||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 марта 2006 года

 

Дело N 48-о06-25

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Свиридова Ю.А.,

    судей                                           Яковлева В.К.,

                                                       Коваля В.С.

 

рассмотрела в судебном заседании от 24 марта 2006 года кассационные жалобы осужденных Ю., Д. и адвоката Терещук О.Л. на приговор Челябинского областного суда от 21 ноября 2005 года, которым

Ю., <...>, ранее судимый:

- 14 июня 1989 года по ст. 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РСФСР к 10 годам 3 месяцам лишения свободы, освобожден 26 января 1998 года условно-досрочно на 1 год 3 месяца 23 дня;

- 28 февраля 2000 года по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ к 6 годам лишения свободы, освобожден 17 октября 2003 года по постановлению суда, где неотбытый срок наказания 1 год 2 месяца 10 дней лишения свободы заменен на 2 года исправительных работ с вычетом 20%, наказание не отбыто, осужден к лишению свободы:

- по п. п. "а", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в отношении М. и Т.) к пожизненному лишению свободы;

- по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в отношении С.) - на 18 лет;

- по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в отношении Г.) - на 17 лет;

- по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в отношении У.) - на 16 лет;

- по ч. 3 ст. 240 УК РФ - на 6 лет;

- по ч. 1 ст. 241 УК РФ - на 3 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено пожизненное лишение свободы.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 28 февраля 2000 года и окончательно назначено пожизненное лишение свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Д., <...>, ранее судимый 16 августа 2000 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в"; ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г"; ст. 325 ч. 2 УК РФ к 5 годам лишения свободы, освобожден 17 декабря 2003 года по отбытии срока наказания, осужден к лишению свободы:

- по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в отношении С.) - на 15 лет;

- по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в отношении Г.) - на 17 лет;

- по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в отношении У.) - на 18 лет;

- по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ - на 2 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 25 (двадцать пять) лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

По ч. 1 ст. 132 УК РФ (в отношении Г.) и по ч. 1 ст. 132 УК РФ (в отношении У.) Д. оправдан на основании п. 1 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за отсутствием события преступления.

По этому же делу осужден Б., которым приговор не обжалован.

Постановлено взыскать:

- с Ю. и Б. в пользу потерпевшей Т.Т. 5990 рублей солидарно в возмещение материального ущерба и по 100000 рублей с каждого в счет компенсации морального вреда;

- с Ю. и Б. солидарно в пользу муниципального унитарного предприятия "Водоканал" г. Троицка - 2000 рублей;

- с Ю. и Б. в пользу филиала ОАО "Челябоблкоммунэнерго" Троицких электротепловых сетей - 1710 рублей;

- с Ю. и Б. в пользу ОАО "Уралсвязьинформ" Челябинский филиал электросвязи в г. Троицке - 2767 рублей 62 копейки;

- с Ю., Д. и Б. в доход государства процессуальные издержки по явке потерпевших и свидетеля в суд - по 400 рублей с каждого.

Заслушав доклад судьи Яковлева В.К., объяснения осужденного Д. и Ю., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Саночкиной Е.А., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Ю. признан виновным в организации занятия проституцией другими лицами, в вовлечении в занятие проституцией заведомо несовершеннолетней Б.Э., умышленном убийстве двух лиц: М., 1977 года рождения, и Т., 1 апреля 1987 года рождения, по предварительному сговору группой лиц, также в убийстве С., 1964 года рождения, группой лиц.

Кроме того, Ю. и Д. осуждены за убийство Г., 1989 года рождения, по предварительному сговору группой лиц и за убийство У. группой лиц.

Д. также признан виновным в совершении тайного хищения чужого имущества группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены ими в период с мая 2004 года по ноябрь 2004 года в г. Троицке Челябинской области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Д. и Ю. вину признали частично.

