пояснял, что он стал участвовать в нападениях по предложению Л. Я. рассказал всем, где будет нападение и они распределили роли. При нападениях они использовали оружие, газовые баллончики, маски (т. 7 л.д. 196 - 203; 163 - 169).

Таким образом, Я., Л., Ж. и К., заранее договорившись, объединились в организованную устойчивую вооруженную группу для совершения нападений на граждан и организации.

Вооруженность, тесная взаимосвязь между членами группы, согласованность действий всех участников, длительность существования группы - с ноября 2004 г. по 21 марта 2005 г., количество и предварительное планирование разбойных нападений свидетельствуют об устойчивом характере этой группы.

Как видно из материалов дела, инициатором создания банды выступил Я. Именно он вступил в сговор сначала с Л., а затем с К. и Ж., результатом чего стало образование организованной устойчивой вооруженной группы. Будучи организатором, он являлся и руководителем банды. Им принимались решения о совершении конкретных нападений, он же подготавливал совершение преступлений, заранее осматривал места нападений, обеспечивал участников банды транспортным средством, согласовывал действия посредством сотовой связи, обеспечивал участников оружием и масками.

Изложенные в кассационных жалобах доводы об отсутствии в действиях осужденных признаков бандитизма в связи с тем, что целью совершения ими нападений было не стремление извлечь наживу, а помочь Я. рассчитаться с долгами, а также в связи с отсутствием у них боевого огнестрельного оружия, не могут быть признаны обоснованными.

В соответствии с законом под бандитизмом понимается создание вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан или организации, руководство такой группой, участие в ней или в совершаемых ею нападениях независимо от наличия цели извлечения личной наживы в результате деятельности банды.

Обязательным признаком банды является ее вооруженность, предполагающая наличие у участников банды огнестрельного или холодного, в том числе метательного оружия, как заводского изготовления, так и самодельного, различных взрывных устройств, а также газового и пневматического оружия.

Таким образом, судом дана правильная оценка всей совокупности имеющихся по делу доказательств, сделан обоснованный вывод о виновности всех осужденных в бандитизме.

Действия Я. правильно квалифицированы по ст. 209 ч. 1 УК РФ как создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан или организации и руководство такой группой (бандой). Участие Л., Ж. и К. в совершаемых бандой нападениях верно квалифицировано по ст. 209 ч. 2 УК РФ как участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и совершаемых ею нападениях.

По этим же причинам действия Я., Л., Ж. и К. по отдельным эпизодам преступных нападений правильно квалифицированы судом как совершенные организованной группой.

Вместе с тем по ст. 222 ч. 3 УК РФ за действия, связанные с незаконным оборотом оружия, Я., Л., Ж. и К. осуждены необоснованно.

Согласно приговору Ж. и К. признаны виновными в незаконной передаче, хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия - пистолета калибра 9 мм, модели "ИЖ-79-9Т" и комплекса "Оса" модели "ПБ-4М" калибра 18 х 45 мм, а Я. и Л. - и в его приобретении в составе организованной группы.

Между тем законом (ст. 222 УК РФ) предусмотрена уголовная ответственность за незаконные приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение огнестрельного оружия, за исключением гладкоствольного.

Материалами дела установлено, что эти пистолеты были приобретены Л. в ООО "Охотничий салон "Соболь" по лицензии на имя С.А., добытой ими в результате разбойного нападения (т. 6 л.д. 22 - 25, 30 - 36). Пистолеты, снаряженные патронами травматического действия с резиновыми пулями, были изъяты у осужденных при задержании.

Согласно заключению баллистической экспертизы пистолет "ИЖ-79-9Т" относится к короткоствольному гладкоствольному огнестрельному оружию, пригодному к стрельбе патронами травматического действия. Имевшиеся в нем патроны травматического действия к боеприпасам не относятся (т. 5 л.д. 226 - 228).

Из того же заключения следует, что этот пистолет путем изменения конструкции канала (удаления основной части специальных асимметричных элементов) приспособлен под стрельбу патронами с металлической пулей (снарядом).

Выводы эксперта в этой части в приговоре не приведены и оценки им не дано. Однако и эти выводы не дают оснований для привлечения виновных к уголовной ответственности по ст. 222 УК РФ.

Внесенные в конструкцию пистолета изменения не меняют характеристики данного оружия как гладкоствольного. Кроме того, никто из осужденных не признан виновным в изготовлении оружия, во внесении в данный пистолет указанных конструктивных изменений. В материалах дела нет данных о том, что осужденным было известно об этих конструктивных изменениях, о том, что осужденные использовали или пытались использовать этот пистолет для стрельбы металлическими снарядами.

