||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 марта 2006 года

 

Дело N 2-010

 

Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего               генерал-лейтенанта юстиции

                                                    Захарова Л.М.,

    судей                                       полковника юстиции

                                                 Калиниченко Ю.А.,

                                            генерал-майора юстиции

                                                     Шалякина А.С.

 

рассмотрела в судебном заседании от 23 марта 2006 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных М. и Н. на приговор Дальневосточного окружного военного суда от 22 декабря 2005 года, согласно которому военнослужащий войсковой части 07033 рядовой

М., <...>, ранее не судимый,

и гражданин

Н., <...>, ранее не судимый,

осуждены к лишению свободы по ст. 105 ч. 2. п. "ж" УК РФ: М. на 12 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, Н. на 8 лет и, кроме того, он же по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы, а по совокупности совершенных преступлений к 8 годам 3 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

Заслушав доклад генерал-майора юстиции Шалякина А.С., выступления осужденных М. и Н. в обоснование доводов, изложенных в кассационных жалобах, и мнение старшего военного прокурора управления Главной военной прокуратуры Бойко С.И., полагавшего необходимым приговор в части осуждения Н. по ч. 1 ст. 158 УК РФ изменить, освободить его от назначенного по указанной статье наказания за истечением сроков давности уголовного преследования и исключить из приговора о назначении Н. наказания по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, а в остальной части приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных М. и Н. - без удовлетворения, Военная коллегия

 

установила:

 

М. и Н. признаны виновными в убийстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору, а Н., кроме того, в краже чужого имущества.

Как указано в приговоре, эти преступления совершены ими при следующих обстоятельствах.

Примерно в 22 часа 23 декабря 2004 года М., будучи в гостях у своего знакомого несовершеннолетнего Н., употребляли спиртное. В ходе беседы Н. предложил М. убить своего обидчика - их общего знакомого В. С целью реализации задуманного они взяли на кухне бытовой нож и направились к строящемуся кемпингу, где в сторожевом вагончике дежурил В.

Обговорив детали совершения преступления, Н. под благовидным предлогом вошел в вагончик, за ним туда проник М. и приготовленным ножом с целью убийства В. стал наносить ему удары в шею, грудь и живот, а когда В. попытался защититься, М. нанес ему несколько ударов в область рук и плеч. От нанесенных ножом ударов В. упал на пол, где М. нанес ему еще множество ударов ножом в грудь и живот, после чего передал нож Н. и вышел на улицу.

Н. с целью убийства В. также нанес ему ножом множество ударов в грудь и живот, после чего, увидев на вешалке принадлежащие В. куртку-дубленку стоимостью 2240 рублей и комбинированную шапку-ушанку из натурального меха норки черного цвета стоимостью 2700 рублей, тайно похитил их.

В результате преступных действий М. и Н. В. причинено множество слепых проникающих колото-резаных ранений грудной клетки, ткани обоих легких, околосердечной сумки, левого желудочка сердца и других телесных повреждений, сопровождавшихся острой массивной кровопотерей и наступлением смерти В.

В кассационной жалобе осужденный Н., не оспаривая факта совершенных им преступлений, просит назначить ему более мягкое наказание, а также переквалифицировать его действия с п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ст. 244 УК РФ (надругательство над телами умерших), так как в момент нанесения им В. ударов ножом последний якобы был мертв.

Н. также утверждает, что суд первой инстанции не принял во внимание показания, данные им и М. в ходе судебного разбирательства. Явка его с повинной и очная ставка, проведенная со свидетелем С., являются неправомерными, так как осуществлены без участия его законного представителя и защитника.

Не согласен Н. с приговором и в части взыскания с его матери, как законного представителя, судебных издержек в сумме 15600 рублей, связанных с оплатой услуг адвоката, осуществлявшего его защиту в суде, поскольку он никаких договоров не заключал и своего согласия на оплату услуг адвоката не давал.

В кассационной жалобе осужденный М. указывает, что протокол явки с повинной был подписан им без участия адвоката под моральным и физическим давлением органов следствия.

В ходе судебного разбирательства адвокат Яготинский С.И. уговорил его дать показания, согласно которым все ножевые ранения потерпевшему нанесены им самим, что на самом деле не соответствует действительности.

Кроме того, М. утверждает, что убивать В. в их планы не входило, они лишь хотели его избить так же, как В. со своими друзьями перед совершением преступления избили Н. за якобы украденные наркотики, что также подтверждается их показаниями в суде.

В заключение жалобы М., признавая свою вину частично, просит снизить ему срок наказания.

Рассмотрев материалы уголовного дела и обсудив доводы, приведенные в кассационных жалобах, Военная коллегия находит, что судом первой инстанции фактические обстоятельства содеянного осужденными установлены полно и достоверно, а юридическая квалификация их действий является правильной.

Проверка и оценка доказательств по делу произведены согласно требованиям УК РФ, и для постановления в отношении каждого из осужденных обвинительного приговора их собрано достаточно.

Роль осужденных в содеянном судом установлена на основе надлежащим образом исследованных по делу доказательств, которые объективно с достаточной полнотой изложены в приговоре.

Утверждения Н. и М. о том, что их показания на предварительном следствии были даны под давлением следственных работников, несостоятельны, поскольку они, каждый в отдельности и независимо друг от друга, в точности рассказали все обстоятельства убийства ими В. При этом они называли такие детали, которые могли быть известны только им - как лицам, непосредственно участвовавшим в убийстве.