В кассационных жалобах:

осужденный Ю. в основной и дополнительной жалобах указывает, что убил он только С., находясь в состоянии аффекта, вызванного противоправным поведением самого потерпевшего, восприняв его как реальную угрозу для своей жизни. Остальные преступления, за которые осужден судом, не совершал и осужден необоснованно. Указывает, что в основу приговора суд положил доказательства, не мотивировав, почему одни из них признал правдивыми, а другие отверг как недостоверные. В приговоре суд сослался на противоречивые показания Б., заинтересованного в исходе дела, хотя в одних показаниях он утверждал, что сам убил М. и Т., а в других оговаривает его. Этим противоречиям суд надлежащей оценки не дал. Утверждает, что умысла на убийство и каких-либо причин для убийства этих потерпевших он не имел и не убивал их. Потерпевшего Г. не убивал и никаких причин для его убийства у него не было. Также не участвовал он в захоронении Г., а осужденный Б. оговорил его. В убийстве потерпевшего У. и его и захоронении не участвовал, с Д. и Б. сговора на убийство У. у него не было, и вообще ранее он не знал У. Утверждает, что У. убили осужденные Д. и Б. Осужденный Д. подтвердил, что Б. оговорил также и его. В дополнительной жалобе осужденный Ю. ставит вопрос об отмене приговора, при этом он также просит о смягчении наказания, заменив пожизненное лишение свободы на наказание с указанием срока лишения свободы, соответствующего его вине.

Адвокат Терещук О.Л. просит приговор в отношении осужденного Ю. в части осуждения его за убийство потерпевших М. и Т., также по ст. 240 ч. 3 и ст. 241 ч. 1 УК РФ отменить, и производство по делу прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления. В части убийства С. просит его оправдать. В части убийства Г. и У. просит переквалифицировать действия его на ст. 316 УК РФ. При этом ссылается на то, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что Ю. в убийстве М. и Т. не участвовал, вывод о его виновности основан лишь на противоречивых показаниях осужденного Б., который на предварительном следствии 18 ноября 2004 года (т. 4 л.д. 23 - 29) показывал, что Ю. участвовал в убийстве как М., так и Т., а в суде отказался от этих показаний, сославшись, что подписал изготовленный следователем протокол допроса, не читая его. Утверждает, что из показания Б. следует, что Ю. лишь содействовал Б. в убийстве потерпевших, передавая ему веревку, и помогал скрыть следы преступления, но в приговоре записано, что убийство было на почве личных неприязненных отношений, возникших в ходе совместных действий при занятии проституцией. Этот вывод не подкреплен доказательствами, и вывод суда о причастности Ю. к убийству М. и Т. является необоснованным, в связи с чем просит оправдать его. Считает, что С. он убил в группе с Д. в состоянии необходимой обороны, что подтвердили в суде Ю. и Д. Г. убил Б., а У. убили Б. и Д., поэтому действия Ю. следует переквалифицировать на ст. 316 УК РФ, так как он не убивал этих потерпевших. Утверждает, что вывод о вовлечении Ю. в занятие проституцией несовершеннолетней Б.Э., также в организации занятия проституцией, основан лишь на противоречивых показаниях несовершеннолетней Б.Э., но достаточных доказательств по делу не собрано. Из показаний матери М. - С. - видно, что ее дочь сама подыскивала и организовывала работу подчиненных ей проституток, иногда даже приводила их домой, где они жили по несколько дней. Утверждает, что М. сама приняла Ю. на работу для осуществления охраны проституток, их перевозки на автомашине к клиентам.

Осужденный Д., не оспаривая доказанность вины и квалификацию, просит учесть его второстепенную роль в преступлениях, его состояние здоровья, положительную характеристику и смягчить наказание до 23 лет, ссылаясь на то, что назначенное судом наказание является чрезмерно суровым.

