||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 марта 2006 года

 

Дело N 13-о06-1сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Свиридова Ю.А.,

    судей                                            Хинкина В.С.,

                                                  Колесникова Н.А.

 

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Букина А.В. на приговор суда присяжных Тамбовского областного суда от 6 декабря 2005 года, по которому М., <...>, не судим, оправдан по предъявленному обвинению по ст. ст. 162 ч. 4 п. "в", 105 ч. 2 п. п. "в", "д", "з" УК РФ за непричастностью к совершению преступления.

Заслушав доклад судьи Хинкина В.С., мнение прокурора Гулиева А.Г., полагавшего об отмене приговора, объяснение оправданного М., просившего оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

М. органами предварительного следствия было предъявлено обвинение в разбойном нападении с целью хищения чужого имущества на П., совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшей, с причинением ей тяжкого вреда здоровью, с незаконным проникновением в жилище и в умышленном причинении смерти П., заведомо для виновного находящейся в беспомощном состоянии, совершенному с особой жестокостью и сопряженному с разбоем.

Преступление согласно обвинительному заключению совершено 7 марта 2005 года в г. Уварово Тамбовской области при изложенных в нем обстоятельствах.

На основании вердикта присяжных заседателей в отношении М. постановлен оправдательный приговор.

В кассационном представлении государственным обвинителем Букиным А.В. поставлен вопрос об отмене приговора в связи с существенным нарушением норм уголовно-процессуального законодательства, допущенным при рассмотрении дела.

Вердикт постановлен незаконным составом суда, поскольку входящие в него С., Р. и П.С.А., выбранный старшиной присяжных заседателей, в списках кандидатов присяжных заседателей для Тамбовского областного суда не значатся.

В списках кандидатов, представленных для формирования коллегии присяжных не были представлены достаточные сведения о кандидатах, позволяющие провести формирование коллегии (возраст, образование, социальный статус и др.), что существенно ограничило право сторон задать дополнительные вопросы для осуществлена права на мотивированные и немотивированные отводы.

Ряд присяжных заседателей (7 из 12), избранных в коллегию присяжных, несмотря на разъяснение в силу ст. 328 УПК РФ обязанности правдиво отвечать на поставленные вопросы неправдиво ответили на них, в частности, К.Т., К.Н., Г., П.С.А. (он же старшина коллегии присяжных) и другие (всего 7 кандидатов) на вопрос государственного обвинителя о том, привлекался ли кто из кандидатов и их близких родственников к уголовной или административной ответственности ответили отрицательно, между тем проведенной проверкой установлено, что некоторые из них или их родственники привлекались к административной ответственности. Так, П.С.А. и его сын, муж А.Н., сыновья А., мужья П.С.В. и Г., сын К.Н. привлекались к административной ответственности. Сын К.Н. - К.И. 14 раз привлекался к административной ответственности за различные правонарушения, а один из сыновей А.Н. - А.И. привлекался к административной ответственности также 14 раз, муж А.Н. - А.К. - 8 раз.

Сокрытие этих данных не позволило заявить отводы 7 из 12 присяжных, а сформированный состав коллегии присяжных лишил обвинение возможности заявить в соответствии со ст. 330 УПК РФ о ее тенденциозности, поскольку указанное сокрытие данных кандидатами свидетельствует о негативном с их стороны отношении к деятельности правоохранительных органов и, как следствие этого, способствовало вынесению незаконного оправдательного вердикта.

В представлении указывается и на действия председательствующего, который не снял вопросов адвоката свидетелям Н., М., Г., касающихся выяснения личности подсудимого и не имеющих отношения к предъявленному обвинению; ограничении права гособвинителя в исследовании доказательств путем предъявления к обозрению присяжными фототаблиц к протоколу судебного заседания и ограничении права присяжных задавать вопросы путем несообщения сторонам содержания этих вопросов, что лишало сторон оценки отношения присяжных к рассматриваемому делу: не высказали ли они свое мнение по делу до обсуждения вопросов при вынесении вердикта, и, как следует из вопросов присяжного заседателя П.С.А.: "Проводилось ли опознание по голосу? Почему в протоколах допроса после явки с повинной ни слова не говорится о кольцах и цепочке?", у этого заседателя уже на то время до обсуждения вопросов в совещательной комнате возникли сомнения в виновности М. Данные вопросы не относятся к компетенции присяжного заседателя, однако председательствующий не разъяснил им положения закона; не сделал замечание подсудимому при произнесении им последнего слова, в котором он поставил под сомнение признанные судом допустимые доказательства.

