||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 ноября 2005 года

 

Дело N 15-Г05-5

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Манохиной Г.В.,

    судей                                          Хаменкова В.Б.,

                                                     Еременко Т.И.

 

рассмотрела в судебном заседании от 23 ноября 2005 года дело по кассационной жалобе Е. на решение Верховного Суда Республики Мордовия от 12 апреля 2005 года, которым отказано в удовлетворении его заявления об отмене решения окружной избирательной комиссии по выборам депутатов Государственного Собрания Республики Мордовия по Пушкинскому одномандатному избирательному округу N 19, признании результатов выборов недействительными.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Хаменкова В.Б., объяснения Е., поддержавшего доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Гермашевой М.М., полагавшей, что решение суда должно быть оставлено без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

7 декабря 2003 года состоялись выборы депутатов Государственного Собрания Республики Мордовия.

13 декабря 2003 года окружной избирательной комиссией по Пушкинскому одномандатному избирательному округу N 19 принято решение об итогах голосования и результатах выборов.

Е. обратился в Верховный Суд Республики Мордовия с заявлением об отмене указанного решения окружной избирательной комиссии и признании результатов выборов недействительными.

В обоснование требований сослался на то, что избирательные комиссии, нарушая его право на достоверную информацию, при публикации сведений о зарегистрированных кандидатах в газете "Известия Мордовии" от 06.11.2003 представили о нем сведения как о временно неработающем, что является заведомо ложной информацией.

На размещенных в помещениях для голосования информационных стендах информация о нем как о зарегистрированном кандидате была размещена в алфавитном порядке вторым по счету. Однако в избирательный бюллетень для тайного голосования данные о нем были внесены под первым номером.

В газете "Известия Мордовии" от 13.02.2004 была неправильно отражена информация об итогах голосования в отношении его и кандидата Е.Е.

Муниципальными учреждениями в период предвыборной агитации организовывались массовые мероприятия, где предоставлялась возможность для выступления кандидату Ч., о чем он, как кандидат, не был извещен.

Агитационный материал Ч. не содержал необходимых сведений, однако был распространен в его интересах.

Указывал на незаконное ведение агитации против его избрания депутатом Государственного Собрания Республики Мордовия.

Считал, что избранный депутатом Ч. израсходовал на проведение своей избирательной кампании помимо средств собственного избирательного фонда средства в размере, составившем более чем 10% от предельного размера расходования средств избирательного фонда, установленного законом, поскольку при проведении агитации им использовалось 3 автомашины, стоимость аренды которых была необоснованно занижена, расходы на горюче-смазочные материалы не были оплачены.

Полагал, что избирательный фонд кандидата Ч. был сформирован с нарушением требований закона. В частности, юридическим лицом были внесены средства в размере 142 тыс. рублей, при предельно допустимой сумме в 5 тыс. рублей. Из итогового финансового отчета Ч. следует, что им не были оплачены расходы по выпуску совместного с региональным отделением партии агитационного материала.

Печатная продукция с изображением группы кандидатов в депутаты и кандидата Ч. была оплачена из средств центрального избирательного фонда Мордовского регионального отделения политической партии "Единая Россия", что свидетельствует о расходовании на избирательную кампанию Ч. средств помимо средств его избирательного фонда.

Ссылался на то, что кандидат в депутаты Е.Е. внес в качестве пожертвования в избирательный фонд кандидата Ч. 1000 руб., в силу чего средства, израсходованные на избирательную кампанию Е.Е., должны быть учтены как средства, израсходованные на избирательную кампанию Ч.

Указанные обстоятельства, по мнению заявителя, не позволили выявить выраженную в день голосования действительную волю избирателей, дали кандидату Ч. преимущества, что и привело к нарушению его, заявителя, избирательных прав.

Решением суда от 12 апреля 2005 года в удовлетворении заявления Е. отказано.

В кассационной жалобе заявитель просит об отмене решения суда, ссылаясь на его незаконность и необоснованность.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для отмены решения суда и считает его правильным.

В соответствии с частью 2 статьи 77 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" основанием для отмены судом решения избирательной комиссии о результатах соответствующих выборов после определения результатов выборов являются следующие установленные судом обстоятельства:

а) кандидат, признанный избранным, избирательное объединение, избирательный блок, выдвинувшие список кандидатов, допущенный к распределению депутатских мандатов, израсходовали на проведение своей избирательной кампании помимо средств собственного избирательного фонда средства в размере, составляющем более чем 10 процентов от предельного размера расходования средств избирательного фонда, установленного законом, или более чем на 10 процентов превысили предельный размер расходования средств избирательного фонда, установленный законом;

б) кандидат, признанный избранным, избирательное объединение, избирательный блок, выдвинувшие список кандидатов, допущенный к распределению депутатских мандатов, осуществляли подкуп избирателей, и указанное нарушение не позволяет выявить действительную волю избирателей;

в) кандидат, признанный избранным, избирательное объединение, избирательный блок, выдвинувшие список кандидатов, допущенный к распределению депутатских мандатов, при проведении агитации нарушили пункт 1 статьи 56 настоящего Федерального закона, и указанное нарушение не позволяет выявить действительную волю избирателей;

г) кандидат, признанный избранным, руководитель избирательного объединения, избирательного блока, выдвинувших список кандидатов, допущенный к распределению депутатских мандатов, использовали преимущества должностного или служебного положения, и указанное нарушение не позволяет выявить действительную волю избирателей.