В дополнительной жалобе Д. указывает, что его действия следует переквалифицировать на менее тяжкие составы преступлений и снизить наказание. Утверждает, что они не договаривались об убийстве С., потерпевший сам напал на него, и он в ходе самообороны ударил его, а когда С. отошел от него, Ю. несколько раз ударил С. ножом и убил его. Указывает, что Ю. оговорил его, полагая, что он оговорил Ю. Суд положил в основу приговора противоречивые показания осужденного Б., не оценив их в совокупности с другими доказательствами. Утверждает, что потерпевшего Г. убил Б. один, задушив веревкой и перерезав горло ножом, а он Г. не убивал. Узнал о совершении этого убийства от Б., и это было для него неожиданным. Полагает, что эти его действия следует квалифицировать лишь как укрывательство тяжкого преступления. Б. признавал, что он один убил У., а Ю. говорил, что помогал Б. в совершении этого убийства. Просит переквалифицировать действия его на ст. 316 УК РФ.

В возражениях государственный обвинитель Тараненко Е.А. указывает, что доводы кассационных жалоб являются несостоятельными и опровергаются материалами дела, из которых видно, что Б. давал последовательные показания, изобличающие осужденных Ю. и Д. в содеянном, об их конкретных действиях при совершении ими убийств потерпевших. Эти показания подтверждены также признательными показаниями самих Ю. и Д. на предварительном следствии, показаниями свидетелей, которым судом дана надлежащая оценка, и действиям осужденных дана правильная юридическая оценка. Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом всех смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств. Просит приговор оставить без изменения, а жалобы - без удовлетворения.

Потерпевшая С. также указывает о своем несогласии с доводами кассационных жалоб и просит оставить их без удовлетворения.

Изучив материалы дела, проверив доводы кассационных жалоб и возражений государственного обвинителя, потерпевшей С., Судебная коллегия находит, что приговор является законным, обоснованным и справедливым.

Вывод суда о виновности осужденных Ю. и Д. основан на совокупности доказательств, исследованных надлежащим образом в судебном заседании.

С доводами жалоб о том, что Ю. не организовывал занятие проституцией и не вовлекал в занятие проституцией заведомо несовершеннолетнюю Б.Э., нельзя согласиться.

Вина Ю. в организации занятием проституцией и вовлечением в занятие проституцией заведомо несовершеннолетней установлена тщательно исследованными материалами дела, в том числе показаниями самого Ю., не отрицавшего, что он с М. занимался организацией предоставления сексуальных услуг населению и что он предлагал Б.Э. заниматься проституцией, зная о ее несовершеннолетнем возрасте; показаниями потерпевшей Б.Э., подтвердившей, что Ю. занимался сутенерством, что предлагал и ей заниматься проституцией, зная о ее несовершеннолетнем возрасте, избил и угрожал ей ножом, говорил, что она пойдет заниматься проституцией; показаниями осужденного Б. о том, что в фирме по предоставлению сексуальных услуг Ю. был старшим и организовывал занятие проституцией, собирал деньги, оплачивал расходы, связанные с наймом жилья для проституток, также Ю., зная о несовершеннолетнем возрасте Б.Э., предлагал той заниматься проституцией, заставлял пить спиртное, угрожал.

Также вина Ю. в совершении указанных преступлений подтверждается показаниями потерпевшей С., свидетеля К. о том, что Ю. был сутенером и по его настойчивому предложению она работала на него проституткой.

Свидетель С. также подтвердила, что Ю., на кого работал Б. и называл его "хозяином", предлагал торговать своим телом.

Из протокола осмотра сотовых телефонов, изъятых в ходе предварительного следствия и принадлежащих осужденному Ю., усматривается, что данные телефоны содержат многочисленную базу номеров телефонов, обозначенных названиями, подтверждающими деятельность Ю. по организации занятия проституцией.

При таких обстоятельствах, проанализировав все собранные по делу доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Ю. в том, что он сознавал, что совершает деяния, направленные на организацию занятия проституцией другими лицами, подыскивал клиентов, развозил девушек по клиентам, забирал обратно и получал деньги, распределял денежные суммы, снимал квартиры для проживания проституток, оплачивал расходы, связанные с наймом жилья, и правильно квалифицировал действия его по ст. 241 ч. 1 УК РФ.

