||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 апреля 2006 года

 

Дело N 81-о06-4сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                        Кудрявцевой Е.П.,

    судей                                         Боровикова В.П.,

                                                   Ермолаевой Т.А.

 

рассмотрела в судебном заседании от 5 апреля 2006 г. кассационные представление государственного обвинителя Г. и жалобы адвокатов Боцманова А.Ю., Куликовой М.О., Стародубцевой В.О. и осужденного С. на приговор Кемеровского областного суда от 17 октября 2005 года, которым

Ш., <...>, несудимый,

осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ (по эпизоду нападения на С.) к 6 годам лишения, по ч. 2 ст. 162 УК РФ (по эпизоду нападения на Л.) - к 6 годам лишения свободы, по ч. 2 ст. 162 УК РФ (по эпизоду нападения на К.) - к 5 годам лишения свободы, по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду нападения на С.С.) - к 11 годам лишения свободы, по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к 15 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

С., <...>, несудимый,

осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ (по эпизоду нападения на С.Т.) к 5 годам лишения свободы, по ч. 2 ст. 162 УК РФ (по эпизоду нападения на Л.) - к 5 годам лишения свободы, по ч. 2 ст. 162 УК РФ (по эпизоду нападения на К.) - к 7 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 162 УК РФ (по эпизоду нападения на С.С.) - к 9 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Ф., <...>, 13 ноября 2000 года судимая Рудничным районным судом г. Прокопьевска по ст. ст. 228 ч. 1 и 228 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы (5 февраля 2003 года освобождена из мест лишения свободы условно-досрочно на 1 месяц 23 дня),

осуждена по ч. 2 ст. 162 УК РФ с применением ст. ст. 64 и 65 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима. По делу разрешен гражданский иск.

Заслушав доклад судьи Боровикова В.П., выступление прокурора Тришевой А.А., не поддержавшей кассационное представление по изложенным в нем доводам, полагавшей изменить приговор в отношении Ш. и С., Судебная коллегия

 

установила:

 

согласно приговору, основанному на вердикте коллегии присяжных заседателей, Ш., С. и Ф. осуждены за разбойное нападение на С.Т., совершенное 16 февраля 2005 года. Кроме того, Ш. и С. осуждены за разбойные нападения на потерпевших Л., К. и С.С., совершенные 17 и 18 февраля 2005 года, а Ш. - за убийство потерпевшей С.С., сопряженное с разбоем. Преступления совершены в г. Прокопьевске Кемеровской области при указанных в приговоре обстоятельствах.

В кассационном представлении государственный обвинитель Глушкова Л.А. просит изменить приговор в отношении Ш. и исключить из приговора осуждение его по эпизоду разбойного нападения на С.С. по квалифицирующему признаку - совершение преступления "группой лиц по предварительному сговору", снизив в этой связи наказание по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ до 10 лет 10 месяцев лишения свободы, а окончательное наказание по совокупности преступлений - до 16 лет 10 месяцев лишения свободы.

В обоснование своей просьбы она ссылается на то, что вердиктом присяжных заседателей установлена договоренность Ш. с С. о нападении на С. с целью завладения ее имуществом, в ходе которого осужденные, незаконно проникнув в жилище, угрожали потерпевшей ножом.

Далее, выйдя за пределы договоренности, Ш., нанеся ножом потерпевшей 23 удара, лишил ее жизни.

По мнению государственного обвинителя, в действиях Ш., связанных с лишением жизни потерпевшей в ходе нападения, - эксцесс исполнителя (аналогичную позицию занял суд первой инстанции).

При таких обстоятельствах, как считает государственный обвинитель, суд излишне квалифицировал действия Ш. по признаку совершения разбоя по предварительному сговору группой лиц, поскольку умыслом последнего не охватывалось применение насилия, опасного для жизни и здоровья, в группе с С.

В кассационной жалобе адвокат Боцманов А.Ю. просит отменить приговор в отношении Ш. и направить дело на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания (не указано, почему именно с этой стадии).

