||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 марта 2006 года

 

N 76-о06-2

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Свиридова Ю.А.,

    судей                                         Червоткина А.С.,

                                                    Эрдыниева Э.Б.

 

рассмотрела дело по кассационной жалобе осужденной Щ. на приговор суда Коми-Пермяцкого автономного округа 27 декабря 2005 года, которым

Щ., <...>, судимая:

1) 3 февраля 2005 г. по ст. ст. 158 ч. 2 п. "г", 226 ч. 1, 73 УК РФ к 3 годам 1 месяцу лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года;

2) 13 апреля 2005 г. по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в", 73 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года;

3) 9 июня 2005 г. по ст. 158 ч. 2 п. "в", 70 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, -

осуждена к лишению свободы по:

- ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на девять лет;

- ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж" УК РФ на восемь лет.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений Щ. назначено десять лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений окончательно Щ. назначено одиннадцать лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По этому же делу осуждена Ю., приговор в отношении которой не обжалован.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Червоткина А.С., мнение прокурора Гулиева А.Г. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Щ. признана виновной в совершении совместно с Ю. убийства В. и покушения на убийство М. и Д., то есть двух лиц, группой лиц.

Преступления совершены 7 февраля 2005 года в г. Кудымкаре при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденная Щ. виновной себя признала.

В кассационной жалобе осужденная Щ. просит приговор изменить, переквалифицировать ее действия на ст. ст. 111 и 112 УК РФ, указывая на то, что умысла на убийство потерпевших у нее не было. В. она наносила удары только руками и ногами за то, что он приставал к Ю., что подтвердили потерпевшие Д. и М. Потерпевших Д. и М. она также не намеревалась убивать. Спустившись в подпол, она добровольно отказалась от их убийства, М. вообще ударов не наносила, а Д. ножом в спину попала случайно, так как там было темно. Она боялась Ю., поэтому сказала ей, что убила потерпевших, а потом давала показания такие, какие хотела она. Просит учесть ее положительные характеристики, молодой возраст и снизить назначенное наказание.

В возражениях на кассационную жалобу потерпевшие В. и Д., государственный обвинитель Масютина Е.В. просят оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия не находит оснований для ее удовлетворения.

Факт причинения осужденной Щ. телесных повреждений всем потерпевшим подтвержден доказательствами, исследованными в судебном заседании, и в жалобе не оспаривается.

Доводы осужденной Щ. об отсутствии у нее умысла на лишение жизни потерпевших не могут быть признаны обоснованными.

Согласно заключению судебно-медицинских экспертиз и разъяснениям эксперта И.П.:

причиной смерти В. явилась тупая сочетанная травма головы, груди в виде открытого перелома костей основания черепа, ушиба вещества головного мозга, кровоизлияния в желудочки головного мозга, левостороннего множественного перелома ребер с повреждением левого легкого (л.д. 21 - 26 т. 1);

у потерпевшего Д. имелись телесные повреждения в виде закрытой черепно-мозговой травмы: сотрясения головного мозга, ушибленных ран головы; закрытой травмы груди: перелома 9 - 10 ребер справа с правосторонним пневмотораксом, причиненные в результате ударного воздействия тупых твердых предметов, имеющих ограниченную поверхность соударения, какими могли быть ноги постороннего лица, полено, молоток; а также два проникающих колото-резаных ранения задней поверхности грудной клетки с повреждением левого легкого, левосторонним гемопневмотораксом, причиненные в результате воздействия колюще-режущего предмета типа ножа, квалифицируемые как тяжкий вред здоровью (л.д. 59 - 61 т. 2);

у потерпевшего М. имелись телесные повреждения в виде ушибленной раны волосистой части головы, кровоподтеков и ушибов мягких тканей лица, причиненные неоднократным ударным действием тупых твердых предметов, имеющих, возможно, ребристые поверхности соударения (полено, скамья, стул и т.п.), квалифицируемые как легкий вред здоровью (л.д. 7 - 8 т. 2).

Из показаний осужденной Ю. в судебном заседании следует, что в ходе употребления спиртных напитков она и Щ. подвергли избиению потерпевших, находившихся в состоянии сильного алкогольного опьянения. Она наносила удары Д. руками, ногами и принесенным Щ. поленом била В. ногами и руками по голове. Она выходила на улицу, а когда вернулась, увидела, что Щ. стоит рядом с В. с молотком и поленом в руках, из головы потерпевшего шла кровь. Потом Щ. била Д., наносила М. удары молотком и поленом по голове, спрашивая при этом, как ее зовут. Когда М. отвечал "Оксана", Щ. говорила, что ответ неправильный и продолжала наносить ему удары, в том числе табуретом, хотя тот был весь в крови. В это время раздался звонок в дверь. Приходила И.А. - жена В., ей сказали, что В. в доме нет, и она ушла. Щ. же спустилась в подпол, где находились М. и Д., поднялась оттуда с окровавленным ножом в руках сказала, что ножом ударила Д. и М.