Также правильно квалифицированы судом действия Ю. по ст. 240 ч. 3 УК РФ как вовлечение в занятие проституцией, совершенное в отношении заведомо несовершеннолетней, поскольку он, зная о несовершеннолетнем возрасте Б.Э., путем обещаний о денежном достатке возбуждал ее желание заниматься проституцией, торговать своим телом.

Доводы жалоб о том, что Ю. не убивал потерпевших М. и Т., как видно из материалов дела, проверены судом, оценены в совокупности со всеми материалами дела и обоснованно признаны несостоятельными.

Вывод суда о виновности осужденного Ю. в умышленном причинении смерти потерпевшим М. и Т. основан на совокупности доказательств, исследованных надлежащим образом в судебном заседании.

Из показаний осужденного Б., данных на предварительном следствии с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства, с участием адвоката, подтвержденных в судебном заседании, усматривается, что 17 сентября 2004 года Ю. предложил ему убить, что М. и Т. нужно "убрать", и он согласился. После этого они в нанятый Ю. дом <...> привезли М. и убили ее, затем туда же привезли Т. и также убили ее.

Из его показаний видно, что потерпевших как М., так и Т. задушили осужденные Ю. и Б. совместно, используя заранее приготовленную веревку. Утром они перетащили труп М. в багажник машины, труп Т. - на заднее сиденье, привезли в лес и закопали их.

Доводы Ю. о его непричастности к причинению смерти этим потерпевшим и о том, что Б. оговорил его, опровергаются материалами дела, исследованными в судебном заседании.

Так, показания Б. об обстоятельствах, при которых Ю. вместе с ним убили М. и Т., соответствуют установленным судом обстоятельствам и подтверждены другими доказательствами, поэтому обоснованно признаны судом правдивыми.

Так, Б. в явке с повинной подробно написал о содеянном и показал с выходом на место преступления место, где находятся трупы потерпевших.

Свидетель Л. в своих показаниях, оглашенных в суде, подтвердил, что в середине сентября 2004 года Ю. снял у него на сутки дом <...>. На следующий день он обнаружил на матраце кровати пятно крови, которое отмыл частично, а Ю. говорил ему, что забрал часть постельных принадлежностей, так как замарал их, и после стирки обещал вернуть.

Из протоколов осмотра места происшествия видно, что в доме <...> на поверхности покрытия матраца кровати, а также в автомобиле "Москвич-412" обнаружены пятна крови, происхождение которых согласно заключению биологической экспертизы, не исключается от потерпевшей М.

Заключениями судебно-медицинских экспертиз установлено, что смерть М. и Т. наступила в результате механической асфиксии от удавления петлей, на что указывает наличие неподвижной, замкнутой петли и соответствующей ей прижизненной странгуляционной борозды на шее.

Как следует из протокола очной ставки, в ходе ее проведения Б. и Ю. изобличали друг друга в совершении указанных выше преступлений.

При установленных обстоятельствах, оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, в том числе и с учетом показаний потерпевшей С., свидетеля Ю., осужденного по этому же делу Д., суд обоснованно сделал вывод о том, что Ю. заранее договорился с другим осужденным по данному делу лицом на убийство двух лиц, при этом Ю. приготовил веревку и скотч, снял на сутки дом и выступил соисполнителем в убийстве потерпевших и правильно квалифицировал его действия по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж" УК РФ как умышленное причинение смерти двум лицам, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Виновность Ю. и Д. в умышленном причинении смерти С. установлена собранными по делу доказательствами, а доводы Ю. о совершении им этого убийства в состоянии аффекта и утверждения Д. о непричастности к этому преступлению являются несостоятельными.

Из показаний осужденного Ю. в суде видно, что он не отрицал причинение смерти С., но утверждал, что убил его один, находясь в состоянии аффекта, вызванного поведением самого потерпевшего, когда в ходе разговора на берегу реки потерпевший С. стал угрожать убийством ему и его семье, тяжко оскорбил его и пошел в его сторону, где он стоял вместе с Д.