По мнению защитника, приговор является незаконным и необоснованным ввиду нарушений уголовно-процессуального закона, несправедливости приговора.

Защитник полагает, что вопреки требованиям ч. 2 ст. 338 УПК РФ при обсуждении проекта вопросного листа председательствующий не учел их "возражения" (не раскрывается, о каких возражениях идет речь).

При этом защитник приводит положения ч. 2 ст. 338 УПК РФ.

Защитник считает, что Ш. суд назначил слишком суровое наказание, так как суд при решении данного вопроса сослался на положительные характеристики на его подзащитного, однако фактически их не учел.

В полной мере не было учтено судом, как указано в жалобе, то, что Ш. признал вину, в содеянном раскаялся, активно способствовал изобличению других соучастников преступлений, ранее не привлекался к уголовной ответственности, молодой возраст свидетельствует о несформированности его как личности, а поэтому его исправление и перевоспитание возможны за более короткий период времени.

В кассационной жалобе адвокат Куликова М.О. просит отменить приговор в отношении Ф. и направить дело на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания.

С такой же просьбой в жалобе в отношении С. обратилась адвокат Стародубцева В.О.

Они полагают, что суд назначил суровое наказание Ф. и С.

По мнению защитника Куликовой, суд не учел, что Ф. признала вину, в содеянном раскаялась, в ходе предварительного следствия активно способствовала раскрытию преступлений.

На эти же обстоятельства в жалобе сослалась и адвокат Стародубцева. Кроме того, она полагает, что суд не учел отсутствие судимости у С., который неизлечимо болен, принимал участие в боевых действиях на территории Чеченской Республики.

В кассационной жалобе осужденный С. просит изменить приговор и в соответствии с положениями ст. 64 УК РФ снизить ему наказание.

По мнению осужденного, по делу нет доказательств, подтверждающих его причастность к разбойным нападениям на К. и С.С., при этом он дает анализ определенных исследованных в суде доказательств, полагая, что Ф. дала показания "под угрозой".

Признавая вину в нападениях на С.Т. и Л., он просит снизить ему наказание, так как он вину признал, в содеянном раскаялся, участвовал в боевых действиях на территории Чеченской Республики, ранее не судим, является ВИЧ-инфицированным, имеет постоянное место жительства, работает у частного предпринимателя.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Глушкова И.А., не соглашаясь с доводами авторов кассационных жалоб, просит отказать им в удовлетворении просьб.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных представления и жалоб, а также возражений на них, Судебная коллегия считает необходимым изменить приговор в отношении Ш. и С. по следующим основаниям.

При рассмотрении дела Судебная коллегия руководствуется положениями ч. 2 ст. 360 УК РФ, согласно которой "Суд, рассматривающий уголовное дело в ...кассационном порядке, проверяет законность, обоснованность и справедливость судебного решения лишь в той части, в которой оно обжаловано...". При этом Судебная коллегия исходит из других положений указанной нормы уголовно-процессуального закона, из которых следует, что Судебная коллегия вправе улучшать положение осужденных по иным, не указанным в жалобах и представлении, основаниям.

В ст. 17 ч. 1 УК РФ указано, что "...При совокупности преступлений лицо несет уголовную ответственность за каждое совершенное преступление по соответствующей статье и части статьи настоящего Кодекса". Согласно требованиям п. п. 2, 3 ч. 1 ст. 308 УПК РФ в резолютивной части обвинительного приговора необходимо указывать, в том числе, решение о признании подсудимого в совершении преступления, а также пункт, часть, статью Уголовного кодекса РФ, предусматривающие ответственность за преступление, в совершении которого подсудимый признан виновным.

Данные требования закона при постановлении обвинительного приговора судом не соблюдены.

