||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 марта 2006 года

 

Дело N 45-о06-10

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                         Магомедова М.М.,

    судей                                          Истоминой Г.Н.,

                                                    Куменкова А.В.

 

рассмотрела в судебном заседании от 27 марта 2006 года кассационную жалобу осужденного К. на приговор Свердловского областного суда от 11 ноября 2005 года, которым

К., <...>, ранее судимый 13 марта 1997 г. по п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года;

12 мая 1997 г. по ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, освобожден 30 июля 1998 г. условно-досрочно на 6 месяцев 10 дней;

7 апреля 1999 г. по п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 4 годам 8 месяцам лишения свободы;

18 августа 1999 г. по п. п. "б", "в" ч. 2 ст. 158, ч. 3 ст. 30, п. п. "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ч. 5 ст. 69 УК РФ к 5 годам 9 месяцам лишения свободы, освобожден 22 апреля 2003 г. условно-досрочно на 1 год 6 месяцев 3 дня;

осужден к лишению свободы по п. "г" ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 15 лет, п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ сроком на 4 года.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

К. осужден за убийство К.Т., 1974 года рождения, заведомо для него находившейся в состоянии беременности, и за тайное похищение ее имущества и имущества Павлова С.В., причинившее значительный ущерб гражданам.

Преступления совершены им 18 ноября 2004 года в г. Екатеринбурге при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., объяснения осужденного К., поддержавшего доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Погореловой В.Ю., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационной жалобе и дополнении к ней осужденный К. указывает, что суд необоснованно положил в основу приговора его показания на предварительном следствии, в которых он признавал себя виновным в убийстве К.Т. Эти показания он дал в результате недозволенных методов ведения следствия. Анализируя очередность своих допросов, отмечает, что признал себя виновным на допросе в отсутствие защитника, после чего написал и явку с повинной. При этом он сообщил лишь очевидные при осмотре места происшествия сведения, но даже и эти его показания имеют противоречия. Приводя показания свидетелей Г., К., указывает, что суд необоснованно отверг его показания о передозировке наркотиками, в связи с чем он не смог возвратиться к К.Т. С учетом образа жизни потерпевшей, употребляющей ежедневно наркотики, неправдивыми считает и показания К.Т., Д. о том, что потерпевшая не нуждалась в деньгах.

19 ноября 2004 года был допрошен Л. однако протокол его допроса в деле отсутствует. Полагает, что именно у Л. могли быть причины для ссоры с потерпевшей. Следователями З. и Т. были уничтожены все прямые улики, что исключает возможность подтверждения его невиновности и установления виновного.

При осмотре места происшествия были обнаружены следы пальцев рук, не принадлежащие ему, и лицо, которому они принадлежат, не установлено. При исследовании вещественных доказательств не выявлено никаких следов, принадлежащих ему. Считает также, что в его показаниях и протоколе осмотра места происшествия о расположении петли имеются противоречия. Неправильно вопреки выводам экспертов установил суд и происхождение повреждений на теле потерпевшей в результате борьбы, а не от нанесенных ей ударов.

Каким образом оказалась в квартире К.Т. веревка, которой была задушена потерпевшая, не установлено. Не доказаны также факты обмена им сотового телефона К.Т. на другой телефон, что только ему потерпевшая могла открыть дверь в нижнем белье, что он пришел к ней с целью получения наркотиков. Однако суд оставил эти данные без внимания и постановил приговор на предположениях.

Просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство.

В возражениях на кассационную жалобу осужденного государственный обвинитель Богатырев А.Н. просит оставить ее без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного в убийстве К.Т. и краже правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Судом тщательно проверялись доводы К. о непричастности к совершению преступлений, поддержанные и в кассационной жалобе, и обоснованно отвергнуты.

При этом суд правильно признал достоверными показания К. на предварительном следствии на допросе его в качестве обвиняемого от 26 ноября 2004 года, в которых он дал подробные объяснения об обстоятельствах убийства К.Т. путем удушения его веревками.

Он, в частности, пояснил, что попросил у К.Т. в долг героин, но она отказала ему. Разозлившись, решил попугать ее, для чего взял на кухне веревку, накинул ей на шею и стал затягивать ее. К.Т. упала с кровати, они стали бороться с ней, он затягивал веревку сильнее, спрашивая о месте нахождения героина, а затем завязал веревку на шее. К.Т. обмякла, из носа у нее пошла кровь. Он испугался и решил завязать на ее шее еще одну веревку. Для этого он обрезал ножом бельевую веревку, висевшую в коридоре, и завязал ее на шее потерпевшей. Из квартиры он взял 20 граммов героина в шариках, сотовый телефон "Моторола", перфоратор "Хилти" и видеоплеер "Самсунг". Перфоратор он продал в магазине инструментов, видеоплеер сдал в магазин, а телефон поменял на другой.

Допрошен был К. с соблюдением норм уголовно-процессуального закона, с участием защитника.

