||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 марта 2006 года

 

Дело N 31-о06-3сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Свиридова Ю.А.,

    судей                                        Колесникова Н.А.,

                                                 Тонконоженко А.И.

 

рассмотрела в судебном заседании от 24 марта 2006 года дело по кассационным жалобам осужденных К., Н., адвокатов Галышевой Е.Н., Васильева А.И. на приговор суда присяжных Верховного Суда Чувашской Республики от 15 ноября 2005 года, которым

К., <...>, несудимый,

осужден: по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 14 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Н., <...>, судимый 22 апреля 2005 года Московским районным судом г. Чебоксары Чувашской Республики по ст. 159 ч. 1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении,

осужден: по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 17 годам 6 месяцам лишения свободы.

По совокупности преступлений на основании ст. 65 ч. 9 УК РФ Н. назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать в пользу Е. компенсацию морального вреда: с К. - 80000 рублей, с Н. - 100000 рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Колесникова Н.А., объяснение адвокатов Васильева А.И., Борисова В.П. в защиту интересов осужденного Н., мнение прокурора Химченковой М.М., полагавшей считать, что наказание Н. по совокупности преступлений назначено не по ст. 65 ч. 9 УК РФ, а по ст. 69 ч. 5 УК РФ, Судебная коллегия

 

установила:

 

вердиктом коллегии присяжных заседателей Н. и К. признаны виновными в том, что они 6 февраля 2005 года около 23 часов у здания ДЮСШ N 1 в г. Новочебоксарске, не желая возвращать долг Н., совместными умышленными действиями причинили смерть Е. После этого труп Е. был облит легковоспламеняющейся жидкостью и подожжен.

Эти преступные действия Н. и К. суд квалифицировал по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ как умышленное убийство Е., совершенное группой лиц из корыстных побуждений.

В кассационных жалобах:

осужденный К. просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение. Он ссылается на то, что предварительное следствие и судебное разбирательство проведены с обвинительным уклоном. Считает, что председательствующий по делу проводил судебное разбирательство с нарушением закона, преступление, в котором он признан виновным, не совершал. Имел место факт принуждения его на следствии к даче показаний. Доказательства о том, что на остатках ковра и одежды имеются следы смазочного материала и что они имеют общую родовую принадлежность с нефтепродуктами в канистрах, надлежащим образом не исследованы. Председательствующим по делу было отклонено ходатайство о проведении видеосъемки процесса.

В дополнительной кассационной жалобе осужденный К. указывает, что государственным обвинителем оказывалось давление на свидетеля Ч. Председательствующий по делу вел процесс с нарушением закона. Присяжные заседатели находились в совещательной комнате при обсуждении поставленных перед ними вопросов более 3 часов.

Адвокат Галышева Е.Н. в защиту осужденного К. просит приговор суда отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение. Адвокат ссылается на то, что участие К. и Н. в совершении указанного в приговоре преступления не доказано. Свидетель П. подтвердил алиби К. и Н., по мнению адвоката, председательствующий по делу необоснованно предупредил присяжных заседателей о том, что они не должны принимать во внимание информацию о совершении преступления другими лицами. Поведение государственного обвинителя в суде способствовало созданию тенденциозности состава присяжных заседателей в сторону обвинения. В судебном заседании не был соблюден принцип состязательности сторон, что привело к несправедливому вердикту. При наличии алиби подсудимых председательствующий обязан был вынести постановление о роспуске коллегии присяжных заседателей и направить дело на новое рассмотрение иным составом суда.

Осужденный Н. просит разобраться в обстоятельствах дела и отменить приговор. Он указывает, что приговор является незаконным и необоснованным, постановленным с нарушением закона. По мнению осужденного, его вина установлена показаниями свидетеля Ч. - алкоголика и осужденного К., у которого работниками милиции были выбиты показания, по мнению осужденного, суд постановил приговор на недостаточно исследованных доказательствах, в основу приговора положил факты лжесвидетельства и клеветы Ч. Считает, что к совершению преступления причастны А. и С., об этом подтвердил в суде свидетель П., однако его показания не были проверены. Своим поведением государственный обвинитель воздействовала на психику и подсознание присяжных заседателей, заходила в совещательную комнату к присяжным заседателям. Председательствующий по делу необоснованно отклонил его ходатайство о видеосъемке судебного процесса и ходатайство о проведении судебно-психиатрической экспертизы в отношении свидетеля Ч. Преступления, за которое он осужден, не совершал.

