||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 марта 2006 года

 

Дело N 11-Г06-4

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Пирожкова В.Н.,

    судей                                          Калининой Л.А.,

                                                     Макарова Г.В.

 

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационное представление прокурора Республики Татарстан об отмене решения Верховного Суда Республики Татарстан от 28 декабря 2005 года, которым признаны непротиворечащими федеральному законодательству отдельные положения постановления Кабинета Министров Республики Татарстан от 21 февраля 2005 года "Об утверждении республиканской программы по снижению в Республике Татарстан распространения заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции), на 2005 - 2007 годы ("АНТИ-ВИЧ/СПИД").

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Калининой Л.А., объяснение представителя Кабинета Министров Республики Татарстан и Министерства здравоохранения Республики Татарстан С., заключение прокурора Генеральной Прокуратуры Российской Федерации Гермашевой М.М., полагавшего оставить решение Верховного суда Республики Татарстан без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

пунктом 1 раздела 1, пунктом 3 раздела 2 вышеуказанной программы исполнителями мероприятий указаны Федеральное государственное учреждение "Центр государственного санитарно-эпидемиологического надзора в Республике Татарстан" и "Управление исполнения наказаний Министерства юстиции по Республике Татарстан".

Прокурор Республики Татарстан обратился в Верховный Суд Республики Татарстан с заявлением о признании противоречащими этих положений федеральному законодательству, в обоснование указав, что названные организации являются федеральными, в силу чего задачи, функции, порядок осуществления их деятельности уже определены федеральным законодательством и дополнительного правового регулирования, на уровне субъекта Российской Федерации, не требуют, а поэтому Кабинет Министров Республики Татарстан не вправе устанавливать предписывающие нормы для этих организаций.

Верховным Судом Республики Татарстан постановлено вышеуказанное решение.

В кассационном представлении прокурор просит решение отменить, дело направить на новое рассмотрение, считая его незаконным и необоснованным, постановленным с нарушением норм материального права, регулирующих данную сферу общественных отношений.

Обсудив доводы кассационного представления, проверив материалы дела, Судебная коллегия находит его не подлежащим удовлетворению.

В соответствии с пунктом "ж" статьи 72 Конституции Российской Федерации координация вопросов здравоохранения находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов.

Разработка и реализация программ по развитию здравоохранения, профилактике заболеваний, оказанию медицинской помощи, медицинскому образованию населения и другим вопросам в области охраны здоровья относится к полномочиям органов государственной власти субъектов Российской Федерации (пункт 3 статьи 6 Основ законодательства Российской Федерации).

Из анализа постановления Кабинета Министров Республики Татарстан от 21 февраля 2005 года следует, что республиканская программа:

направлена на реализацию мер, гарантированных Федеральным законом от 30 марта 1995 года "О предупреждении распространения в Российской федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-Инфекции)", к числу которых относится регулярное информирование населения о доступных мерах профилактики ВИЧ-инфекции; осуществление эпидемиологического надзора за распространением ВИЧ-инфекции на территории Российской Федерации; подготовка специалистов для реализации мер по предупреждению распространения ВИЧ-инфекции;

норм, снижающих гарантии, установленных названным Федеральным законом, не имеется;

программа носит комплексный и системный характер, в силу чего Федеральное государственное учреждение "Центр санитарно-эпидемиологического надзора в Республике Татарстан" включено в качестве исполнителя мероприятий, связанных с созданием полиграфических аудио- и видеоматериалов по профилактике ВИЧ-инфекции для различных групп населения, а Управление исполнения наказаний Министерства юстиции Российской Федерации по Республике Татарстан задействовано с целью обучения медицинских работников, психологов и сотрудников Управления исполнения наказаний Министерства юстиции Российской Федерации по Республике Татарстан методам проведения профилактической работы по ВИЧ-инфекции среди осужденных, методам проведения до- и послетестового консультирования по профилактике ВИЧ-инфекции;

разработана во взаимодействии с указанными организациями, при активном участии Федерального государственного учреждения "Центр государственного санитарно-эпидемиологического надзора в Республике Татарстан, и на которое возложено обеспечение совместно с заинтересованными министерствами и ведомствами ее реализация;

норм, устанавливающих структуру, компетенцию, порядок формирования федеральных государственных организаций, участвующих в республиканской программе Республики Татарстан, не содержится.

При таких данных суд правильно пришел к выводу о непротиворечии федеральному законодательству оспариваемых пункта 1 раздела 1 и пункта 3 раздела 2 республиканской программы по снижению в Республике Татарстан распространения заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции), на 2005 - 2007 годы ("АНТИ-ВИЧ/СПИД"), утвержденной постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 21 февраля 2005 года.

Согласно части 1 статьи 253 ГПК РФ суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

Доводы прокурора о том, что при разработке и реализации региональной программы в области санитарно-эпидемиологического надзора Кабинет Министров Республики Татарстан не может осуществлять взаимодействие с Федеральным государственным учреждением "Центр государственного санитарно-эпидемиологического надзора в Республике Татарстан" (даже с его согласия), не основаны на Федеральном законе от 30 марта 1999 года "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения".

В силу статьи 6 названного Федерального закона субъекты Российской Федерации вправе, по согласованию с территориальным органом федерального органа исполнительной власти, осуществляющим функции по контролю и надзору в сфере обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия, разрабатывать такие программы.

Не может повлиять на законность постановленного решения Верховного Суда Республики Татарстан и утверждение прокурора о том, что привлечение Управления исполнения наказаний Министерства юстиции Российской Федерации по Республике Татарстан в качестве исполнителя республиканской программы якобы нарушает принцип единоначального руководства деятельностью Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН России), установленный разделом 3 Положения о Федеральной службе исполнения наказаний, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13 октября 2004 года.

Ссылка на данное Положение является произвольной, как уже указывалось, программа не касается внутриорганизационной деятельности Федеральной службы исполнения наказаний, а затрагивает взаимодействие органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и территориальных органов Федеральной службы исполнения наказания по вопросу дальнейшего снижения заболеваемости населения Республики Татарстан вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции), усиления профилактической работы в группах риска, возможность осуществления которого регламентирована:

во-первых, Указом Президента Российской Федерации от 2 июля 2005 года N 773 "Вопросы взаимодействия и координации деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и территориальных органов исполнительной власти", в соответствии с пунктом 1 которого высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации (руководитель высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) наделяется полномочиями по организации взаимодействия и координации деятельности органов исполнительной власти соответствующего субъекта Российской Федерации и территориальных органов Федеральной службы исполнения наказаний,

во-вторых, Постановлением Правительства Российской Федерации от 5 декабря 2005 г. N 725 "О взаимодействии и координации деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и территориальных органов исполнительной власти", в силу пункта 4 которого допускается планирование и реализация совместных мероприятий, обмен информацией органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и территориального органа Федеральной службы исполнения наказаний.

Таким образом, в этой части решение является законным и обоснованным, смысл и содержание норм материального права, подлежащих применению, истолкованы судом правильно.

Предусмотренных статьями 362, 363 ГПК РФ оснований для отмены решения в кассационном порядке не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 361 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Верховного Суда Республики Татарстан от 28 декабря 2005 года оставить без изменения, а кассационное представление прокурора прокуратуры Республики Татарстан - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"