Кроме того, в представлении указывается, что в поставленных перед присяжными вопросах содержатся слова, требующие юридической оценки, в частности, вопросы об умысле, об умышленном характере действий, об угрозе убийством; не удостоверены замечания гособвинителя на протокол судебного заседания.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационного представления, Судебная коллегия находит его обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с требованиями ч. 2 ст. 385 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его представителя лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств, либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Как видно из протокола судебного заседания государственный обвинитель Одинцова Э.А. при формировании коллегии кандидатов в присяжные заседатели обратилась с вопросом: "Привлекался ли кто-то из Вас или Ваших близких лиц к уголовной либо административной ответственности?". На этот вопрос 2 кандидата Т.Т. и Т.Л., которые не вошли в образованную в дальнейшем коллегию присяжных заседателей, ответили утвердительно, однако 7 из 12 присяжных заседателей, вошедших в коллегию: К.Т., К.Н., Г., П.С.А., А.Н.В., А.Н.П., П.С.В., скрыли от суда сведения о привлечении кого-либо из их близких к административной ответственности, о чем указано подробно в кассационном представлении и что подтверждается представленными сведениями. Из них К.Т. скрыла факт возбуждения в отношении ее 29.01.2002 уголовного дела по ч. 1 ст. 200 УК РФ, прекращенного в связи с ее деятельным раскаянием. Она же скрыла факт привлечения к административной ответственности сына К.П. 22.12.2004 по ст. 20.2 КоАП РФ; К.Н. скрыла сведения об осуждении ее сына К.И. 24.04.1997 по ст. 213 ч. 2 п. "а" УК РФ (хулиганство), а также привлечение его к административной ответственности по различным статьям КоАП РФ в период 2004 - 2005 годов (14 фактов); А.Н.П. скрыла факты привлечения к административной ответственности сыновей, проживающих с нею А.И. (14 случаев) и А.Г. (2 случая); П.С.А., избранный старшиной присяжных заседателей, не сообщил о привлечении его к административной ответственности за допущенные им правонарушения (2 случая) и сыном П.Д. в 2005 году; присяжные заседатели А.Н.В., П.С.В., Г. не сообщили о привлечении к административной ответственности их мужей.

Как обоснованно указано в представлении сокрытие приведенных фактов не позволило государственному обвинителю заявить отводы присяжным заседателям, поскольку факты сокрытия могут свидетельствовать о негативном отношении со стороны отдельных присяжных к деятельности правоохранительных органов и тенденциозности подхода в рассмотрении дела, что, по мнению государственного обвинителя, способствовало вынесению незаконного оправдательного приговора.

Указанные доводы являются обоснованным, так как нарушения, допущенные при формировании коллегии присяжных заседателей, дают основания полагать, что образованная таким образом коллегия не способна всесторонне и объективно оценить обстоятельства рассматриваемого уголовного дела и вынести справедливый вердикт, поэтому с учетом изложенного постановленный оправдательный приговор подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение, при котором необходимо принять меры к выполнению закона, регламентирующего производство с участием присяжных заседателей, и создать надлежащие условия для объективного и справедливого разрешения дела.

В то же время с доводами представления о незаконном составе судей согласиться нельзя, поскольку допущенные ошибки в указании имени и отчества заседателей С., Р., П.С.А., что подтверждается приобщенной судом справкой к списку заседателей с внесенными изменениями, не дают оснований к такому выводу о незаконности состава суда.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда присяжных Тамбовского областного суда от 6 декабря 2005 года в отношении М. отменить, а уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей со стадии назначения дела к судебному рассмотрению.

 

Председательствующий

Ю.А.СВИРИДОВ

 

Судьи

В.С.ХИНКИН

Н.А.КОЛЕСНИКОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"