Однако из его показаний на предварительном следствии усматривается, что в ходе разговора на берегу реки Увелка между ним и С. произошла ссора, в ходе которой, находясь в машине, Д. вложил в его руку нож, а он этим ножом нанес удар в живот С., который пытался спастись бегством, но Д. догнал его и нанес не менее 3 ударов резиновой палкой ему по голове, а сам он (Ю.) нанес еще несколько ударов ножом по телу С., а Д. в это время наносил удары палкой по голове С.

Аналогичные показания Ю. давал в ходе проверки показаний на месте происшествия, указывая роль Д. и свою в совершении убийства С.

Эти показания соответствуют установленным судом обстоятельствам, поэтому признаны судом правдивыми, поскольку подтверждены они другими доказательствами.

Осужденный Д. не отрицал, что нанес С. несколько ударов в целях самообороны, и подтвердил, что Ю. нанес потерпевшему удары ножом. Но из показаний Д. на предварительном следствии усматривается, что удары палкой он наносил потерпевшему между ударами ножом Ю. по телу С., при этом не исключал возможности попадания ударов и по голове. Эти показания он подтвердил также в ходе проверки показаний на месте происшествия с его участием, при этом он указал место, где был закопан труп С.

Из показаний осужденного по этому же делу Б. на предварительном следствии усматривается, что недели через две после убийства М. и Т., осужденные Ю. и Д. в вечернее время привезли его на то место, где были захоронены М. и Т., сообщили, что они убили С., при этом говорили, что Ю. нанес тому удары ножом, а Д. добивал палкой. После этого Ю. и Д. велели закопать труп С., а сами уехали.

При проверке показаний на месте происшествия Б. указал место захоронения С., где и был обнаружен труп потерпевшего.

Из протоколов осмотра места происшествия, осмотра трупа С. и его одежды видно, что на трупе обнаружены колото-резаные ранения, а на его одежде - щелевидные повреждения.

Заключением судебно-медицинского эксперта установлено, что смерть С. наступила в результате множественных слепых, проникающих ранений груди и живота с повреждением сердца, легких, сосудистой ножки левой почки. Указанные повреждения нанесены колюще-режущим предметом типа ножа.

При установленных обстоятельствах, проанализировав все собранные по делу доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу, что в ходе возникшего между Ю. и С. на почве личных неприязненных отношений конфликта, Ю., нанося потерпевшему удары ножом, а Д. - палкой, умышленно причинили смерть С. При этом свои действия совершали они: Ю. - не в состоянии аффекта, и Д. - не в состоянии необходимой обороны, поскольку потерпевшим никаких действий, которые могли бы вызвать состояние аффекта для Ю. и угрозу для жизни Д., совершено не было.

В результате чего от совместных действий осужденных наступила смерть С., и суд с учетом конкретных обстоятельств дела, характера и локализации телесных повреждений, орудия преступления правильно квалифицировал действия Ю. и Д. по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ как умышленное причинение смерти, совершенное группой лиц.

Доводы жалоб о том, что Ю. и Д. не убивали Г., являются несостоятельными, поскольку опровергаются исследованными судом доказательствами, в том числе показаниями осужденного по данному делу Б., из которых видно, что Ю. и Д. привезли Г. в лес, где Д. и он выкопали яму. Там же Ю. и Д. избили Г., нанося ему удары ногами. Затем Ю. надел на голову потерпевшему противогаз и наносил удары ногами по телу, потащил его к вырытой яме, где Ю. и Д. продолжили избивать его, а Д. также прыгнул потерпевшему на спину ногами. После этого Ю. и Д. накинули на шею потерпевшему веревку, а он задушил его и по их предложению перерезал потерпевшему шею ножом, переданным ему Ю., так как Ю. пригрозил ему, что иначе он перережет ему самому глотку и закопает в этой же яме вместе с потерпевшим.

