||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 марта 2006 года

 

Дело N 41-о06-14

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                             Кочина В.В.,

    судей                                            Иванова Г.П.,

                                                     Каменева Н.Д.

 

рассмотрела в судебном заседании от 16 марта 2006 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденного М. и его адвоката Демьянченко Л.А. на приговор Ростовского областного суда от 27 января 2006 года, которым

М., <...>, несудимый,

осужден по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 9 годам лишения свободы и по совокупности совершенных преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 11 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с М. в пользу потерпевшей С. в счет компенсации морального вреда 50 тысяч рублей.

Заслушав доклад судьи Иванова Г.П., объяснения адвоката Демьянченко Л.А., поддержавшего доводы кассационных жалоб об изменении приговора, и мнение прокурора Башмакова А.М. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

М. признан виновным в разбойном нападении, совершенном с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, и в покушении на убийство, сопряженном с разбоем.

Преступления совершены 25 июля 2005 года в г. Таганроге Ростовской области при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании М. виновным себя признал частично.

В кассационной жалобе осужденный М. утверждает, что он не хотел убивать потерпевшую и не намеревался завладеть ее деньгами, не отрицает, что душил ее руками за горло на почве возникших личных неприязненных отношений, и просит приговор изменить, оправдать по ст. 162 УК РФ, со ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 УК РФ переквалифицировать его действия на ст. 116 УК РФ.

В кассационной жалобе адвокат Демьянченко Л.А. в защиту интересов осужденного М. также просит оправдать М. по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ, переквалифицировать действия М. со ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на ст. 116 УК РФ и прекратить дело, ссылаясь на то, что в деле нет заявления потерпевшей о привлечении М. к уголовной ответственности в порядке частного обвинения.

При этом адвокат и осужденный утверждают, что выводы суда о виновности М. в разбойном нападении и в покушении на убийство С. не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, они дают свою оценку показаниям свидетелей и потерпевшей, утверждают, что ничто не мешало М. убить С. и завладеть ее деньгами, однако таких целей М. не преследовал, данных о том, что у потерпевшей было 50 тысяч рублей, в деле не имеется, не доказано, что М. душил С. веревкой, потерпевшей причинены только побои, заключение судебно-медицинского эксперта о причинении здоровью С. тяжкого вреда является недостоверным и недопустимым доказательством, были допущены нарушения уголовно-процессуального закона также при возбуждении уголовного дела, наказание назначено чрезмерно суровое, без учета смягчающих обстоятельств.

В возражениях прокуроры Харьковский А.И. и Труханов Г.В. просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражения, Судебная коллегия считает, что выводы суда о виновности М. в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются собранными по делу и исследованными в судебном заседании доказательствами.

Доводы кассационных жалоб о том, что М. не совершал разбойного нападения на потерпевшую С. и не покушался на ее убийство, являются необоснованными.

Из показаний потерпевшей С., которые подтверждаются показаниями свидетелей - очевидцев преступления - П-вых и заключением судебно-медицинского эксперта, следует, что М. инсценировал поломку автомобиля и, воспользовавшись тем, что С. пересчитывала в автомобиле собранные ею в торговых точках деньги, напал на нее сзади и стал душить С. веревкой. С. оказала активное сопротивление М., а прибежавшие к месту совершения преступления П-вы вынудили М. прекратить преступные действия и покинуть автомобиль, что спасло жизнь потерпевшей и помешало М. завладеть ее деньгами.

Оснований сомневаться в достоверности показаний потерпевшей, свидетелей или заключения судебно-медицинского эксперта по делу не имеется.

Осужденный М. и сам не оспаривал того, что они с С. ездили по торговым точкам, в которых С. собирала деньги от продажи абонентских карточек сотовой связи. Свидетели П-вы пояснили, что видели в салоне автомобиля разбросанные деньги, а сама С. поясняла, что М., продолжая душить ее после того, как она сказала, что добровольно отдаст ему деньги, говорил, что просто так она ему ничего не отдаст.

Свидетели П-вы подтвердили, что М., убегая от автомобиля, оставил потерпевшую в тяжелом физическом состоянии, на шее потерпевшей были видны следы, указывающие на то, что М. душил ее, в руках у М. П. видел обрывок веревки, часть веревки находилась и в салоне автомобиля.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта на шее С. отразились множественные странгуляционные борозды, сливающиеся, местами пересекающиеся, а также точечные и сливающиеся кровоизлияния в соединительную оболочку глаз. Повреждения-борозды на шее могли возникнуть от сдавления шеи петлей (удавкой) и относятся к повреждениям, повлекшим за собой тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Доводы кассационных жалоб о том, что заключение судебно-медицинского эксперта является недопустимым доказательством, являются необоснованными.

Вопреки утверждениям авторов кассационных жалоб при назначении указанной экспертизы нарушений норм уголовно-процессуального закона допущено не было, о чем свидетельствует отсутствие ходатайств по этому поводу со стороны защиты при ознакомлении с заключением эксперта и со всеми материалами уголовного дела при выполнении требований ст. 217 УПК РФ.

Оснований для проведения следственного эксперимента не имелось, в связи с чем суд обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства адвоката. Осужденный и сам не отрицал, что душил потерпевшую в машине.

Исходя из совокупности действий и высказываний осужденного М. суд пришел к правильному выводу о том, что М. намеревался лишить жизни потерпевшую С. и завладеть ее деньгами.

Принимая во внимание, что умысел на лишение жизни С. не был доведен М. до конца по причинам, от него не зависящим, суд правильно квалифицировал его действия по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "з" УК РФ как покушение на убийство, сопряженное с разбоем.

Правильно суд квалифицировал действия М. и по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ как разбой, совершенный с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

Доводы кассационных жалоб о том, что дело было возбуждено с нарушением уголовно-процессуального закона, являются необоснованными. Аналогичные этим доводам утверждения адвоката в судебном заседании получили правильную оценку в мотивированном постановлении судьи (т. 2 л.д. 28 - 30).

Наказание назначено М. с учетом всех обстоятельств, влияющих на наказание, в том числе и тех, на которые содержится ссылка в кассационных жалобах. Поэтому оснований для его смягчения Судебная коллегия не усматривает.

Таким образом, оснований для отмены или изменения приговора по доводам кассационных жалоб не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ростовского областного суда от 27 января 2006 года в отношении М. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"