||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 марта 2006 года

 

Дело N 47-Г06-16

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Пирожкова В.Н.,

    судей                                          Харланова А.В.,

                                                      Маслова А.М.

 

рассмотрела в судебном заседании 27 марта 2006 года гражданское дело по кассационной жалобе К. на решение Оренбургского областного суда от 18 февраля 2006 года, которым ей отказано в удовлетворении заявления об отмене решения N 4/3 от 3 февраля 2006 года окружной избирательной комиссии по одномандатному избирательному округу N 9 об отказе в регистрации кандидатом в депутаты Законодательного Собрания Оренбургской области четвертого созыва.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Федотовой А.В., полагавшей решение суда законным, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

К. обратилась в суд с заявлением об отмене решения N 4/3 от 3 февраля 2006 года окружной избирательной комиссии по одномандатному избирательному округу N 9 об отказе ей в регистрации в качестве кандидата в депутаты Законодательного Собрания Оренбургской области четвертого созыва, указывая, что данное решение является незаконным, поскольку в протоколе проверки подписных листов отсутствует время начала и окончания проверки; неправильно указана дата начала проверки; нет протокола проверки подписных листов от 31 января 2006 года; избирательная комиссия незаконно отказала С. присутствовать в ходе проверки подписных листов; в протоколе от 1 февраля 2006 года также не указано время начала проверки; нет протокола жеребьевки при выборке подлежащих проверке подписных листов; папки с ее документами находились в администрации Северного административного округа без опечатки, что давало возможность проверить все представленные ею подписные листы и отобрать необходимые; не указаны основания проведения дополнительной проверки подписных листов; члены избирательной комиссии незаконно использовали систему ГАС "Выборы"; бланк подписного листа не соответствует закону; противозаконным является занижение процента недостоверных и недействительных подписей избирателей с 25 до 10 процентов; в протоколе рабочей группы неопределенно указан результат проверки подписных листов; проверка 31 подписи избирателей по линии ОВД является незаконной; не заверены печатью протокол проверки подписных листов и соответствующая ведомость; в протоколе проверки подписных листов нет подписи председателя избирательной комиссии К.В., который присутствовал в работе комиссии; нигде не отмечено, что С. отказано присутствовать в ходе проверки подписных листов; нарушена процедура выдачи копии протокола комиссии, т.к. протокол и решение выданы в один день и час. Решение избирательной комиссии в целом нарушает ее право участвовать в выборах и быть избранной в органы власти.

В судебном заседании К. и ее представитель С. просили заявление удовлетворить (при этом отказались от довода о том, что бланк подписного листа не соответствует требованиям закона), председатель окружной избирательной комиссии по одномандатному избирательному округу N 9 К.В. с требованиями заявителя не согласился.

Решением Оренбургского областного суда от 18 февраля 2006 года в удовлетворении заявления отказано.

В кассационной жалобе К. поставлен вопрос об отмене решения суда по мотиву его незаконности.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия оснований для отмены решения суда не находит.

Согласно подпункту "д" пункта 24 ст. 38 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) основанием отказа в регистрации кандидата является недостаточное количество достоверных подписей избирателей, представленных для регистрации кандидата, либо выявление 10 и более процентов недостоверных и (или) недействительных подписей от общего количества подписей, отобранных для проверки, если иное не установлено федеральным законом.

Аналогичная норма содержится в подпункте 5 пункта 6 ст. 38 Закона Оренбургской области от 16 ноября 2005 года N 2711/469-Ш-ОЗ "О выборах депутатов Законодательного Собрания Оренбургской области".

Согласно пункту 44 ст. 2 вышеуказанного Федерального закона недействительной является подпись, собранная с нарушением порядка сбора подписей избирателей, участников референдума и (или) оформления подписного листа.

Как видно из материалов дела, постановлением Законодательного Собрания Оренбургской области от 7 декабря 2005 года N 2739 на 12 марта 2006 года были назначены выборы депутатов Законодательного Собрания Оренбургской области четвертого созыва. Постановлением избирательной комиссии Оренбургской области от 21 декабря 2005 года N 97/485-3 полномочия окружной избирательной комиссии по одномандатному избирательному округу N 9 возложены на территориальную избирательную комиссию Дзержинского района г. Оренбурга.

К. в порядке самовыдвижения была выдвинута в качестве кандидата в депутаты Законодательного Собрания Оренбургской области четвертого созыва и представила в окружную избирательную комиссию по одномандатному избирательному округу N 9 необходимые для ее регистрации документы.

Решением окружной избирательной комиссии от 3 февраля 2006 года К. отказано в регистрации в качестве кандидата по подпункту 5 пункта 6 ст. 38 Закона Оренбургской области "О выборах депутатов Законодательного Собрания Оренбургской области" в связи с выявлением более 10 процентов недействительных подписей избирателей от общего количества подписей.

Судом установлено и следует из материалов дела, что К. представила в избирательную комиссию 770 подписей избирателей (48 подписных листов в четырех папках), что достаточно для принятия решения о ее регистрации.

При первоначальной проверке отобранных путем случайной выборки подписей избирателей из 141 подписи недействительными оказались 19 подписей (из них 2 подписи от избирателей другого округа), что составило 13,5 процента, т.е. свыше 10 процентов. При вторичной проверке недействительными оказались еще 13 подписей избирателей из 106 вновь отобранных. Всего при проверке подписных листов К. недействительными оказались 12,9 процента подписей избирателей, что на 2,9 процента свыше установленного законом предела, в связи с чем избирательная комиссия отказала ей в регистрации в качестве кандидата в депутаты Законодательного Собрания Оренбургской области.

