||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 марта 2006 г. N 35-Г06-2

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Пирожкова В.Н.,

судей Макарова Г.В., Соловьева В.Н.

рассмотрела в судебном заседании от 15 марта 2006 г. гражданское дело по кассационному представлению заместителя Волжского межрегионального природоохранного прокурора на решение Тверского областного суда от 27 декабря 2005 года по делу по заявлению заместителя Волжского природоохранного прокурора о признании недействующим пункта 7.3 Порядка ограничения (запрещения) пребывания граждан в лесах Тверской области, утвержденного постановлением администрации Тверской области от 7 апреля 2005 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Г.В. Макарова, объяснения представителя Волжской Межрегиональной природоохранной прокуратуры Н., представителя Губернатора Тверской области Д., представителя Федерального агентства лесного хозяйства Е., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

заместитель Волжского межрегионального природоохранного прокурора обратился в суд с указанным выше заявлением, мотивировав его тем, что постановлением администрации Тверской области N 133-па от 7 апреля 2005 года утвержден Порядок ограничения (запрещения) пребывания граждан в лесах Тверской области. Постановлением администрации N 217-па от 21 июня 2005 г. в указанное постановление были внесены изменения. Оба акта изданы в установленном порядке. В окончательной редакции п. 7 Порядка предусматривает, что администрация Тверской области вправе принимать решения (в части осуществления прав владения, пользования и распоряжения лесами, ранее находившимися во владении лесохозяйственных организаций) об ограничении пребывания граждан в лесах и осуществления лесопользования в государственных природных заповедниках, национальных парках, природных парках и на других особо охраняемых природных территориях - в связи с установленным на них режимом лесопользования. Таким образом, формулировка данного пункта предполагает возможность введения администрацией Тверской области указанных ограничений на любых особо охраняемых природных территориях как федерального, так и местного значения, что не соответствует положению ст. 2 Федерального закона от 14 марта 1995 года "Об особо охраняемых природных территориях", где такие территории федерального значения отнесены к федеральной собственности и определено, что режим лесопользования находится в ведении федеральных органов государственной власти. Сохранение администрацией Тверской области за собой права ограничения режима лесопользования на территориях, отнесенных к федеральной собственности, противоречит федеральному законодательству.

Решением Тверского областного суда от 27 декабря 2005 года в удовлетворении указанного заявления заместителя Волжского природоохранного прокурора отказано.

В кассационном представлении прокурора ставится вопрос об отмене решения суда по мотиву нарушения при рассмотрении дела норм материального и процессуального права - не был применен закон, подлежащий применению, неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит, что решение суда подлежит отмене.

Отказывая в удовлетворении заявления прокурора, суд сослался на то, что последнее подано в защиту государственных и общественных интересов и по своему содержанию не имеет ссылки на конкретного субъекта правоотношений, чьи законные права и интересы были нарушены принятыми администрацией Тверской области постановлениями. Пункт 7.3 Порядка сам по себе не содержит правила поведения общего характера для какого-либо субъекта, поэтому проверить его соответствие федеральному закону или другому нормативному правовому акту по своей юридической силе выше, чем правовой акт субъекта федерации, не представляется возможным. В этом пункте Порядка не содержится ограничений лесопользования, а то обстоятельство, что возможно администрация Тверской области введет такие ограничения, то только тогда и будет нарушение прав и интересов лесопользователей. Особо охраняемые природные территории федерального и регионального значения определяются соответственно Правительством Российской Федерации и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации (ст. 2 Федерального закона от 14 марта 1995 года), но прокуратурой не приведено доказательств того, что постановлением администрации Тверской области изменен режим лесопользования для особо охраняемых природных территориях федерального значения.

С такой позицией суда согласиться нельзя.