Достоверность этих показаний сомнений не вызывает, поскольку они согласуются как между собой, так и с материалами дела в целом.

Доводы М. о том, что в ходе судебного разбирательства адвокат Яготинский С.И. уговорил его дать показания, согласно которым все без исключения ножевые ранения нанесены только им, являются надуманными, поскольку, как усматривается из материалов дела, М. вместе со своим адвокатом выработал вполне определенную линию защиты, которой и придерживался до конца судебного разбирательства.

Не ставится под сомнение и вывод суда о наличии предварительной договоренности между М. и Н. на убийство В.

Будучи неоднократно допрошенными в ходе предварительного следствия с участием своих защитников и законного представителя, М. и Н. давали последовательные показания о добровольной договоренности между собой на совершение убийства В., находясь в доме у Н., когда последний пожаловался на незаслуженное избиение его В. за кражу наркотиков.

Н. в разговоре предложил его убить и, получив согласие, сразу же приискал для этой цели на кухне нож, обговорив при этом детали совершения преступления.

Эти действия осужденных суд правильно квалифицировал по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, расценив их как убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Утверждение Н. о том, что он наносил удары ножом в то время, когда В. был уже мертв, является надуманным, поскольку оно опровергается заключением эксперта, согласно которому все ранения В. причинены прижизненно.

Непосредственной причиной смерти В. явились множественные проникающие колото-резаные ранения груди, сопровождавшиеся острой массивной кровопотерей. Каждое из указанных ранений является опасным для жизни, относится к категории тяжкого вреда здоровью и могло самостоятельно привести к смерти потерпевшего.

Заявление Н. о том, что при проведении очной ставки с С. не присутствовал его законный представитель и адвокат не ставит под сомнение существо приговора, поскольку данное процессуальное действие было проведено в строгом соответствии со ст. ст. 191 и 192 УПК РФ, которые не ставят обязательным для следователя присутствие законного представителя и адвоката при допросе свидетеля или проведении очной ставки между свидетелями,

Ссылка М. и Н. в своих жалобах о том, что явка с повинной подписана ими под моральным и физическим давлением со стороны работников следственных органов и, кроме того, проведена без присутствия адвокатов и законного представителя Н., является несостоятельной, поскольку согласно ст. 142 УПК РФ заявление о явке с повинной - добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении и присутствие выше обозначенных лиц не требует. Тем не менее из материалов дела видно, что явка с повинной осужденных М. и Н. протокольно была оформлена в прокуратуре Смидовичского района с участием защитников Соколенке М.В. и Величко М.Ю. (том 1 л.д. 87 - 89, 182 - 183). Сведений о применении к осужденным физического воздействия во время явки с повинной в материалах уголовного дела нет.

Что касается возложения на законного представителя Н. издержек в сумме 15600 рублей, связанных с оплатой услуг адвоката, осуществлявшего защиту прав несовершеннолетнего Н., то согласно ч. 3 ст. 313 УПК РФ в случае участия в уголовном деле защитника по назначению суд одновременно с постановлением приговора выносит определение или постановление о размере вознаграждения, подлежащего выплате за оказание юридической помощи.

Согласно ч. 8 ст. 132 УПК РФ по уголовным делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, суд может возложить обязанность возместить процессуальные издержки на законных представителей несовершеннолетних, что и было сделано судом при вынесении приговора.

При назначении М. и Н. наказания судом учтено, что Н. является несовершеннолетним, а также неправомерные действия В. по отношению к нему незадолго до совершения преступления, а М. рос и воспитывался без родителей, поскольку они были лишены родительских прав. Обо всем этом указано в приговоре.

Таким образом, судом выполнены требования ст. ст. 60, 61, 63 УК РФ, и назначенное осужденным наказание как по своему виду, так и сроку является справедливым.

Оснований для его снижения не имеется.

Вместе с тем Военная коллегия считает необходимым внести в приговор изменения в отношении осужденного несовершеннолетнего Н. по следующим основаниям.

В соответствии с положениями ч. 2 ст. 15 УК РФ преступление, предусмотренное ст. 158 ч. 2 УК РФ, относится к преступлению небольшой тяжести.

В силу п. "а" ч. 1 ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести прошло 2 года. На основании ст. 94 УК РФ этот срок при освобождении несовершеннолетнего от уголовной ответственности сокращается наполовину.

Со дня совершения данного преступления (23 декабря 2004 года) до момента вступления приговора суда в законную силу (23 марта 2006 года) прошел один год три месяца.

В связи с этим приговор суда в отношении Н. в части осуждения по ч. 1 ст. 158 УК РФ подлежит изменению в связи с истечением сроков давности уголовного преследования за это преступление, а осужденный подлежит освобождению от наказания, назначенного по этой статье.

Подлежит также исключению из приговора указание о назначении Н. наказания по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ.

На основании изложенного Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ,

 

определила:

 

приговор Дальневосточного окружного военного суда от 22 декабря 2006 года в отношении Н. изменить. Освободить его от наказания, назначенного по ст. 158 ч. 1 УК РФ, за истечением сроков давности уголовного преследования.

Исключить из приговора указание о назначении Н. наказания по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Этот же приговор в части осуждения Н. по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии и М. по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 12 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"