Всего рабочей группой было проверено 35 процентов подписей избирателей (20 процентов при первой проверке и 15 процентов - при дополнительной), что составляет 247 подписей избирателей. Из них сведения о 30 избирателях были недействительными, а сведения об остальных 24 избирателях не были в базе данных системы ГАС "Выборы". После дополнительной проверки установлено, что эти избиратели (24 человека) действительно проживали на территории избирательного округа, как было указано в подписных листах К., в связи с чем их подписи не признаны недействительными.

Проверка подписных листов К. проводилась рабочей группой в составе 3-х членов избирательной комиссии с правом решающего голоса (Т., К.Е., К.Л.) с использованием базы данных системы ГАС "Выборы". В последующем по поручению избирательной комиссии выявленные недействительные подписи избирателей были проверены паспортно-визовой службой Дзержинского РОВД г. Оренбурга, в соответствии с заключением которой недействительность 30 подписей была подтверждена.

Согласно пункту 8 ст. 37 областного Закона подписные листы для проверки отбираются посредством случайной выборки (жребия). Процедура проведения выборки определяется избирательной комиссией.

В судебном заседании установлено и видно из материалов дела, что представленные К. подписи избирателей отбирались для проверки в установленном порядке - путем случайной выборки. Количество отобранных подписей и проведение дополнительной проверки, а также процедура проведения проверки соответствуют требованиям закона. При этом доказано, что рабочая группа проверяла подписи К. только один раз - 1 февраля 2006 года. Назначенная на 31 января 2006 года проверка не состоялась из-за неявки заявителя. В связи с этим доводы об отсутствии протокола от 31 января 2006 года правильно признаны необоснованными.

Суд обоснованно не согласился с доводами о том, что С. незаконно отказали присутствовать при проверке подписных листов К., так как каких-либо документов, подтверждающих его полномочия как доверенного лица кандидата, наблюдателя от партии "СЛОН" или представителя К. он в избирательную комиссию не представил по причине их отсутствия, а довод о том, что К. является членом этой партии, как правильно указал суд, не является подтверждением полномочий С.

Доводы о том, что в протоколе рабочей группы отсутствует время начала и окончания проверки подписных листов К., и что протокол и ведомость не заверены печатью избирательной комиссии, правильно признаны необоснованными, поскольку согласно пункту 21 ст. 37 Закона Оренбургской области "О выборах депутатов Законодательного Собрания Оренбургской области" такой порядок оформления протокола и ведомости не установлен.

Как правильно указал суд, не является основанием для отмены решения избирательной комиссии также то обстоятельство, что копию протокола и решения об отказе в регистрации К. вручили в один день - 3 февраля 2006 года, так как такого основания для отмены решения избирательной комиссии закон не содержит. Кроме того, суд обоснованно исходил из того, что К. была извещена о времени и месте проверки подписных листов, приглашалась на заседание избирательной комиссии и обязана была сама явиться в избирательную комиссию и своевременно получить необходимые документы.

Доводы о том, что избирательной комиссией незаконно использовалась система ГАС "Выборы" также правильно признаны необоснованными, так как использование этой системы базы данных предусмотрено законом, а член рабочей группы Т., допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля, имеет соответствующий допуск к системе и соответствующее специальное образование.

В своем заявлении К. указала, что представленные ею папки с подписными листами избирателей не были опечатаны и, возможно, проверены в полном объеме. При этом ни заявитель, ни представляющий ее интересы С. конкретных доказательств этому не привели и обосновали свои доводы только предположениями, что, как правильно указал суд, не может быть положено в основу принимаемого решения. При этом суд исходил также из показаний свидетелей Т. и К.Е., согласно которым отбор подписей избирателей для проверки производился путем случайной выборки - члены рабочей группы по очереди назвали случайные цифры и номер папки, затем отбирали соответствующие подписные листы и необходимое количество подписей избирателей.

Суд правильно исходил из протокола рабочей группы, согласно которому конкретной рекомендации об отказе в регистрации К. нет. Однако из ее собственноручной записи "не согласна" следует, что заключение рабочей группы ей было понятно. Кроме того, судом обоснованно учтено, что копию протокола рабочей группы она получила одновременно с решением избирательной комиссии, где ясно было указано об отказе ей в регистрации.

Поскольку К. и ее представитель С. не привели каких-либо доказательств в обоснование своих требований, а их доводы ограничивались лишь на предположениях и умозаключениях (как было указано в судебном заседании представителем заявителя), суд правильно исходил из того, что оснований для удовлетворения заявления не имеется.

Вывод суда о том, что оспариваемое решение принято избирательной комиссией без каких-либо нарушений областного и федерального законодательства, которые бы могли служить основанием для отмены решения об отказе в регистрации кандидата, основан на доказательствах, мотивирован, соответствует требованиям закона и оснований считать его неправильным у Судебной коллегии не имеется.

Доводы кассационной жалобы К. по существу сводятся к иной оценке доказательств, которым судом первой инстанции дана правильная правовая оценка в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ.

Нарушений судом норм материального и процессуального права, которые бы привели или могли привести к неправильному рассмотрению дела, в том числе и тех, на которые имеется ссылка в кассационной жалобе, судом не допущено.

Руководствуясь ст. ст. 361, 362, 366 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Оренбургского областного суда от 18 февраля 2006 года оставить без изменения, а кассационную жалобу К. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"