Адвокат Васильев А.И. в защиту осужденного Н. просит приговор суда отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство. Он ссылается на то, что приговор постановлен с нарушением уголовно-процессуального закона. Оглашение показаний свидетеля Ч., воспроизведение видеозаписи, является существенным нарушением закона. Кроме того, адвокат считает, что необоснованно суд отказал в удовлетворении ходатайства о признании недопустимым доказательством - протокола допроса, произведенного С.И., удалив из зала судебного заседания подсудимого Н., свидетелей Н.Н., Н.А. - близких родственников, суд нарушил требования ч. 1 ст. 241 УПК РФ. Своим поведением председательствующий по делу подтвердил то обстоятельство, что выступает на стороне обвинения, стороной обвинения были представлены доказательства с нарушением закона. Председательствующий по делу в напутственном слове не разъяснил присяжным заседателям о том, что неустранимые сомнения должны толковаться в пользу подсудимых. Сторона защиты представила доказательства невиновности К. и Н. в убийстве Е., однако суд не удовлетворил ходатайство защиты о вынесении постановления о роспуске коллегии присяжных заседателей и направлении дела на новое рассмотрение иным составом суда.

В возражении на кассационные жалобы потерпевший Е. и государственный обвинитель Шурыгина Т.И. просят оставить приговор суда без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, Судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности К. и Н., основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Доводы, содержащиеся в кассационных жалобах, о том, что вина К. и Н. доказательствами не подтверждена, указанное в приговоре преступление совершили другие лица, не могут быть приняты во внимание, поскольку по этим основаниям в соответствии с требованиями ст. 379 УПК РФ приговор не может быть обжалован и отменен.

Утверждение, содержащееся в кассационной жалобе адвоката Васильева А.И., о том, что председательствующий по делу не разъяснил присяжным заседателям, что неустранимые сомнения должны толковаться в пользу подсудимых, не соответствует действительности.

Из материалов дела видно, что в напутственном слове в соответствии с требованиями п. 5 ч. 3 ст. 340 УПК РФ председательствующий по делу разъяснил присяжным заседателям основные правила оценки доказательств в их совокупности; сущность принципа презумпции невиновности; положение о толковании неустранимых сомнений в пользу подсудимых; положение о том, что их вердикт может быть основан лишь на тех доказательствах, которые непосредственно исследованы в судебном заседании, никакие доказательства для них не имеют заранее установленной силы, их выводы не могут основываться на предположениях (л.д. 199 т. 3).

Нельзя согласиться с доводами кассационной жалобы осужденного К. о том, что вердикт коллегией присяжных заседателей вынесен с нарушением закона, поскольку присяжные заседатели находились в совещательной комнате более 3-х часов.

В соответствии с ч. 1 ст. 343 УПК РФ присяжные заседатели при обсуждении поставленных перед ними вопросов в совещательной комнате должны стремиться к принятию единодушных решений. Если присяжным заседателям при обсуждении в течение 3-х часов не удалось достигнуть единодушия, то решение принимается голосованием.

Это требование закона присяжными заседателями при обсуждении поставленных перед ними вопросов нарушено не было.

Из материалов уголовного дела видно, что присяжные заседатели после истечения 3-х часов обвинительный вердикт приняли путем голосования (л.д. 206 - 207 т. 3).

Необоснованными являются доводы кассационной жалобы осужденного Н. о том, что при нахождении присяжных заседателей в совещательной комнате туда заходила государственный обвинитель Шурыгина Т.И., тем самым нарушалась тайна совещания присяжных заседателей.

В соответствии с ч. 1 ст. 341 УПК РФ после напутственного слова председательствующего коллегия присяжных заседателей удаляется в совещательную комнату для вынесения вердикта.

Это требование закона соблюдено, присяжным заседателям была обеспечена тайна совещания. Из имеющихся в деле материалов видно, что государственный обвинитель Шурыгина Т.И. в совещательную комнату к присяжным заседателям не заходила и с ними не общалась (л.д. 239 т. 4).

Доводы кассационных жалоб о том, что председательствующий необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о проведении видеосъемки процесса и назначении судебно-психиатрической экспертизы в отношении свидетеля Ч., состоятельными признать нельзя.

Согласно ч. 5 ст. 241 УПК РФ лица, присутствующие в открытом судебном заседании, вправе вести письменную запись. Проведение фотографирования, видеозаписи или киносъемки допускается с разрешения председательствующего в судебном заседании и с согласия сторон, если это не создает препятствий для судебного разбирательства.

Из протокола судебного заседания видно, что сторона обвинения возражала против проведения видеосъемки процесса, поэтому председательствующий обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о проведении видеосъемки процесса.