Эти показания соответствуют установленным судом обстоятельствам, подтверждены другими доказательствами и также опровергают показания Ю. и Д., утверждавших о том, что они только присутствовали при убийстве потерпевшего, но сами не убивали его.

В ходе очных ставок Б. уличал Д. и Ю. в причастности к совершению убийства Г., описывая действия каждого (т. 4 л.д. 146 - 152, т. 3 л.д. 263 - 269).

Из протокола осмотра места происшествия видно, что труп потерпевшего Г. обнаружен на том же месте, где осужденными он был закопан после убийства.

Заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что смерть Г. наступила в результате механической асфиксии от сдавливания шеи петлей. Кроме того, на трупе обнаружены посмертные резаные и колото-резаные раны шеи с повреждением надгортанника и сосудов шеи, которые возникли от действия острого колюще-режущего предмета типа ножа. Также обнаружено кровоизлияние в мягкие покровы левой теменной области, которое возникло от действия тупого твердого предмета в момент смерти или незадолго до ее наступления.

О направленности умысла осужденных на убийство потерпевшего суд сделал вывод исходя из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывает, в частности, способ и орудия преступления: веревку, нож - количество, характер и локализацию телесных повреждений.

При таких обстоятельствах, проанализировав все собранные по делу доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу, что Ю. и Д. совместно по предварительному сговору группой лиц убили потерпевшего Г., и правильно квалифицировал действия Ю. и Д. по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ как умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Несостоятельными являются доводы жалоб о том, что Ю. и Д. не убивали У. Эти доводы проверены судом и обоснованно отвергнуты исследованными в суде доказательствами.

Вина Ю. и Д. в убийстве У. подтверждена тщательно исследованными материалами дела, не вызывающими сомнений.

Так, судом бесспорно установлено и из материалов дела следует, что у осужденных Д. и Ю. возникла к У. личная неприязнь из-за того, что на предложение Ю. последний отказался работать в сфере предоставления сексуальных услуг. Тогда они в ночное время с целью убийства вывезли У. в лесной массив, где согласно предварительной договоренности Д. с Б. заранее выкопали яму, Ю. с умыслом на убийство связал У. веревкой руки, одел ему на голову противогаз, чтобы не было слышно криков, и нанес множество ударов ногами по телу. Д. также нанес потерпевшему множество ударов ногами по телу и прыгнул ногами ему на спину, а Б. накинул на шею потерпевшему веревку, которую затянул совместно с Д. В результате от совместных действий осужденных наступила смерть потерпевшего.

К такому выводу суд пришел на основании тщательно исследованных материалов дела, в том числе показаний осужденного по данному делу Б., подробно рассказавшего об обстоятельствах, при которых Ю. и Д. вывезли потерпевшего в лес и совместными действиями убили его.

Утверждения в жалобах о том, что Б. оговорил Ю. и Д. в результате применения к нему недозволенных методов ведения следствия, а также о том, что к Д. также применялись недозволенные методы ведения следствия, судом проверены, оценены в совокупности с другими доказательствами и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку они допрашивались с соблюдением процессуальных норм в присутствии адвокатов, исключающих возможность какого-либо воздействия на них.

Д. в своих показаниях подтвердил, что с Б. заранее выкопали яму в лесу, в которой он закопал труп потерпевшего.

Из показаний Ю. на предварительном следствии видно, что У. душили Д. вместе с Б., затем Д. протянул Б. нож и сказал перерезать потерпевшему горло.

Судом выяснялись имеющиеся в показаниях осужденных Ю. и Д. противоречия и обоснованно сделан вывод о том, что их доводы о непричастности к убийству У. являются несостоятельными.

