||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 ноября 2005 года

 

Дело N 30-Г05-6

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Пирожкова В.Н.,

    судей                                          Соловьева В.Н.,

                                                    Харланова А.В.

 

рассмотрела в судебном заседании от 16 ноября 2005 г. дело по заявлению прокурора о признании недействительными пункта "ц" статьи 84, пунктов 1, 2, 5 статьи 89 Конституции Карачаево-Черкесской Республики (в части) и о признании не соответствующим федеральному законодательству пункта 7 статьи 21 Закона КЧР "О Народном Собрании (Парламенте)" N 576-XXII от 12.02.1999 (в редакции Закона КЧР N 10-РЗ от 21 июня 2004 г. "О внесении изменений и дополнений в Закон КЧР "О Народном Собрании (Парламенте) КЧР" (в части) по кассационному представлению прокурора КЧР на решение Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 26 августа 2005 г., которым ему было отказано в удовлетворении заявленных требований.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Соловьева В.Н., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей решение суда подлежащим отмене, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

прокурор Карачаево-Черкесской Республики обратился в суд с заявлением о признании не соответствующими федеральному законодательству пункта "ц" статьи 84, пунктов 1, 2, 5 статьи 89 Конституции КЧР (в редакции Конституционного закона КЧР N 6-РКЗ от 21 июня 2004 г. "О внесении изменений и дополнений в Конституцию КЧР") в части, касающейся закрепления за Народным Собранием (Парламентом КЧР) решения вопроса о недоверии любому члену Правительства КЧР с последующим немедленным освобождением указанных лиц от должности, а также с заявлением о признании не соответствующим федеральному законодательству пункта 7 статьи 21 Закона КЧР "О Народном Собрании (Парламенте) КЧР" N 576-XXII от 12.02.1999 (в редакции Закона КЧР N 10-РЗ от 21 июня 2004 г. "О внесении изменений и дополнений в Закон КЧР "О Народном Собрании (Парламенте) КЧР") в части, касающейся закрепления за Народным Собранием КЧР решения вопроса о недоверии любому члену Правительства КЧР.

По мнению прокурора, данные положения противоречат ч. 2 статьи 24 ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ", устанавливающей, что законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта РФ вправе выразить недоверие руководителям органов исполнительной власти субъекта РФ, в назначении которых на должность он принимал участие.

В ходе судебного разбирательства прокурор изменил свои требования и просил оспариваемые положения Конституции КЧР признать недействительными, так как они аналогичны по содержанию нормам Уставов (Основных Законов) Алтайского края, Читинской области, Кировской области, Конституциям Республик Алтай и Бурятия, ранее признанным Конституционным Судом РФ не соответствующими Конституции РФ.

В судебном заседании прокурор уточнил свои требования, указав на аналогичность оспариваемых норм ст. 85 Устава Алтайского края, пункту "р" ч. 2 ст. 57 и п. "з" ст. 67 Устава Читинской области, пункту 9 ст. 118 Конституции Республики Алтай, пункту "ц" ст. 86 Конституции Республики Бурятия, пункту "м" ст. 42 Устава Кировской области.

Представитель Президента КЧР К.М. поддержала требования прокурора, считая оспариваемые положения Конституции КЧР и республиканского закона аналогичными положениям, признанным недействительными Конституционным Судом РФ.

Представитель Народного Собрания КЧР К.И. с заявленными требованиями не согласился по тем основаниям, что предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ были положения нормативных актов, не являющихся аналогичными оспариваемым.

Решением Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 26 августа 2005 г. в удовлетворении заявленных требований отказано по мотивам отсутствия аналогичности оспариваемых положений законодательства КЧР положениям нормативных актов других субъектов Российской Федерации, признанным Конституционным Судом РФ не соответствующими Конституции Российской Федерации.

Не соглашаясь с выводами суда, прокурор в кассационном представлении ставит вопрос об отмене состоявшегося решения и рассмотрении возможности принятия по данному делу нового решения об удовлетворении требований прокурора.

Проверив материалы дела, изучив доводы кассационного представления прокурора, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит вынесенное по данному делу решение Верховного Суда КЧР подлежащим отмене с последующим прекращением производства по делу по следующим основаниям.

Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении N 13-П от 18 июля 2003 г. "О проверке конституционности положений статей 115 и 231 ГПК РСФСР, статей 26, 251 и 253 ГПК РФ, статей 1, 21 и 22 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" в связи с запросами Государственного Собрания - Курултая Республики Башкортостан, Государственного Совета Республики Татарстан и Верховного Суда Республики Татарстан" признал содержащуюся во взаимосвязанных пункте 2 части первой статьи 26, частях первой, второй и четвертой статьи 251, частях второй и третьей статьи 253 ГПК Российской Федерации норму, которая наделяет суд общей юрисдикции полномочием разрешать дела об оспаривании нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 66 (части 1 и 2), 76 (части 3, 4, 5 и 6), 118 (часть 2), 125 (части 2, 3 и 5), 126 и 128 (часть 3), в той мере, в какой данная норма допускает разрешение судом общей юрисдикции дел об оспаривании конституций и уставов субъектов Российской Федерации.