Щ. в судебном заседании утверждала, что потерпевших избивала Ю., а она лишь подала ей полено, которым та наносила удары, ударила Д. два раза ногой в область головы, по указанию Ю. наносила удары М. поленом по рукам и ногам. Когда раздался звонок в дверь, они сбросили Д. и М. в подвал. Затем Ю. приказала ей взять нож, спуститься в подпол и убить Д. и М., сказав, что свидетелей надо убирать. Она спустилась в подпол, сделала вид, что наносит удары, замахивалась ножом, при этом почувствовала, что нож дважды во что-то попал, решила, что в землю.

Вместе с тем, в ходе предварительного следствия Щ. не отрицала, что она взяла на кухне березовое полено, нанесла им по спине 4 удара В., 4 удара в область головы М. Она же нанесла М. удар скамейкой и молотком в голову. Ю. в это время избивала Д. Потом они сбросили М. и Д. в подпол. После ухода И.А. Ю. сказала, что надо добить Д. и М., передала ей нож, сказав, что она убьет В. Спустившись в подпол, она ударила его два раза ножом в область спины. Ю. предложила ей посмотреть, что она сделала с В., сказав при этом, что он мертв. Она увидела, что на голове В. стало больше крови.

Из показаний потерпевших М. и Д. видно, что Ю. наносила всем потерпевшим руками и ногами по голове и телу, била М. поленом по голове, разбила скамью о его голову. Потом перешла к Д. и стала наносить ему удары кулаками, ногами, поленом, молотком по голове и телу, а Щ. в это время избивала В., наносила ему удары ногами, поленом, молотком по голове и различным частям тела. Ю. также наносила В. удары поленом и молотком по голове. М. попытался убежать из квартиры, но Щ. догнала его и ударила по голове 5 - 6 раз молотком. Их сбросили в погреб. Потом туда спустилась Щ. и нанесла два удара ножом в спину Д. Очнулись они в подполе ночью, пытались найти выход, стучали в стену соседям. Утром подпол открыл П., помог им выбраться.

Показания потерпевших М. и Д. подтверждены показаниями потерпевшего В.А., свидетелей Г.Л., Г.С., М.Т., А., И.А., П., Н., С., З., Б., К.И., К.В., Ч. и других.

Согласно протоколам выемки, Н. добровольно выдала брюки, а З. - нож, оставленные у них Ю. (т. 1, л.д. 62 - 64, 67 - 68).

Виновность Щ. подтверждена также протоколами осмотра места происшествия (т. 1, л.д. 6 - 17 т. 1, 109 - 112), заключениями биологической и криминалистической экспертиз (т. 2. л.д. 20 - 28, 84 - 88), протоколами опознания и другими доказательствами, изложенными в приговоре.

О наличии у Щ. умысла на лишение жизни потерпевших свидетельствует характер, локализация и количество причиненных им ранений, примененные при этом орудия преступления. Обе осужденные применяли по отношению к потерпевшим насилие с целью лишения их жизни.

Умысел на убийство потерпевших Д. и М. не был доведен до конца по причинам, не зависящим от их воли.

Как установлено судом, действия Ю. и Щ., направленные на лишение жизни М. и Д., были прерваны появлением свидетеля И.А. После ее ухода осужденные решили довести свой умысел до конца, для чего Ю. нанесла В. удары молотком по голове, а Щ. нанесла Д. 2 удара ножом в область грудной клетки, затем на крышку подпола поставила ведро с водой, чтобы потерпевшие не смогли выбраться и обратиться за помощью.

Умысел на убийство М. и Д. не был доведен до конца по причинам, не зависящим от воли осужденных, поскольку наутро потерпевших обнаружил свидетель П., и им была оказана квалифицированная медицинская помощь.

Судом дана надлежащая оценка имеющимся по делу доказательствам, сделан обоснованный вывод о виновности Щ., и ее действия квалифицированы правильно.

Наказание Щ. назначено в соответствии с законом, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о ее личности, всех обстоятельствах дела, и оснований для его снижения не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Суда Коми-Пермяцкого автономного округа от 27 декабря 2005 года в отношении Щ. оставить без изменения, а ее кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"