Суд соответствующего уровня может отменить решение избирательной комиссии об итогах голосования, о результатах выборов на избирательном участке, территории, в избирательном округе, в муниципальном образовании, в субъекте Российской Федерации, в Российской Федерации в целом также в случае нарушения правил составления списков избирателей, порядка формирования избирательных комиссий, порядка голосования и подсчета голосов (включая воспрепятствование наблюдению за их проведением), определения результатов выборов, незаконного отказа в регистрации кандидата, списка кандидатов, признанного таковым после дня голосования, других нарушений избирательного законодательства, если эти нарушения не позволяют выявить действительную волю избирателей.

Законом Республики Мордовия "О выборах депутатов Государственного Собрания Республики Мордовия" (части 2 и 3 статьи 89) предусмотрены аналогичные основания для отмены судом решения избирательной комиссии о результатах соответствующих выборов.

Таким образом, законодатель предусмотрел, что основанием для отмены решения об итогах голосования, результатах выборов могут быть не любые нарушения избирательного законодательства, а только те из них, которые не позволили с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей.

Из материалов дела следует, что 7 декабря 2003 года в Республике Мордовия состоялось голосование на выборах депутатов Государственного Собрания Республики Мордовия.

Согласно протоколу N 1 окружной избирательной комиссии об итогах голосования и результатах выборов по Пушкинскому одномандатному избирательному округу N 19 за кандидата Е.Е. отдано 1390 голосов, за Е. - 2286, Ч. - 7986, против всех кандидатов - 5317, число избирателей, принявших участие в выборах, составило 67,02%.

Учитывая, что ни одного из таких нарушений, которые не позволили бы с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей, в ходе судебного разбирательства установлено не было, суд обоснованно отказал Е. в удовлетворении требований.

То, что при публикации сведений о кандидатах он был указан как безработный, что в информационных стендах на избирательных участках он, как зарегистрированный кандидат, был указан в алфавитном порядке вторым по счету, а в избирательном бюллетене - под первым, не препятствовало выявлению действительной воли избирателей и, следовательно, не могло служить основанием для признания результатов выборов недействительными.

Не нашли своего подтверждения в ходе судебного разбирательства те обстоятельства, что муниципальными учреждениями организовывались массовые мероприятия, где предоставлялась возможность для выступления кандидату Ч., о чем он, как кандидат, не был извещен, что в период предвыборной кампании велась агитация против него, а агитационные материалы Ч. не содержали необходимых сведений о дате выпуска.

Суд правомерно отверг довод Е. и о том, что в средствах массовой информации были неправильно отражены результаты голосования в отношении его и кандидата в депутаты Е.Е., поскольку указанные обстоятельства имели место после проведения выборов и не могли повлиять на волеизъявление избирателей.

Утверждения заявителя о превышении кандидатом Ч. предельного размера расходования средств помимо средств собственного избирательного фонда проверялись судом и были опровергнуты представленными по делу доказательствами.

Суд правильно посчитал достаточным наличие в материалах дела доказательств, свидетельствующих о том, что расходы на горюче-смазочные материалы для арендованных автомашин были оплачены из избирательного фонда Ч., что договор об аренде заключен с учетом составленной арендодателем калькуляции арендной платы, включающей в себя затраты на бензин, амортизацию и прибыль, что оплата труда водителя оплачивалась самостоятельно по договору.

Поэтому, отказывая в удовлетворении части заявленных Е. ходатайств об истребовании доказательств, суд обоснованно исходил из того, что такие ходатайства не основаны на процессуальном законе, поскольку по существу сводятся к просьбе исследовать все финансовые документы Ч. с целью выявления возможных с его стороны нарушений избирательного законодательства.

Ссылка Е. на то, что совместный агитационный материал был оплачен только из избирательного фонда регионального отделения партии, опровергнута документами о долевой оплате изготовления плаката.

Его довод о перечислении юридическим лицом в избирательный фонд Ч. 142 тыс. рублей при предельной сумме в 5 тыс. рублей правильно признан судом несостоятельным, поскольку в итоговом финансовом отчете, на который ссылался заявитель, указана общая сумма пожертвований юридических лиц, а не одного юридического лица. Из сведений о поступлении денежных средств на специальный избирательный счет Ч. по состоянию на 22 декабря 2003 года судом установлено, что все юридические лица вносили пожертвования в сумме не выше 5 тыс. рублей.

Суд правильно указал на то, что внесение кандидатом Е.Е. добровольного пожертвования на избирательный счет кандидата Ч. не является финансовым нарушением, поскольку законодательство соответствующих ограничений и запретов не содержит.

При таких обстоятельствах суд с учетом того, что нарушений, не позволяющих с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей, не выявлено, принял правильное решение об отказе в удовлетворении заявленных Е. требований.

Доводы его кассационной жалобы направлены на иную оценку этих обстоятельств, которые были установлены и исследованы судом по правилам статей 12, 56 и 67 ГПК РФ, а потому не могут служить поводом к отмене законного и обоснованного решения.

На основании изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 360 и 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

 

определила:

 

решение Верховного Суда Республики Мордовия от 12 апреля 2005 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Е. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"