||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 ноября 2005 г. N КАС05-527

 

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                             Федина А.И.,

    членов коллегии                               Зелепукина А.Н.,

                                                     Анохина В.Д.,

    с участием прокурора                      Воскобойниковой Е.Л.

 

рассмотрела в открытом судебном заседании от 22 ноября 2005 года гражданское дело по заявлению Ж. об отмене решения квалификационной коллегии судей Московской области от 6 мая 2005 года о привлечении ее к дисциплинарной ответственности в виде досрочного прекращения полномочий судьи, с лишением второго квалификационного класса судьи по кассационной жалобе Ж. на решение Верховного Суда РФ от 10 октября 2005 года, которым в удовлетворении заявленного требования отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации А.И. Федина, объяснения Ж., поддержавшей доводы кассационной жалобы, объяснения представителя квалификационной коллегии судей Московской области П., возражавшей против удовлетворения кассационной жалобы, выслушав заключение прокурора Воскобойниковой Е.Л., полагавшей кассационную жалобу подлежащей удовлетворению,

 

установила:

 

Ж. с 1993 года работала судьей Одинцовского городского суда, в июне 1996 года была назначена судьей Московского областного суда, имела второй квалификационный класс судьи.

Решением квалификационной коллегии судей Московской области от 6 мая 2005 года на нее наложено за совершение дисциплинарного проступка взыскание в виде досрочного прекращения полномочий, с лишением квалификационного класса судьи на основании пункта 1 статьи 12.1 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации".

Ж. оспорила в Верховный Суд Российской Федерации указанное решение, считая его незаконным и подлежащим отмене. При этом Ж. указала, что не нарушала каких-либо положений Кодекса судейской этики, норм законодательства при рассмотрении конкретного гражданского дела и не вступала во внепроцессуальные отношения со стороной по делу.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2005 года отказано в удовлетворении заявленного требования.

В кассационной жалобе, поданной Ж., ставится вопрос об отмене решения суда как основанного на неправильном применении норм материального и процессуального права и об удовлетворении заявленного требования.

На заседании Кассационной коллегии Ж. представила уточненную кассационную жалобу, в соответствии с которой указала, что полностью поддерживает доводы, изложенные в ранее поданной кассационной жалобе, но изменяет требование, изложенное в ее резолютивной части, и просит решение Верховного Суда РФ от 10 октября 2005 года отменить и принять по делу новое решение: решение ККС Московской области от 6 мая 2005 года по ее вопросу изменить, полномочия судьи Московского областного суда Ж. прекратить с 22 ноября 2005 года по подп. 1 п. 1 ст. 14 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" в связи с ее письменным заявлением об отставке.

Обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 12.1 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" за совершение дисциплинарного проступка (нарушение норм настоящего Закона, а также положений Кодекса судейской этики, утверждаемого Всероссийским съездом судей) на судью, за исключением судей Конституционного Суда Российской Федерации, может быть наложено дисциплинарное взыскание, в том числе в виде досрочного прекращения полномочий судьи.

В силу ст. 3 и п. 1 ст. 8 Кодекса судейской этики, утвержденного VI Всероссийским съездом судей 2 декабря 2004 года, судья в любой ситуации должен сохранять личное достоинство, дорожить своей честью, избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти и поставить под сомнение его объективность и независимость при осуществлении правосудия.

Внеслужебная деятельность судьи не должна вызывать сомнений в его порядочности и честности.

Принимая решение в отношении Ж. о наложении на нее дисциплинарного взыскания в виде досрочного прекращения полномочий судьи за совершение дисциплинарного проступка, квалификационная коллегия судей Московской области таким проступком признала нарушение Ж. норм судейской этики, а также допущенную ею волокиту при рассмотрении гражданского дела и вступление во внепроцессуальные отношения.

Факт совершения Ж. дисциплинарного проступка был подтвержден представленными доказательствами, исследованными в судебном заседании и оцененными в решении суда по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Суд первой инстанции правомерно указал, что факт волокиты при рассмотрении судьей Ж. гражданского дела по иску Л.К., Л.А. к Лыс. и др. действительно имел место. Вместе с тем данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для наложения на судью такого дисциплинарного взыскания как досрочное прекращение полномочий, поскольку было сделано квалификационной коллегией судей без учета данных, характеризующих личность судьи Ж. (л.д. 60).

