||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 марта 2006 года

 

Дело N 4-о06-14сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                           Шурыгина А.П.,

    судей                                            Дзыбана А.А.,

                                                      Иванова Г.П.

 

рассмотрела в судебном заседании 7 марта 2006 года дело по кассационным жалобам осужденных Ю. и П., в защиту их интересов адвокатов Филипповой С.И. и Морозовой Л.А. на приговор Московского областного суда с участием присяжных заседателей от 19 декабря 2005 года, которым:

Ю., <...>, несудимый,

осужден по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж", "з" УК РФ к пожизненному лишению свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно назначено пожизненное лишение свободы в исправительной колонии особого режима.

П., <...>, судимый в 2001 году по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы,

осужден к лишению свободы по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 14 годам, по ст. 105 ч. 2 п.п. "д", "ж", "з" УК РФ к 18 годам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Дзыбана А.А., выступления осужденных Ю. и П. по доводам кассационных жалоб, прокурора Хорлиной И.О., полагавшей приговор суда оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

при обстоятельствах, изложенных в приговоре, Ю. и П. признаны виновными в совершении в ночь с 27 на 28 апреля 2005 года в городе Климовске Московской области разбойного нападения на Б., Н. и К. группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших; Ю. - убийства Б. и К., а также совместно с П. - убийства Н., группой лиц по предварительному сговору, с особой жестокостью, сопряженных с разбоем.

В кассационных жалобах:

осужденный Ю. указывает о своем несогласии с приговором, считает его незаконным, необоснованным и несправедливым в части назначенного наказания, которое считает чрезмерно суровым, просит его отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение, поскольку в суде исследовались доказательства, полученные с нарушением закона, а именно: протокол обыска в квартире П., проверка показаний на месте с его участием, допрос несовершеннолетней Ж., которые подлежали исключению из разбирательства по делу;

адвокат Филиппова С.И. считает приговор суда неправильным и подлежащим отмене, указывает, что из копии приговора следует, что осужден был Ю., а дело рассматривалось в отношении Ю.Н.; в суде не добыто бесспорных доказательств виновности Ю., сам он вину не признал, а его показания на предварительном следствии были получены в результате незаконных методов следствия, очевидцев преступления нет, а косвенные доказательства получены с нарушением закона, оспаривает правильность квалификации убийства по признакам с особой жестокостью и группой лиц по предварительному сговору, кроме того, суд дал неверную оценку характеристике Ю., а выводы о его агрессивности и что он с каждым новым преступлением становится опаснее для общества не соответствуют материалам дела; суд признал отягчающим обстоятельством совершение преступления в отношении беспомощного лица, выйдя за рамки предъявленного обвинения, при назначении пожизненного лишения свободы суд не учел, что Ю. ранее не судим, в местах лишения свободы не находился и отрицательных отзывов не имел;

осужденный П. указывает, что судом были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, которые повлияли на постановление законного и справедливого приговора, необоснованно было отказано в вызове свидетелей для подтверждения его алиби и замене адвоката, его ограничивали в возможности задавать вопросы свидетелям, в напутственном слове председательствующий просил признать их виновными без снисхождения; оспаривает правильность рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания, а также квалификацию его действий по пункту "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ, кроме того, с него неправильно удержали деньги за участие в деле адвоката, от услуг которого он отказывался, и не вернули изъятую фотографию. Просит приговор отменить, а дело вернуть на новое рассмотрение;

адвокат Морозова Л.А. указывает, что ею было заявлено ходатайство об исключении из числа доказательств протокола осмотра предметов, изъятых у П., так как вещи изымались по одному уголовному делу, а осматривались по другому, в удовлетворении которого ей было неправомерно отказано. Такое решение, по мнению адвоката, явилось основной причиной признания П. виновным в убийстве, кроме того, суд дал неверную оценку происхождения пятен крови на обуви П., которые могли произойти и от него самого, и дал неправильную оценку его характеристики. Просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на жалобы государственный обвинитель Гурская С.Н. указывает о своем несогласии с ними.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб осужденных и их защитников, а также возражений, Судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности осужденных, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела, и оснований для отмены приговора по доводам, изложенным в кассационных жалобах и кассационном представлении, не имеется.

Судебное следствие проведено с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей, достаточно полно и всесторонне.

Вердикт коллегии присяжных заседателей основан на доказательствах, исследованных непосредственно в суде присяжных и с соблюдением принципа состязательности, а доводы осужденного П. о том, что его ограничили в возможности задавать вопросы, не соответствуют действительности.

Ссылки в кассационных жалобах осужденных и их адвокатов о том, что в суде исследовались недопустимые, с их точки зрения, доказательства, являются необоснованными.

Вопрос о допустимости доказательств судом решался по каждому протоколу следственного действия, исследованному в суде, судья вынес соответствующие постановления, подробно и правильно их мотивировал.

Судом проверялись доводы П. о проведении обыска по месту жительства без его участия и по постановлению судьи, в котором нет подписи.

Как установлено из показаний самого П., в период проведения обыска он скрывался, в доме не проживал (т. 6 л.д. 183), в связи с чем обыск был проведен с участием начальника и специалиста ЖЭУ, приглашенных следователем, а постановление о проведении обыска имеет подпись судьи (т. 6 л.д. 135).

Нарушений требований ст. 182 УПК РФ, влекущих признание протокола обыска недопустимым доказательством, судом не установлено (т. 6 л.д. 138).

Судом были проверены доводы, изложенные в кассационных жалобах, о применении к осужденным незаконных методов следствия при их допросах и нарушениях закона в ходе проверки показаний Ю., путем допроса следователей, иных лиц, принимавших участие в проведении следственных действий, которые своего объективного подтверждения не нашли и обоснованно отвергнуты.