Суд, исходя из вердикта коллегии присяжных заседателей, признал установленным, что Ш. и С. совершили разбойные нападения на потерпевших С.С., Л. и К., имевшие место 16, 17 и 18 февраля 2005 года. Каждый эпизод разбойного нападения (о чем речь идет выше) суд квалифицировал по ч. 2 ст. 162 УК РФ, как это указано в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора, что соответствует положениям ст. 307 УПК РФ.

Из резолютивной части приговора следует, что суд признал Ш. и С. виновными, в том числе и по ч. 2 ст. 162 УК РФ: ссылка на этот закон идет один раз.

Вопреки требованиям ст. 308 УПК РФ суд не указал решение о признании их виновными по каждому из указанных выше эпизодов разбойного нападения со ссылкой на соответствующий уголовный закон.

В то же время суд назначил наказание по ч. 2 ст. 162 УК РФ по каждому из эпизодов разбойного нападения на потерпевших С.Т., Л. и К.

При таких обстоятельствах дела и, учитывая, что на данные нарушения закона нет представления и жалобы потерпевшей, Судебная коллегия считает необходимым исключить из резолютивной части приговора решение суда о назначении наказания Ш. и С. по ч. 2 ст. 162 УК РФ по каждому из эпизодов разбойного нападения на потерпевших С.Т., Л. и К. и назначить им наказание по ч. 2 ст. 162 УК РФ без ссылки на конкретные эпизоды обвинения, исходя при этом из того, как они были признаны виновными, и поэтому снизить им окончательное наказание по совокупности преступлений.

В остальной части приговор в отношении их и этот же приговор в отношении Ф. оставить без изменения ввиду несостоятельности доводов кассационных представления и жалоб. Доводы кассационного представления не основаны на материалах уголовного дела и уголовном законе.

Коллегия присяжных заседателей признала доказанным, что Ш. и С.С. заранее договорились между собой напасть на потерпевшую С. с целью завладения ее имуществом, используя при этом нож.

Реализуя план, Ш. и С. напали на потерпевшую с целью завладения ее имуществом.

В ходе нападения, угрожая ножом, требовали у потерпевшей ее имущество.

Далее, выйдя за пределы договоренности, Ш. лишил жизни потерпевшую, после чего он и С. завладели ее имуществом. Исходя из признанных установленными коллегией присяжных заседателей обстоятельств суд первой инстанции обоснованно признал наличие у обоих осужденных по эпизоду разбойного нападения на С.С. квалифицирующего признака - "совершенное группой лиц по предварительному сговору".

То обстоятельство, что Ш. вышел за пределы договоренности и лишил потерпевшую жизни, никак нельзя связывать с наличием либо отсутствием другого квалифицирующего признака разбойного нападения.

По данному эпизоду обвинения суд обоснованно квалифицировал действия Ш. по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ как разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ как убийство, сопряженное с разбоем, а действия С. - по ч. 3 ст. 162 УК РФ как разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище. Поэтому нет оснований для снижения Ш. наказания по указанному в представлении доводу. По делу отсутствуют основания для отмены приговора.

Довод адвокатов о том, что приговор в отношении осужденных подлежит отмене с направлением дела на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания ввиду суровости назначенного их подзащитным наказания, не основан не только на материалах дела, но и положениях уголовного и уголовно-процессуального закона.

При назначении наказания суд в полной мере учел общие начала назначения наказания, указанные в ст. 60 УК РФ, в том числе и обстоятельство, на которые в жалобах ссылаются защитники и осужденный С. (эти обстоятельства изложены выше при описании доводов кассационных жалоб).

Согласно положениям ч. 2 ст. 379 УПК РФ приговор, постановленный на основании обвинительного вердикта коллегии присяжных заседателей, может быть отменен либо изменен ввиду нарушений уголовно-процессуального закона, неправильного применения уголовного закона и несправедливости приговора: фактические обстоятельства уголовного дела, признанные установленными коллегией присяжных заседателей, не могут быть оспорены в кассационном порядке.