Также не нашел своего подтверждения в судебном заседании и факт вступления Ж. во внепроцессуальные отношения с представителями стороны по делу.

Решение Верховного Суда РФ в части исключения фактов волокиты и вступления во внепроцессуальные отношения в качестве оснований, указанных в обжалованном решении квалификационной коллегии судей, для наложения на судью Ж. дисциплинарного взыскания в виде досрочного прекращения ею полномочий судьи в кассационную инстанцию не обжаловалось.

В то же время суд правильно признал дисциплинарным проступком допущенное Ж. нарушение норм судейской этики, выразившееся в намеренном введении в заблуждение администрации, жилищной комиссии Московского областного суда, администрации Красногорского района и государства (с учетом того, что очереднику Московского областного суда, которому для заселения предлагалась квартира, ранее занимаемая Ж., должно быть представлено жилье за счет федерального бюджета).

Дисциплинарный проступок был совершен Ж. при следующих обстоятельствах.

Ж. проживала в однокомнатной квартире в г. Одинцово жилой площадью 14,1 кв. м, которая была приватизирована на ее имя в 1993 году.

С января 1998 года Ж. состояла в списках очередников Московского областного суда для получения жилой площади.

Решением жилищной комиссии от 19 июля 2004 года Ж. на семью из трех человек (она, мать, сын) предоставлена трехкомнатная квартира в городе Красногорске. При этом, разрешая вопрос о выделении Ж. трехкомнатной квартиры, жилищная комиссия учитывала, что принадлежавшая заявительнице на праве собственности однокомнатная квартира в г. Одинцово будет освобождена и передана очереднику Московского областного суда.

Как следует из исследованных в судебном заседании материалов квалификационной коллегии судей Московской области, Ж. многократно давала обязательства об освобождении ранее занимаемого жилого помещения при предоставлении ей и членам ее семьи 3-комнатной квартиры. В частности, это указывалось Ж. на заседании жилищной комиссии от 25 марта 2004 года, в заявлении от 19 мая 2004 года (л. 112), доверенности от 12 июля 2004 года, выданной на имя судьи Власовой М.Г. (л.д. 120 - 121).

В материалах дела также имеется заявление Ж. о согласии на предоставление на семью из трех человек трехкомнатной квартиры общей площадью 80,7 кв. м, в том числе жилой - 44,4 кв. м. от 22 декабря 2004 года (л.д. 115 т. 1), обязательство о передаче занимаемого жилого помещения в собственность очереднику Мособлсуда (л.д. 116 т. 1).

Указанные материалы свидетельствуют, что Ж. выражала намерение отдать принадлежавшую ей на праве собственности однокомнатную квартиру очереднику Мособлсуда взамен предоставляемой ей трехкомнатной квартиры на состав семьи из трех человек. При этом с размером предоставляемой трехкомнатной квартиры Ж. была согласна, о чем свидетельствует упомянутые выше заявления и обязательства, доверенность на имя Власовой М.Г. от 12 июля 2004 года, протокол заседания жилищной комиссии от 19 июля 2004 года.

Ключи от квартиры заявительница получила еще в июле 2004 года, имели в нее реальный доступ, произвела замену напольного покрытия, что также свидетельствует о знании заявительницей реальных размеров квартиры и согласии на вселении в данную квартиру. И уже после этого, в декабре 2004 года она вновь подтверждала взятое на себя обязательство, хотя в это время знала, что не исполнит это обязательство.

В январе 2005 года Ж. на семью из трех человек был выдан ордер на право занятия трехкомнатной квартиры общей площадью 80,7 кв. м. В данную квартиру Ж. вселилась. При этом вопроса о несогласии с размером предоставляемой квартиры Ж. не ставила.

После получения ордера на предоставленную квартиру Ж. отказалась от исполнения взятого на себя обязательства по оформлению договора по отчуждению однокомнатной квартиры в пользу очередника работника Мособлсуда, продав эту квартиру третьим лицам.

