||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 марта 2006 года

 

Дело N 29-о05-36

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                         Магомедова М.М.,

    судей                                          Куменкова А.В.,

                                                    Истоминой Г.Н.

 

рассмотрела в судебном заседании от 13 марта 2006 г. кассационную жалобу адвоката Кутыркина Н.П., кассационное представление государственного обвинителя Фоминой В.Д. на приговор Пензенского областного суда от 7 ноября 2005 г., которым Х., <...>, ранее судимый:

- 18 июня 1991 г. по ст. ст. 103, 149 ч. 2 УК РСФСР по совокупности преступлений к 10 годам лишения свободы, освобожденный от наказания 15 июня 2000 года на основании акта об амнистии;

- 17 апреля 2002 года с учетом внесенных изменений по ст. ст. 222 ч. 1, 115, 119 УК РФ по совокупности преступлений к 2 годам 7 месяцам лишения свободы, освобожденный от наказания 16 августа 2004 года по отбытии срока,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 1 УК РФ - на 13 лет; по ст. 317 УК РФ - на 15 лет; по ст. 167 ч. 2 УК РФ - на 4 года; по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По делу разрешен гражданский иск, решена судьба вещественных доказательств.

Х. признан виновным в убийстве Е. на почве ссоры; в посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов в целях воспрепятствования их законной деятельности по охране общественного порядке и обеспечению общественной безопасности; умышленном уничтожении и повреждении чужого имущества путем взрыва с причинением значительного ущерба.

Заслушав доклад судьи Куменкова А.В., мнение прокурора Яшина С.Ю. об оставлении приговора без изменения, не поддержавшего доводы представления, Судебная коллегия

 

установила:

 

государственный обвинитель Фомина в кассационном представлении просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение, указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, наказание, назначенное Х., является излишне мягким; отмечает, что выводы суда в части признания осужденного виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 317 УК РФ, содержат существенные противоречия; в описательно-мотивировочной части приговора суд по существу признал, что, применяя гранату, Х. действовал с косвенным умыслом, что, применительно к не доведенному до конца умыслу на лишение жизни сотрудников милиции, является недопустимым; имеющимися в деле доказательствами опровергается утверждение Х. о том, что он хотел лишить жизни себя; в кассационном представлении отмечается также, что при назначении наказания осужденному суд не учел в должной мере характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, наступившие последствия, данные о его личности.

Адвокат Кутыркин в кассационной жалобе в защиту Х. просит приговор в части его осуждения по ст. 317 УК РФ отменить, дело прекратить, назначенное наказание смягчить, указывает, что вывод суда о наличии у осужденного умысла на убийство сотрудников милиции является несостоятельным; как установлено, граната была поставлена на боевой взвод с целью самоубийства, до того, как работники милиции зашли в комнату; Х. по существу предупредил сотрудника милиции А., показав ему гранату, дал ему возможность укрыться; гранату Х. бросил себе под ноги с целью самоубийства; показания Х. о том, что он не знаком с техническими характеристика гранаты, судом во внимание не приняты; не учтено, что Х. накрыл подушкой брошенную гранату; автор жалобы утверждает, что Х. не только не желал и не предвидел возможного наступления смерти потерпевших, но и предпринял меры к тому, чтобы этого не произошло; в жалобе отмечается также, что наказание, назначенное осужденному за убийство Е., является чрезмерно суровым, судом не учтены мотив действий Х., поведение потерпевшей, обстоятельства происшедшего.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и кассационного представления, Судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Вывод суда о виновности осужденного основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании, подробно изложенных в приговоре.

По факту убийства Е. вина Х. подтверждается: показаниями осужденного об обстоятельствах убийства, протоколом осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинского эксперта о причине смерти Е., показаниями потерпевшей Б., свидетелей Ч., Т., Ф., Н., Д., Н., Р., которым в совокупности дана правильная оценка в приговоре.

Вина Х. в совершении посягательства на жизнь сотрудников правоохранительных органов, в умышленном уничтожении и повреждении чужого имущества подтверждается следующими доказательствами.

Осужденный Х. не отрицал, что, находясь в пос. Башмаково у своего знакомого С., он, после того как в квартиру зашли люди, выдернув чеку, бросил на пол гранату.

Из показаний свидетеля Ф., начальника отдела милиции "Терновский" Первомайского РОВД следует, что 20 июня 2005 г. он, Л. и группа отряда милиции специального назначения прибыли в пос. Башмаково для задержания Х., подозревавшегося в совершении убийства Е.; сначала в квартиру вошли два местных сотрудника милиции, затем сотрудники отряда милиции специального назначения, которые громко кричали "милиция", затем раздался крик "граната" и прозвучал взрыв.

Свидетель Ш., оперуполномоченный уголовного розыска Башмаковского РОВД, пояснил, что он знал Х., который после освобождения из мест лишения свободы приходил к нему в РОВД; 20 июня 2005 года он и С., находившийся в форменной одежде, зашли в квартиру С-вых, там он увидел Х., выйдя из квартиры, он подал сигнал и сотрудники отдела милиции специального назначения стали забегать в квартиру с криком "милиция".