Согласно заключению эксперта изъятый у осужденных бесствольный пистолет является комплексом "Оса" модели "ПБ-4М" калибра 18 х 45 мм, отечественного производства, исправным, пригодным к производству выстрелов патронами калибра 18 х 45 мм и относится к категории бесствольного огнестрельного оружия. Изъятые у них же патроны являются патронами травматического действия с резиновыми пулями, которые к боеприпасам не относятся. Удельная кинетическая энергия снаряда не превышает минимальных значений, необходимых для поражения человека (т. 5, л.д. 239 - 241).

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 3 Федерального закона "Об оружии" огнестрельное бесствольное оружие отечественного производства с патронами травматического, газового и светозвукового действия отнесено к категории гражданского оружия самообороны.

Таким образом, ни гладкоствольный пистолет "ИЖ-79-9Т", ни комплекс "Оса" не являются огнестрельным оружием, за незаконный оборот которого предусмотрена уголовная ответственность в ст. 222 УК РФ.

При таких обстоятельствах приговор в части осуждения Я., Л., Ж. и К. по ст. 222 ч. 3 УК РФ подлежит отмене, а дело в этой части - прекращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

Без достаточных оснований осужден Я. и за разбойное нападение на К.Т. и Т.

Как установлено судом, 21 марта 2005 года по предложению Я. он, Л., Ж. и К. решили совершить на квартиру семьи С. Я. остался в машине, а Л., Ж. и К., вооруженные пневматическим пистолетом "МР-654К", бесствольным пистолетом (комплекс "Оса") и пистолетом "ИЖ-79-9Т", поднялись на площадку шестого этажа к квартире N 96. Л. и Ж., надев маски, а также К., обманным путем, ворвались в квартиру. Угрожая потерпевшим К.Т. и Т. оружием, Ж. и Л. потребовали передачи им денег. Потерпевшие сообщили, что денег у них нет. Выяснив фамилию потерпевших, понимая, что они ошиблись квартирами, нападавшие сообщили о своей ошибке Я. по телефону. Я. потребовал совершить нападение, как и планировалось, на квартиру С. Ж. и Л. направились в квартиру N 93, где проживают С., а К. остался в квартире N 96. После того, как Ж. и Л., совершив нападение на С., вернулись в квартиру N 96, К. открыто похитил деньги у потерпевшей Т. в сумме 800 руб. и принадлежащий потерпевшей К.Т. сотовый телефон "Моторола" стоимостью 1900 руб. С похищенным имуществом Ж., Л., К. на автомашине под управлением Я. с места преступления скрылись.

Таким образом, из материалов дела видно, что Я. разбойного нападения на потерпевших К.Т. и Т. не планировал, никакого участия в нем не принимал, узнал о нем после фактического совершения нападения. Действия нападавших на этих потерпевших умыслом Я. не охватывались.

Поэтому приговор в части осуждения Я. по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ за разбойное нападение на потерпевших К.Т. и Т. подлежит отмене с прекращением его уголовного преследования на основании п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ в связи с непричастностью его к совершению данного преступления.

Кроме того, действия осужденных по эпизодам нападений от 18 марта 2005 г. на зал игровых автоматов ООО "РИО", 18 марта 2005 г. на гостиницу "Строитель" ЗАО "Комфорт", 21 марта 2005 г. на МУП "Трансагентство" и 21 марта 2005 г. на закусочную "Чебуречная" без достаточных оснований квалифицированы как разбой, совершенный с незаконным проникновением в помещение.

По смыслу закона под незаконным проникновением в помещение следует понимать противоправное тайное или открытое в него вторжение. Данный квалифицирующий признак отсутствует, когда лицо находилось в помещении, открытом для посещения граждан.

Как видно из материалов дела, разбойные нападения были совершены во время работы этих предприятий и учреждений, когда доступ в данные помещения был свободным.

Кроме того, выводы суда в части квалификации содеянного по данному квалифицирующему признаку в приговоре не мотивированы, а значит, и осуждение в этой части нельзя признать обоснованным. В связи с этим Судебная коллегия считает, что квалифицирующий признак совершения разбоя "с незаконным проникновением в помещение" по указанным эпизодам подлежит исключению из приговора.

В то же время содержащиеся в кассационной жалобе осужденного Я. доводы о том, что в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства по делу был нарушен уголовно-процессуальный закон, не могут быть признаны обоснованными.

Как видно из материалов дела, предварительное следствие по нему проводилось следственной группой с соблюдением установленных ст. 151 УПК РФ правил подследственности. Каких-либо данных о невозможности участия в производстве расследования следователя Б.В. материалы дела не содержат. Я. данному следователю отводов не заявлял (т. 1, л.д. 126).