Обоснованно председательствующим по делу отказано в удовлетворении ходатайства о назначении в отношении свидетеля Ч. судебно-психиатрической экспертизы, поскольку из материалов дела видно, что свидетель Ч. психическим заболеванием не страдает, оснований для сомнения в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела и давать показания, не имеется (л.д. 194 - 195 т. 3).

Нарушения принципа состязательности сторон, ст. 274 УПК РФ, на что указывается в кассационной жалобе адвоката Галышевой Е.Н., председательствующим допущено не было.

Из протокола судебного заседания видно, что каких-либо заявлений, ходатайств от сторон не поступало, порядок исследования доказательств устанавливался сторонами.

Доводы о том, что государственный обвинитель неправильно вела себя в судебном заседании, выкрикивала с места без разрешения председательствующего, повторно выступила с репликой, не соответствуют действительности.

Из протокола судебного заседания видно, что возражение против каких-либо действий стороны защиты государственный обвинитель высказывала в судебном заседании с соблюдением установленного регламента, без нарушения норм уголовно-процессуального законодательства.

Допрос свидетеля Ч. после исследования доказательств, представленных стороной защиты, и в связи с высказываниями претензий со стороны защиты о невозможности задавать вопросы свидетелю Ч. по поводу проверки его показаний с выходом на место происшествия и в связи с показаниями свидетеля Н.А., был произведен с соблюдением требований ст. 291 ч. 1 УПК РФ.

Из протокола судебного заседания не усматривается, что государственный обвинитель Шурыгина Т.И. своим поведением в судебном заседании оказывала воздействие на свидетеля Ч., выражала явное неуважение к адвокатам и свидетелям защиты, способствовала созданию тенденциозности состава присяжных заседателей в сторону обвинения.

Нельзя согласиться с доводами адвоката Галышевой Е.Н. о том, что председательствующий необоснованно обратил внимание присяжных заседателей на то, что они не должны принимать во внимание информацию свидетеля стороны защиты П. о совершении преступления не подсудимыми, а другими лицами.

В соответствии со ст. 335 ч. 7 УПК РФ, предусматривающей особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей в присутствии присяжных заседателей, подлежат исследованию только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 настоящего Кодекса.

Исследование фактических обстоятельств уголовного дела, на которые имеется ссылка в кассационной жалобе, не входит в полномочия присяжных заседателей, поэтому председательствующий по делу правильно обратил внимание присяжных заседателей на то, что они информацию свидетеля защиты о совершении преступления другими лицами не должны принимать во внимание.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационных жалоб о том, что показания свидетеля Ч., данные им в ходе предварительного следствия, являются недопустимыми доказательствами.

Из материалов уголовного дела видно, что в судебном заседании тщательно исследовался вопрос о законности получения этих доказательств. Суд пришел к правильному выводу о том, что не имеется оснований для исключения из числа доказательств показаний Ч. на предварительном следствии, поскольку они получены с соблюдением требований ст. ст. 56, 166, 189, 190 УПК РФ (л.д. 186 - 188 т. 3).

Правильно председательствующим по делу были удалены Н. и другие лица из зала судебного заседания.

В соответствии с требованиями ст. 258 УПК РФ при нарушении порядка в судебном заседании, неподчинении распоряжениям председательствующего лицо, присутствующее в зале судебного заседания, предупреждается о недопустимости такого поведения, либо удаляется из зала судебного заседания. Подсудимый может быть удален из зала судебного заседания до окончания прений сторон.

Как видно из протокола судебного заседания, Н. неоднократно предупреждался о недопустимости нарушения установленного порядка в суде, был удален из зала судебного заседания, как и другие лица, в связи с неподчинением распоряжению председательствующего.

Правовая оценка преступным действиям осужденных Н. и К. дана правильно.

Наказание осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления и данных, характеризующих их личность.

Оснований для отмены приговора, как об этом ставятся вопросы в кассационных жалобах, смягчения меры наказания осужденным, Судебная коллегия не находит.

Вместе с тем Судебная коллегия считает необходимым внести изменения в приговор суда присяжных, указав, что наказание, назначенное Н. по совокупности преступлений, следует считать назначенным не по ст. 65 ч. 9 УК РФ, а по ст. 69 ч. 5 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда присяжных Верховного Суда Чувашской Республики от 15 ноября 2005 года в отношении Н. изменить, назначенное ему наказание в виде 18 лет лишения свободы по совокупности преступлений считать назначенным не по ст. 65 ч. 9 УК РФ, а по ч. 5 ст. 69 УК РФ.

В остальном приговор суда присяжных о нем и в отношении К. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Ю.А.СВИРИДОВ

 

Судьи

Н.А.КОЛЕСНИКОВ

А.И.ТОНКОНОЖЕНКО

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"