Согласно правовым позициям Конституционного Суда Российской Федерации, выраженным в пункте 4.3 указанного постановления, суды общей юрисдикции вправе по инициативе управомоченных лиц, в том числе органов прокуратуры, подтверждать, что нормы конституции или устава субъекта Российской Федерации аналогичны по содержанию нормам других учредительных актов, ранее признанным Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации и потому недействительными. Данное правомочие судов общей юрисдикции и органов прокуратуры служит обеспечению исполнения решений Конституционного Суда Российской Федерации в силу того, что признанные противоречащими Конституции Российской Федерации в порядке конституционного судопроизводства положения не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами, а аналогичные им предписания должны быть лишены юридической силы в установленном законом порядке.

Конституционный Суд Российской Федерации указал также на то, что правом подтверждать аналогичность положений конституций и уставов субъектов Российской Федерации нормам, ранее признанным противоречащими Конституции Российской Федерации и федеральным законам, обладают не только суды общей юрисдикции, но и сам Конституционный Суд Российской Федерации. Субъект Российской Федерации, не согласный с соответствующим решением суда общей юрисдикции, может поставить перед Конституционным Судом Российской Федерации вопрос о том, является ли оспоренная в суде общей юрисдикции норма его конституции (устава) аналогичной по содержанию норме учредительного акта другого субъекта Российской Федерации, которая была признана Конституционным Судом Российской Федерации противоречащей Конституции Российской Федерации.

Право принять окончательное решение по данному вопросу принадлежит только Конституционному Суду Российской Федерации.

При отсутствии очевидности тождества для выявления содержания сопоставляемых норм необходимо определить их цели и место в системе всех правовых норм, связанных с конституционно-правовым статусом субъекта Российской Федерации. Соответствующие процедуры, которые используются в конституционном правосудии, требуют в том числе толкования и разъяснения как Конституции Российской Федерации, так и ранее вынесенных решений Конституционного Суда Российской Федерации, что может быть сделано только им самим по обращениям субъектов Российской Федерации или судов общей юрисдикции. Субъекты Российской Федерации, если они не обращаются в Конституционный Суд Российской Федерации с такого рода заявлениями, обязаны устранить из своих учредительных актов положения, признанные судами общей юрисдикции аналогичными по своему содержанию положениям, лишенным юридической силы на основании решения Конституционного Суда Российской Федерации.

Право общих судов подтверждать аналогичность по содержанию норм конституции или устава субъекта Российской Федерации нормам других учредительных актов, ранее признанным Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации, а потому недействительными, вытекает из положений части 5 статьи 87 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ, в соответствии с которой в случае, если в течение шести месяцев после опубликования решения Конституционного Суда Российской Федерации аналогичный признанному неконституционным нормативный акт не будет отменен или изменен, а действие договора, аналогичного признанному неконституционным, не будет прекращено полностью или частично, уполномоченные Федеральным законом государственный орган или должностное лицо приносят протест либо обращаются в суд с требованием о признании такого нормативного акта либо договора недействующим.

Отказывая прокурору в удовлетворении заявленных им требований, суд сослался на то, что им не установлена аналогичность оспариваемых положений нормативных правовых актов Карачаево-Черкесской Республики нормативным актам других субъектов Российской Федерации, ранее признанным Конституционным Судом РФ не соответствующими Конституции Российской Федерации.

Вместе с тем, по мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, суд не вправе отказать прокурору в удовлетворении заявленных им требований, сославшись на указанное обстоятельство.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, нашедшей отражение в вышеуказанном постановлении, при отсутствии очевидности тождества для выявления содержания сопоставляемых норм необходимо определить их цели и место в системе всех правовых норм, связанных с конституционно-правовым статусом субъекта Российской Федерации, для чего должны быть использованы соответствующие процедуры, требующие в том числе толкования и разъяснения как Конституции Российской Федерации, так и ранее вынесенных решений Конституционного Суда Российской Федерации, что может быть сделано только им самим по обращениям субъектов Российской Федерации или судов общей юрисдикции.

Из приведенных положений о том, что по обращениям субъектов Российской Федерации или судов общей юрисдикции лишь Конституционный Суд Российской Федерации вправе принять окончательное решение, следует, что такое решение принимается по обращениям субъектов Российской Федерации в случаях, когда они не согласны с соответствующим решением суда, то есть с решением о признании сопоставляемых норм аналогичными, либо обращениям суда общей юрисдикции при установлении им отсутствия очевидности тождества этих норм.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что при установлении в судебном заседании отсутствия очевидности тождества сопоставляемых норм решение вопроса об аналогичности этих норм по существу выходит за рамки компетенции суда общей юрисдикции, в силу чего суд в связи с неподведомственностью ему данного дела на основании статьи 220 ГПК РФ должен прекратить производство по делу.