В ходе кассационного рассмотрения дела осужденный Я. заявил о нарушении его права на защиту в связи с тем, что судом в качестве защитника наряду с адвокатом была допущена его родственница С.К., которая в суд перестала являться, и судебное разбирательство было закончено в ее отсутствие.

Судебная коллегия считает, что данные обстоятельства не свидетельствуют о нарушении права Я. на защиту.

Как видно из материалов дела, интересы Я. в судебном заседании защищал Шумских Д.В., профессиональный адвокат. Наряду с ним в качестве защитника к участию в деле была допущена С.К., двоюродная сестра подсудимого. Однако ко времени, когда решался вопрос об окончании судебного следствия и слушались выступления в прениях, С.К. в судебное заседание не явилась. Никто из участников процесса, в том числе и Я., не настаивал на вызове С.К. в судебное заседание, либо об отложении слушания дела по этой причине.

Право Я. на получение квалифицированной юридической помощи было обеспечено, поэтому считать нарушенным его права на защиту нет оснований.

Наказание Я., Л., Ж. и К. назначено в соответствии с законом, с учетом характера и степени общественной опасности фактически совершенных ими преступлений, данных, характеризующих личность каждого из них, всех обстоятельств дела, в том числе и смягчающих наказание, на которые имеются ссылки в кассационных жалобах.

Вместе с тем в связи с частичной отменой приговора назначенное каждому из осужденных наказание по совокупности преступлений подлежит снижению.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 387, 388 УПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Челябинского областного суда от 31 октября 2005 года в отношении Я., Ж., К. и Л. в части осуждения каждого из них по ст. 222 ч. 3 УК РФ отменить с прекращением уголовного дела на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

Исключить их осуждение по эпизодам разбойных нападений от 18 марта 2005 г. на зал игровых автоматов ООО "РИО", 18 марта 2005 г. на гостиницу "Строитель" ЗАО "Комфорт", 21 марта 2005 г. на МУП "Трансагентство" и 21 марта 2005 г. на закусочную "Чебуречная" по квалифицирующему признаку совершения разбоя "с незаконным проникновением в помещение".

Этот же приговор в части осуждения Я. по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ за разбойное нападение на потерпевших К.Т. и Т. отменить с прекращением уголовного преследования на основании п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ в связи с непричастностью его к совершению данного преступления.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ назначить наказание путем частичного сложения наказаний:

- Я. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 209 ч. 1, 161 ч. 3 п. "а", 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (разбойные нападения 29 декабря 2004 г. на М.; 30 декабря 2004 г. на В.; 1 февраля 2005 г. на С.А.; 1 марта 2005 г. на операционную кассу Магнитогорского филиала Сбербанка РФ; 18 марта 2005 г. на зал игровых автоматов ООО "РИО"; 18 марта 2005 г. на гостиницу "Строитель" ЗАО "Комфорт"; 21 марта 2005 г. на закусочную "Чебуречная"; 21 марта 2005 г. на С.В.) в виде тринадцати лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

- Л. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 209 ч. 2, 161 ч. 3 п. "а", 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (разбойные нападения 29 декабря 2004 г. на М.; 30 декабря 2004 г. на В.; 1 февраля 2005 г. на С.А.; 18 марта 2005 г. на зал игровых автоматов ООО "РИО"; 18 марта 2005 г. на гостиницу "Строитель" ЗАО "Комфорт"; 21 марта 2005 г. на МУП "Трансагентство"; 21 марта 2005 г. на закусочную "Чебуречная"; 21 марта 2005 г. на К.Т.; 21 марта 2005 г. на С.В.) в виде двенадцати лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

- Ж. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 209 ч. 2, 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (разбойные нападения 30 декабря 2004 г. на В.; 1 февраля 2005 г. на С.А.; 1 марта 2005 г. на операционную кассу Магнитогорского филиала Сбербанка РФ; 18 марта 2005 г. на зал игровых автоматов ООО "РИО"; 21 марта 2005 г. на МУП "Трансагентство"; 21 марта 2005 г. на закусочную "Чебуречная"; 21 марта 2005 г. на К.Т.; 21 марта 2005 г. на С.В.) в виде десяти лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

- К. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 209 ч. 2, 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (разбойные нападения 30 декабря 2004 г. на В.; 1 февраля 2005 г. на С.А.; 1 марта 2005 г. на операционную кассу Магнитогорского филиала Сбербанка РФ; 18 марта 2005 г. на гостиницу "Строитель" ЗАО "Комфорт"; 21 марта 2005 г. на МУП "Трансагентство"; 21 марта 2005 г. на закусочную "Чебуречная"; 21 марта 2005 г. на К.Т.; 21 марта 2005 г. на С.В.) в виде десяти лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Я., Ж. и К., адвоката Баландина О.А. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"