||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 апреля 2006 года

 

Дело N 23-о06-14

 

(извлечение)

 

По приговору Верховного Суда Чеченской Республики от 23 декабря 2005 г. М. (осужденный 9 апреля 2003 г. за совершение тяжких преступлений к десяти годам шести месяцам лишения свободы) осужден по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к четырнадцати годам лишения свободы, по ч. 2 ст. 208 УК РФ - к трем годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 222 УК РФ - к шести годам лишения свободы, по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к пятнадцати годам лишения свободы, с частичным присоединением неотбытого наказания по приговору от 9 апреля 2003 г. - к восемнадцати годам лишения свободы.

В кассационных жалобах М. и адвокат в его защиту утверждали, что виновность М. не доказана и преступлений он не совершал, поэтому просили приговор отменить за отсутствием в его действиях состава преступления.

Согласно приговору М. признан виновным в убийстве М., совершенном группой лиц по предварительному сговору, по найму, а также в участии в незаконном вооруженном формировании и в незаконном приобретении, ношении и хранении огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенных организованной группой.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах.

М. 21 августа 1998 г. совместно с тремя неустановленными лицами, по предварительному сговору с целью завладения квартирой, за денежное вознаграждение по одной тысяче долларов США каждому вывезли М. в окрестности села Элистанжи Веденского района Чеченской Республики, где один из не установленных следствием лиц совершил ее убийство тремя прицельными выстрелами из автомата.

В декабре 1999 г. М., поддерживая цели создания и деятельности незаконного вооруженного формирования под руководством не установленного следствием лица, зная о наличии у членов данного формирования огнестрельного оружия и допуская возможность его применения против федеральных сил, добровольно вступил в указанное незаконное вооруженное формирование в качестве бойца и получил от его руководства автомат АК калибра 5,45 мм и боеприпасы к нему. До марта 2001 г. он незаконно передавал оружие и боеприпасы другим участникам незаконного вооруженного формирования, а также хранил, перевозил и носил с собой, используя при ведении боевых действий против федеральных сил. Принимал активное участие в боевых действиях на территории Веденского района Чеченской Республики.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ кассационным определением от 6 апреля 2006 г. приговор изменила, указав следующее.

Суд первой инстанции ошибочно квалифицировал действия М. по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ как соисполнителя убийства по найму, совершенного группой лиц по предварительному сговору.

В соответствии с ч. 2 ст. 33 УК РФ исполнителем преступления признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями).

Обстоятельства дела, установленные судом по эпизоду убийства М., свидетельствуют о том, что М. непосредственного участия в лишении жизни потерпевшей не принимал. Исполнителем убийства было не установленное следствием лицо, а М. и еще двое лиц, не установленных следствием, создавали условия, способствующие совершению убийства, т.е. согласно ч. 5 ст. 33 УК РФ М. являлся пособником убийства.

Соучастие же в форме пособничества в убийстве не образует квалифицирующий признак "совершение группой лиц по предварительному сговору", поскольку согласно ч. 2 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

При таких обстоятельствах действия М. следует переквалифицировать с п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 на ч. 5 ст. 33, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - пособничество в убийстве, совершенном по найму.

Что касается квалификации действий М. по ч. 2 ст. 208 и ч. 3 ст. 222 УК РФ, то она является правильной.

При назначении наказания М. суд учел обстоятельство, отягчающее наказание, - наступившие последствия, но не указал, какие конкретно имеются в виду. Очевидно, причинение смерти М., поскольку других тяжких последствий не установлено.

Однако суд не принял во внимание, что в соответствии с ч. 2 ст. 63 УК РФ, если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.

Статья 105 УК РФ в качестве признака преступления предусматривает причинение смерти потерпевшему.

Поэтому указанное судом обстоятельство как отягчающее наказание подлежит исключению из приговора.

На основании изложенного Судебная коллегия приговор Верховного Суда Чеченской Республики от 23 декабря 2005 г. в отношении М. изменила, исключила из приговора указание на обстоятельство, отягчающее наказание, - наступившие последствия, и переквалифицировала его действия с п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 на ч. 5 ст. 33, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ со снижением наказания.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"