Из материалов дела усматривается, что пунктом 7.3 рассматриваемого Порядка предусмотрено, что администрация Тверской области может вынести решение об ограничении (запрещении) пребывания граждан в лесах и осуществлении лесопользования в лесах, ранее находившихся во владении сельскохозяйственных организаций: в государственных природных заповедниках, национальных парках, природных парках и на других особо охраняемых природных территориях - в связи с установленным на них режимом лесопользования.

Из содержания данного пункта усматривается право администрации области устанавливать указанные ограничения на любых особо охраняемых природных территориях.

Между тем ст. 86 Лесного кодекса РФ предусмотрено, что пребывание граждан в лесах может быть ограничено федеральным органом исполнительной власти в области лесного хозяйства или органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации в пределах компетенции, определенной в соответствии со ст. ст. 46, 47 Лесного кодекса.

При этом главой 17 раздела VII особенной части Лесного кодекса РФ предусмотрены особенности использования лесного фонда. Ст. ст. 125 - 127, расположенными в данном разделе Лесного кодекса, установлено, что использование, охрана, защита и воспроизводство лесов на территориях государственных заповедников, национальных парков, природных парков осуществляются в соответствии с настоящим Кодексом и законодательством Российской Федерации об особо охраняемых природных территориях.

Согласно ст. 2 ФЗ от 14 марта 1995 года N 33-ФЗ "Об особо охраняемых природных территориях" территории государственных природных заповедников и национальных парков относятся к особо охраняемым природным территориям федерального значения, природные парки имеют региональное значение; иные могут иметь как региональное, так и местное значение. Особо охраняемые природные территории федерального значения являются федеральной собственностью и находятся в ведении федеральных органов государственной власти.

По такому же принципу между федеральными органами государственной власти, органами власти субъектов РФ и органами местного самоуправления разделены полномочия по управлению и контролю в области организации и функционирования особо охраняемых природных территорий.

С учетом изложенного доводы кассационного представления о том, что поскольку оспариваемым пунктом Порядка предусмотрена возможность введения администрацией области ограничений лесопользования на особо охраняемых природных территориях федерального и местного значения, то оспариваемый порядок в этой части принят с превышением компетенции субъекта Российской Федерации, установленной Конституцией Российской Федерации, Лесным кодексом и иными федеральными законами, являются правильными.

Также правомерны доводы кассационного представления о том, что оспариваемое положение порядка устанавливает полномочие органа государственной власти субъекта Федерации - администрации Тверской области - ограничивать пребывание граждан в лесах, обязателен для неопределенного круга лиц на территории Тверской области, рассчитан на неоднократное применение и действует независимо от того, возникли или прекратились конкретные правоотношения, предусмотренные этим актом. В связи с этим нельзя согласиться с выводом суда о том, что оспариваемый пункт порядка сам по себе не содержит правила поведения общего характера для какого-либо субъекта, не свидетельствует об уже нарушенных правах и интересах лесопользователей, поскольку в нем только указана возможность введения ограничения лесопользования, а не установлено реальное ограничение. Кроме того, согласно ст. 251 ГПК РФ прокурор в пределах своей компетенции вправе обратиться в суд с заявлением о признании нормативно-правового акта противоречащим закону полностью или в части. При этом данная норма не предусматривает обязанности прокурора при обращении в суд с заявлением о признании нормативного правового акта противоречащим закону указывать данные, конкретизирующие, чьи и какие права и свободы нарушаются оспариваемым актом.

С учетом изложенного, руководствуясь статьями 360 и 361 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Тверского областного суда от 27 декабря 2005 года отменить. Вынести по делу новое решение, которым заявление заместителя Волжского природоохранного прокурора удовлетворить. Признать недействующим и не порождающим правовых последствий пункт 7.3 Порядка ограничения (запрещения) пребывания граждан в лесах Тверской области, утвержденного постановлением администрации Тверской области от 7 апреля 2005 года.

 

Председательствующий

В.Н.ПИРОЖКОВ

 

Судьи

Г.В.МАКАРОВ

В.Н.СОЛОВЬЕВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"