При этом Судебной коллегией Верховного Суда РФ обращено внимание на следующее немаловажное обстоятельство.

Поскольку решение суда в соответствии со статьей 195 ГПК РФ должно быть законным и обоснованным, основанным только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании, суд, разрешая дело по существу при отсутствии очевидности тождества сопоставляемых им норм конституций и уставов субъектов Российской Федерации, при обосновании своего решения об отказе в признании этих норм аналогичными всякий раз сталкивается с необходимостью толкования как самих сопоставляемых норм, так и тех норм, во взаимосвязи с которыми они находятся, а также толкованием Конституции Российской Федерации и решений Конституционного Суда Российской Федерации, что вправе делать только Конституционный Суд Российской Федерации.

Как усматривается из мотивировочной части решения, суд обоснованно отметил, что оспариваемые положения Конституции КЧР и аналогичные положения Закона КЧР "О Народном Собрании (Парламенте) КЧР", относящие к ведению последнего принятие решения о недоверии (доверии) Президенту КЧР, а также решения о недоверии (доверии) Председателю Правительства КЧР или иному члену Правительства КЧР, по существу являются конституционными нормами и не могут быть оспорены в отрыве от Конституции Карачаево-Черкесской Республики.

Признание не соответствующими Конституции РФ нормативного акта субъекта РФ или отдельных его положений является основанием для отмены в установленном порядке органами государственной власти других субъектов РФ положений принятых ими нормативных актов, содержащих такие же положения, какие были признаны неконституционными.

В случае если в течение шести месяцев после опубликования решения Конституционного Суда РФ аналогичный признанному неконституционным нормативный акт не будет отменен или изменен, уполномоченные федеральным законом государственный орган или должностное лицо приносят протест либо обращаются в суд с требованием о признании такого нормативного акта недействующим.

В этой связи Верховным судом КЧР правильно отмечено, что суды общей юрисдикции вправе по инициативе уполномоченных лиц, в том числе органов прокуратуры, подтверждать, что нормы конституции или устава субъекта РФ аналогичны по содержанию нормам других учредительных актов, ранее признанным Конституционным Судом РФ не соответствующими Конституции РФ и потому недействительными (п. 4.3 постановления Конституционного Суда РФ от 18 июля 2003 г. N 13-П по делу о проверке конституционности положений статей 115 и 231 ГПК РСФСР, статей 26, 251, 253 ГПК РФ, статей 1, 2 и 22 ФЗ "О прокуратуре РФ").

Вывод суда о том, что оспариваемые положения Конституции КЧР и республиканского закона не аналогичны положениям нормативных актов, признанным ранее Конституционным Судом РФ недействительными, судом сделан на основании сравнительного анализа этих норм. За основу приняты постановления Конституционного Суда РФ: от 18 января 1996 г. N 2-П по делу о проверке конституционности положений Устава (Основного Закона) Алтайского края, постановление от 1 февраля 1996 г. N 3-П по делу о проверке конституционности ряда положений Устава - Основного Закона Читинской области, постановление от 7 июня 2000 г. N 10-П по делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ" и определения от 18 января 2001 г. N 2-О по запросу Президента Республики Бурятия о проверке конституционности отдельных положений ст. 74, 78, 86 и 93 Конституции Республики Бурятия, от 14 января 2003 г. N 1-О по запросу Правительства Кировской области о проверке конституционности положений Устава (Основного Закона) Кировской области.

Таким образом, не установив аналогичности оспариваемых положений положениям нормативных актов других субъектов Российской Федерации, признанным Конституционным Судом РФ не соответствующими Конституции РФ, суд был не вправе решать вопрос по существу заявленных прокурором требований.

При таких обстоятельствах решение Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики об отказе в удовлетворении заявления прокурора Карачаево-Черкесской Республики о признании недействительными пункта "ц" ст. 84, пунктов 1, 2, 5 статьи 89 Конституции КЧР (в части) (в редакции Конституционного закона КЧР N 6-РКЗ от 21 июня 2004 г.) и о признании не соответствующим федеральному законодательству п. 7 ст. 21 Закона КЧР "О Народном Собрании (Парламенте) КЧР" N 576-XXII от 12.02.1999 (в редакции Конституционного закона КЧР N 6-РКЗ от 21 июня 2004 г.) не может быть признано законным и обоснованным как постановленное с существенным нарушением норм процессуального законодательства.

Указанное решение подлежит отмене с прекращением производства по делу.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 220, 360, 361 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 26 августа 2005 г. отменить и производство по делу прекратить.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"