В то же время показания осужденного по данному делу Б. об обстоятельствах, при которых Ю. и Д. с участием его самого убили У., соответствуют установленным судом обстоятельствам, поскольку подтверждены они другими доказательствами: протоколом явки с повинной Б., протоколом осмотра места происшествия, протоколами очных ставок, заключением судебно-медицинского эксперта, протоколами проверки показаний на месте происшествия, показаниями свидетеля Д., также показаниями Ю. об участии Д. в совершении этого убийства, поэтому обоснованно признаны судом правдивыми.

Так, из протокола явки с повинной Б. видно, что в 1 час ночи 25 октября он совместно с Ю. и Д. подвергли избиению и задушили У., после чего скинули в яму и закопали.

В ходе очных ставок Б. подтвердил вину Д. и Ю. в причастности к совершению убийства У., описывая действия каждого.

Из протокола осмотра места происшествия видно, что на указанном Б. месте - в лесном массиве после раскопок в углублении в почве, обнаружен труп У. с признаками насильственной смерти. На шее трупа обнаружены резаные раны и странгуляционная борозда.

Заключением судебно-медицинского эксперта установлено, что смерть У. наступила в результате механической асфиксии от сдавливания шеи петлей.

Из данного заключения эксперта видно, что на трупе потерпевшего обнаружены множественные посмертные резаные и колото-резаные раны шеи с повреждением надгортанника и сосудов шеи, которые возникли от действия острого колюще-режущего предмета типа ножа.

Кроме того, на трупе обнаружены прижизненные, возникшие незадолго до смерти, кровоизлияния в мягкие покровы волосистой части головы в правой лобной, левой затылочной и в центре теменной области, кровоподтеки на левом локтевом суставе и тыльной поверхности левого предплечья, закрытый разгибательный перелом 9-го ребра слева по среднеподмышечной линии.

При установленных обстоятельствах, оценив все доказательства по делу в их совокупности, в том числе показания свидетелей С., Д., Д.Л., суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Ю. и Д. в совершении убийства У. и правильно квалифицировал их действия по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ как умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Исследованные доказательства опровергают доводы жалоб осужденного Ю. и его адвоката Терещук О.Л. о том, что Ю. непричастен к лишению жизни потерпевших Г. и У. и что его действия необходимо переквалифицировать на ст. 316 УК РФ, поскольку из материалов дела видно, что он непосредственно принимал участие в лишении жизни этих потерпевших и является одним из соисполнителей преступления.

Осужденный Д. в кассационной жалобе не оспаривает вину в совершении кражи крышек люков от колодцев и квалификацию, и вина его в совершении этого преступления установлена тщательно исследованными материалами дела, в том числе показаниями самого Д., также осужденного по данному делу Б., не отрицавших совершение кражи и подробно рассказавших об обстоятельствах, при которых они совершили это преступление, которые подтверждены показаниями представителя ОАО "Аралсвязьинформ" И.О., представителя МУП "Водоканалстрой" г. Троицка И.А., представителя Троицкого филиала ОАО "Челябоблкоммунэнерго" Б.М., протоколами осмотров мест происшествий и другими доказательствами, оценив которые в их совокупности, суд обоснованно сделал вывод о доказанности вины Д. и правильно квалифицировал действия его по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ как кража чужого имущества, совершенная группой лиц по предварительному сговору.

Выводы суда, изложенные в приговоре, надлежащим образом мотивированы и основаны на всесторонне, полно и объективно исследованных доказательствах, собранных с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и не вызывающих сомнений.

Психическое состояние осужденных Ю. и Д. проверено надлежащим образом, и с учетом заключений судебно-психиатрических экспертиз суд обоснованно сделал вывод о совершении ими преступлений во вменяемом состоянии.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену приговора, на предварительном следствии и в судебном заседании не допущено.

Мера наказания осужденным Ю., Д. назначена в соответствии с требованиями закона, с учетом тяжести и общественной опасности содеянного, всех смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, данных о их личности, в том числе и указанных в кассационных жалобах.

Оснований для смягчения наказания Судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Челябинского областного суда от 21 ноября 2005 года в отношении Ю. и Д. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Ю., Д. и адвоката Терещук О.Л. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"