По окончании допроса он и его защитник своими подписями заверили правильность изложения показаний, не сделав никаких заявлений и замечаний о ходе допроса.

В последующем при дополнительном допросе 21 февраля 2005 года, 12 мая 2005 года К. дал аналогичные показания об обстоятельствах причинения смерти К.Т.

Защитник к участию в деле был допущен с момента задержания К., и все его допросы проводились с участием адвоката, в связи с чем Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалобы осужденного о применении к нему следователем недозволенных методов, о признании им вины на допросе в отсутствие адвоката.

Приведенные показания К. об использовании при удушении К.Т. разных веревок, одну из которых он обрезал в коридоре, о завязывании веревок на шее потерпевшей, о том, что после удушения у нее из носа пошла кровь подтверждаются другими доказательствами:

данными осмотра места происшествия и трупа К.Т., в ходе которого в области рта и носа трупа потерпевшей зафиксированы следы красноватой слизи;

заключением судебно-медицинского эксперта по результатам исследования трупа, согласно которому на шее трупа обнаружено три петли, одна из которых из белой тесьмы, а две другие из крученых шнуров различного диаметра с двойными плотно затянутыми узлами;

показаниями потерпевшей К.Г., которая пояснила, что возвратившись домой, обнаружила на полу труп дочери с веревкой на шее, висевшие в коридоре две бельевые веревки были обрезаны;

заключением эксперта по результатам исследования веревок с трупа К.Т. и фрагмента веревки, представленной К.Г., согласно которому эти веревки одинаковы по диаметру, направлению крутки, структуре, числу витков на 1 м, линейной плотности изделий, в связи с чем эксперт пришел к выводу об их общей родовой принадлежности.

Показания К. о похищении из квартиры перфоратора, видеоплеера, сотового телефона соответствуют показаниям потерпевшей К.Г., свидетеля К.А. о пропаже из квартиры данных вещей; показаниям свидетеля Г. о том, что он купил у К. перфоратор, который был выдан им следователю; показаниям свидетеля С. о том, что 18 ноября 2004 года ею был заключен договор с К. о покупке видеоплеера, ксерокопией данного договора купли-продажи и расходного кассового ордера от 18 ноября 2004 года; справкам ЗАО "Уралтел", из которых следует, что 19 ноября 2004 года, то есть на следующий день после убийства К.Т. с телефонного аппарата, зарегистрированного на ее имя, был совершен вызов с номера абонента М.; показаниям свидетеля М., занимавшегося с конца августа по декабрь 2004 года скупкой и перепродажей сотовых телефонов и объяснившего фиксацию его номера телефона на аппарате К.Т. тем, что перед продажей телефонного аппарата он вставлял в него свою сим-карту и покупатель совершал звонок для проверки работоспособности аппарата.

Свидетель К.А. пояснил также, что К. знал о нахождении в квартире перфоратора и примерно за неделю до случившегося просил дать ему перфоратор, но он отказал ему.

Свидетель Д. пояснила, что примерно за неделю или две до случившегося К.Т. рассказала ей о предложении К. заложить перфоратор, потому что ему нужны были деньги, при этом она возмущалась этим поведением К.

Показаниями данных свидетелей и потерпевшей К.Г. опровергаются утверждения К. о передаче ему К.Т. перфоратора и видеоплеера для сдачи их в залог с целью приобретения наркотиков. Данные лица категорически заявили о том, что К.Т. не могла заложить вещи, тем более, что перфоратор принадлежал не ей, а П.

Действиями осужденного, который после продажи похищенного не возвратился в квартиру К.Т., опровергаются его показания о том, что между ним и потерпевшей якобы состоялась договоренность о приобретении им наркотиков, с которыми он должен был возвратиться в квартиру.

Доводы осужденного о передозировке наркотических средств, в связи с чем он не смог возвратиться к потерпевшей, опровергаются показаниями свидетеля Г., из которых следует, что 18 ноября около 11 часов к ней пришел К. в нормальном состоянии, при нем была новая куртка, которую с его слов он только что купил, посидев минут 20 - 30 и надев новую куртку, он ушел.

Доводы К. о причастности к убийству Л., о фальсификации следователями материалов дела носят предположительный характер и не основаны на материалах дела.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о том, что убийство К.Т. и кражу имущества из квартиры совершил именно К., а не другое лицо.

Действиям осужденного суд дал правильную юридическую оценку.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается. В основу приговора судом положены допустимые доказательства, которым суд дал надлежащую оценку.

Наказание назначено К. соразмерно содеянному, с учетом данных о его личности, всех обстоятельств дела, а также влияния назначенного наказания на его исправление.

Имеющееся в деле заявление К., именуемое явкой с повинной, правильно не признано судом смягчающим обстоятельством, поскольку в этом заявлении К. сообщил о совершении убийства знакомым по имени Илья, а не о своих действиях.

Оснований для признания назначенного наказания несправедливым и для его снижения не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 378, 388 УПК РФ Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Свердловского областного суда от 11 ноября 2005 года в отношении К. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"