Поэтому доводы кассационной жалобы осужденного С. о том, что по делу нет доказательств, подтверждающих его виновность в совершении разбойного нападения на потерпевших К. и С.С. (с приведением в жалобе соответствующей оценки определенных доказательств), не основаны на законе и не могут быть предметом кассационного рассмотрения.

В судебном заседании в присутствии присяжных заседателей исследовались только допустимые доказательства.

Утверждение С., что у Ф. показания "были взяты под угрозой", Судебная коллегия считает несостоятельными: оно ни на чем не основано (в жалобе он не указывает, какие угрозы, в какой период и со стороны кого они были высказаны).

Суд правильно квалифицировал действия С.

По делу нет оснований для применения в отношении С. правил ст. 64 УК РФ.

Суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о необходимости изоляции от общества Ф.

Судебная коллегия не находит оснований для ее условного осуждения.

Не основан на материалах дела и довод адвоката Боцманова о нарушении судом положений ч. 2 ст. 338 УПК РФ.

Действительно, как это указано в ч. 2 ст. 338 УПК РФ, при обсуждении проекта вопросного листа председательствующий не вправе отказать стороне защиты в постановке вопросов о наличии по уголовному делу фактических обстоятельств, исключающих ответственность подсудимого за содеянное или влекущих за собой его ответственность за менее тяжкое преступление.

Однако таких ходатайств со стороны защиты не поступало.

Из материалов дела следует, что при обсуждении проекта вопросного листа адвокаты Стародубцева и Куликова предлагали внести изменения в вопросы.

Их предложения сводились к тому, чтобы на разрешение присяжных заседателей поставить вопросы о доказанности предварительного сговора С., Ш. и Ф. на совершение открытого хищения чужого имущества с применением насилия, с использованием текстолитовой палки (по эпизоду нападения на С.Т.).

Такие же предложения высказывались защитниками и по остальным эпизодам обвинения (при этом предлагалось поставить правовые вопросы о доказанности убийства С.С.).

Судебная коллегия считает, что, находясь в совещательной комнате и формулируя вопросный лист в окончательном варианте, председательствующий, исходя из положений ч. 5 ст. 339 УПК РФ, обоснованно не включил в него правовые вопросы, предлагаемые стороной защиты (открытое хищение, убийство). Вместе с тем следует признать, что на разрешение присяжных заседателей председательствующий поставил вопросы о доказанности фактических обстоятельств дела, как это сформулировано в обвинительном заключении и поддержано государственным обвинителем в судебных прениях, свидетельствующих и дающих потом возможность квалифицировать действия подсудимых, в том числе и по такому квалифицирующему признаку, как совершение преступления группой лиц по предварительному сговору.

Сторона защиты не просила поставить на разрешение присяжных заседателей вопросы о доказанности фактических обстоятельств дела, исключающих уголовную ответственность или влекущих ответственность за менее тяжкое преступление.

Доводы, на которые ссылаются авторы кассационных жалоб (дело рассматривается в рамках их жалоб), не свидетельствуют о нарушении в суде уголовно-процессуального закона, о чем речь идет в ст. 381 УПК РФ, которые влекут отмену приговора.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Кемеровского областного суда от 17 октября 2005 года в отношении Ш. и С. изменить и исключить из него указание о назначении им наказания по ч. 2 ст. 162 УК РФ (трижды) по каждому из эпизодов разбойного нападения на потерпевших С.Т., Л. и К.

Назначить Ш. и С. по ч. 2 ст. 162 УК РФ наказание в виде 5 лет лишения свободы каждому.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 162, п. "в" ч. 4 ст. 162 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить осужденному Ш. наказание в виде лишения свободы на срок 16 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 162 и ч. 3 ст. 162 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить С. 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор в отношении Ш. и С. и этот же приговор в отношении Ф. оставить без изменения, а кассационные представление и жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Е.П.КУДРЯВЦЕВА

 

Судьи:

В.П.БОРОВИКОВ,

Т.А.ЕРМОЛАЕВА

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"