В связи с изложенным довод кассационной жалобы о том, что Ж. давала обязательства освободить принадлежавшую ей однокомнатную квартиру при условии предоставления ей квартиры с жилой площадью определенного размера с его максимальными показателями, не соответствует имеющимся в деле материалам.

Как правильно отмечено в обжалованном решении суда, улучшение жилищных условий Ж. происходило именно в связи с ее статусом судьи Московского областного суда.

Помимо судьи Ж. обязательства об освобождении ранее занимаемых квартир давалось еще тремя судьями Московского областного суда. Эти судьи, кроме Ж., свои обязательства выполнили.

Выдача обязательства об освобождении ранее занимаемого жилого помещения повлияла на решение жилищной комиссии от 19 июля 2004 года. Данное обстоятельство не оспаривается самой Ж.

Довод в кассационной жалобе о том, что невыполнение взятого обязательства было вызвано тем, что жилая площадь в предоставляемой квартире была по своим размерам недостаточна для проживания семьи из трех человек, не может служить оправданием для совершенного дисциплинарного проступка, так как при наличии этого обстоятельства Ж. вправе была разрешать возникший жилищный вопрос с соблюдением норм этики, в том числе и путем соответствующего обращения в суд. Кроме того, утверждения Ж. о недостаточности жилой площади в предоставляемой квартире для семьи из трех человек опровергаются тем, что ранее занимаемая квартира была продана и семья заявительницы проживает в 3-комнатной квартире, предоставленной ей в связи с улучшением жилищных условий в доме-новостройке г. Красногорска.

Таким образом, сознательное введение в заблуждение жилищной комиссии давало законные основания ККС Московской области расценить указанные действия судьи как дисциплинарный проступок, выразившийся в совершении неэтичного поступка.

В связи с чем довод заявительницы о том, что в данном случае имел место обычный гражданско-правовой спор и в связи с ним нельзя прекратить полномочия судьи, является несостоятельным.

Довод кассационной жалобы о невозможности оценки этичности совершенного поступка в отрыве от оценки его законности в рассматриваемом случае не может служить основанием для отмены обжалованного решения суда, поскольку вышеприведенное положение Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации", а также Кодекса судейской этики допускают наложение дисциплинарного взыскания на судью в связи с совершением неэтичного поступка, несовместимого с высоким званием судьи, независимо от того, нарушена ли при этом судьей норма федерального закона либо нет.

Определяя вид дисциплинарной ответственности, квалификационная коллегия судей учла неискренность заявительницы, то, что нормы Кодекса судейской этики Ж. нарушила осознанно, считая совершенный поступок нормой и способом улучшения своих жилищных условий.

Что касается требования заявительницы в уточненной кассационной жалобе об изменении решения квалификационной коллегии судей Московской области от 6 мая 2005 года и прекращении полномочий судьи Московского областного суда Ж. по подп. 1 п. 1 ст. 14 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" в связи с письменным заявлением об отставке, то оно удовлетворению не подлежит по следующим основаниям.

Сам факт совершения дисциплинарного проступка нашел свое подтверждение, а вид примененной дисциплинарной ответственности соответствует тяжести совершенного проступка, в данном случае Кассационная коллегия не вправе изменять предмет спора и решать вопрос о возможности прекращения полномочий судьи по иным основаниям, в частности, в связи с заявлением об отставке.

Кроме того, ни в квалификационную коллегию, ни в суд первой инстанции с таким заявлением Ж. не обращалась, отказываясь от подачи заявления об отставке, несмотря на соответствующие предложения.

Доводы кассационной жалобы заявительницы, в основном, направлены на переоценку доказательств по делу, полно и всесторонне исследованных в судебном заседании.

Обстоятельства дела установлены судом на основе надлежащей оценки всех представленных доказательств в их совокупности, изложенные в решении выводы соответствуют обстоятельствам дела, предусмотренных статьей 362 Гражданского процессуального кодекса РФ оснований для отмены решения суда в кассационном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 360, 361 Гражданского процессуального кодекса РФ, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2005 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Ж. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"