Не имелось оснований для исключения из числа доказательств показаний свидетеля Ж. и протокола осмотра предметов с ее участием. Как установлено судом и правильно отражено в протоколе, нарушений УПК РФ при проведении данных следственных действий не допущено, свидетель была допрошена в присутствии своей матери, содержание протокола она полностью подтвердила, а протокол осмотра предметов был оформлен в сентябре 2005 года, когда ей исполнилось 16 лет (т. 6 л.д. 129).

Нельзя согласиться с доводами, изложенными в кассационных жалобах, о неправильном разрешении председательствующим ходатайства об исключении из числа доказательств протокола осмотра предметов.

Из показаний следователя М. установлено, что осмотр предметов проводился по настоящему делу, а неправильно указанный номер уголовного дела в протоколе является технической ошибкой.

При таких обстоятельствах, при отсутствии других процессуальных нарушений, суд обоснованно отказал в его удовлетворении.

Вопреки утверждениям осужденного П. суд удовлетворил его ходатайство о вызове в судебное заседание заявленных им свидетелей и принял все меры к обеспечению их явки в суд.

Поскольку вызванные лица по указанным адресам не проживали, суд принял решение в соответствии с требованиями ст. 282 ч. 2 УПК РФ о возможном оглашении ранее данных ими показаний, в том числе и по просьбе самого П. (т. 6 л.д. 195 - 196).

Ходатайство, заявленное П. о замене адвоката, назначенного в порядке ст. 51 УПК РФ, было рассмотрено судом и на основании ст. 72 УПК РФ отклонено как необоснованное (т. 6 л.д. 148).

Доводы, связанные с доказанностью обвинения и оценкой доказательств, несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, с учетом положений ст. ст. 334, 338, 348 УПК РФ не являются кассационным поводом и не подлежат рассмотрению.

Напутственное слово председательствующим произнесено с учетом требований ст. 340 УПК РФ и не содержит обращения председательствующего к присяжным о признании Ю. и П. виновными и не заслуживающими снисхождения.

Квалификация действий осужденных определена в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, который является обязательным для председательствующего.

Решение о наличии в действиях осужденных признаков особой жестокости и совершения убийства Н. группой лиц по предварительному сговору судом подробно и правильно мотивировано в приговоре.

Не подлежит исключению из приговора указание о совершении Ю. преступления в отношении беспомощного лица, поскольку данное обстоятельство в соответствии со ст. 63 ч. 1 п. "з" УК РФ является отягчающим, если оно не вменено в качестве квалифицирующего признака убийства.

Не могут быть приняты во внимание утверждения осужденного П. о фальсификации протокола судебного заседания и неправильном рассмотрении замечаний на него, так как все замечания на протокол были рассмотрены председательствующим и отклонены, повторное рассмотрение замечаний в суде кассационной инстанции законом не предусмотрено.

Суд с учетом требований ст. 299 УПК РФ обоснованно возложил процессуальные издержки в сумме 10400 рублей на П., выплаченных адвокату из средств республиканского бюджета за его участие в защите осужденного в суде присяжных в порядке, предусмотренном ст. 51 УПК РФ, а также при постановлении приговора решил судьбу вещественных доказательств.

Из подлинника приговора следует, что по делу осуждены Ю. и П., и замечаний о том, что суд неправильно указал их имена при провозглашении приговора, от участников процесса не поступило, а ошибки в копии приговора, на которые ссылается адвокат Филиппова С.И., носят технический характер.

Нарушений уголовно-процессуального и уголовного закона, влекущих отмену приговора, Судебной коллегией не установлено.

Вместе с тем приговор суда подлежит изменению.

Назначая Ю. наказание в виде пожизненного лишения свободы, суд указал, что назначение конкретной меры наказания не послужит исправлению Ю., а, наоборот, сделает его еще более опасным для общества после освобождения из мест лишения свободы, как это произошло после освобождения Ю. от наказания по амнистии.

При этом суд не учел, что Ю. был ранее осужден 8 августа 2000 года в несовершеннолетнем возрасте, в местах лишения свободы не находился, был освобожден от наказания по приговору суда по амнистии, что в соответствии со ст. 86 ч. 6 УК РФ аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью, и не может учитываться при назначении наказания.

Противоречат материалам дела и выводы суда о том, что Ю. обратился с явкой с повинной после его задержания.

Согласно протоколу явки с повинной Ю. обратился в ОВД 30 апреля 2005 года в 3 часа 40 минут (т. 2 л.д. 3), а его задержание в порядке ст. ст. 91 и 92 УПК РФ было произведено в 5 часов (т. 2 л.д. 7).

При таких данных Судебная коллегия считает необходимым признать наличие у Ю. смягчающего обстоятельства - явки с повинной.

Наказание Ю. с применением ст. 57 УК РФ в виде пожизненного лишения свободы назначено судом без учета указанных обстоятельств, не может быть признано справедливым и подлежит смягчению.

В связи с наличием у Ю. отягчающих обстоятельств оснований для назначения наказания по правилам ст. 62 УК РФ Судебная коллегия не усматривает.

Наказание П. назначено с учетом требований ст. 60 УК РФ, является справедливым и соразмерным. Оснований для смягчения ему наказания по доводам кассационных жалоб не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского областного суда с участием присяжных заседателей от 19 декабря 2005 года в отношении Ю. изменить.

Смягчить наказание Ю. по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж", "з" УК РФ до 20 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж", "з" УК РФ и ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ, окончательно назначить Ю. 25 лет лишения свободы, с отбыванием первых 5 лет в тюрьме, последующих - в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор суда в отношении Ю., а также П. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"