Свидетель С. пояснил, что сотрудники милиции при задержании Х. громко кричали "милиция", затем раздался крик "граната" и прозвучал взрыв.

Потерпевший М. пояснил, что он в составе отряда милиции специального назначения принимал участие в задержании Х.; первым в квартиру забежал Ф. с криком "милиция"; он и А. зашли в большую комнату, находившийся там человек бросил на пол гранату, которая упала рядом с ним и с А.; А. крикнул "граната" и выбежал в коридор, он побежал вслед за ним, прозвучал взрыв в результате которого он получил ранение.

Свидетель А. пояснил, что при входе в квартиру была подана команда "милиция", в большой комнате находился Х., у которого в руке была граната с выдернутой чекой, он крикнул "граната", попытался заблокировать ее в руках Х., однако тот бросил гранату на пол, она упала рядом с ним и с М., он сумел выбежать в коридор, раздался взрыв, в результате которого были ранены М. и Х.

Свидетель Ф. пояснил, что при входе в квартиру С-вых была подана команда "милиция", затем А., находившийся в большой комнате, крикнул "граната", вскоре раздался взрыв.

Свидетель С. пояснил, что, находясь на улице, он слышал команду "милиция" в квартире С-вых.

Потерпевшая С-ва пояснила, что, в то время, когда Х. находился в большой комнате, а она с работниками милиции - в кухне, раздался крик "милиция"; в результате взрыва были повреждены квартира, мебель, ей причинен ущерб на 100000 рублей.

Свидетель С.Г. пояснила, что она слышала, находясь в спальне, крики "милиция", затем кто-то крикнул "граната" и раздался взрыв.

Из показаний свидетелей М. в суде, С-ва на предварительном следствии видно, что в квартиру забежали сотрудники милиции, был слышен шум, звон разбитого стекла.

Согласно заключению экспертизы, на месте происшествия имел место взрыв гранаты Ф-1 (том 2 л.д. 62 - 71).

Из заключения судебно-медицинского эксперта следует, что потерпевшему М. было причинено телесное повреждение в виде огнестрельного ранения мягких тканей правого бедра, которое получено в результате взрыва гранаты (том 2 л.д. 82 - 83).

Из протокола осмотра места происшествия следует, что в квартире С-вой в большой комнате поврежден пол, стены, потолок, дверь, окна, мебель.

Суд, надлежаще оценив исследованные доказательства, правильно квалифицировал действия Х. по ст. ст. 105 ч. 1, 317, 167 ч. 2 УК РФ.

Доводы жалобы об отсутствии в действиях осужденного состава преступления, предусмотренного ст. 317 УК РФ, Судебная коллегия считает несостоятельными.

Как видно из показаний свидетелей Ф., Ш., С., А., Ф., С., С.Г., потерпевших М., С.В., осужденному Х. было известно, что прибывшие лица являются сотрудниками милиции.

Судом правильно признано, что Х. бросил гранату с целью убийства сотрудников милиции А. и М., находившихся в той же комнате.

Из показаний потерпевшего М. и свидетеля А. следует, что Х., поставив гранату на боевой взвод, бросил ее на пол в непосредственной близости от М. и А., после чего они побежали в коридор.

Утверждения о том, что Х. не намеревался причинять вреда сотрудникам милиции, опровергаются показаниями М. и А., из которых видно, что осужденный, в то время когда они находились в комнате, не предпринимал никаких действий для предотвращения вредных последствий после того, как бросил гранату.

О том, что Х. знал, как обращаться с гранатой, следует из показаний свидетеля А., а также из показаний самого осужденного о том, что С-в рассказал ему, как привести в действие гранату.

Суд правильно указал в приговоре, что умысел на убийство сотрудников милиции не был доведен до конца по причинам, не зависящим от осужденного, А. и М. своевременно приняли меры к тому, чтобы не оказаться на линии разлета осколков гранаты.

Доводы кассационного представления о наличии противоречий в приговоре о том, что в приговоре приведены суждения, свидетельствующие о наличии косвенного умысла при совершении преступления, предусмотренного ст. 317 УК РФ, Судебная коллегия считает несостоятельными.

В описательно-мотивировочной части приговора вопреки доводам кассационного представления указано, что действовал осужденный с прямым умыслом.

Указание суда на то, что Х., "применяя гранату с целью убийства себя, осознавал, что вместе с ним должны погибнуть работники милиции, и желал этого", свидетельствует о наличии не косвенного, а прямого умысла.

Это указание не противоречит ч. 2 ст. 25 УК РФ, согласно которой преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий, предвидело возможность или неизбежность поступления общественно опасных последствий и желало их наступления.

Доводы кассационного представления о том, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, Судебная коллегия отвергает.

Наказание Х. назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о его личности.

Оснований считать наказание явно несправедливым вследствие чрезмерной суровости или излишней мягкости Судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Пензенского областного суда от 7 ноября 2005 года в отношении Х. оставить без изменения, кассационное представление государственного обвинителя, кассационную жалобу адвоката Кутыркина Н.П. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

М.М.МАГОМЕДОВ

 

Судьи

А.В.КУМЕНКОВ

Г.Н.ИСТОМИНА

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"