||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 ноября 2005 года

 

Дело N 11-Г05-20

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Пирожкова В.Н.,

    судей                                           Еременко Т.И.,

                                                    Хаменкова В.Б.

 

рассмотрела в судебном заседании от 16 ноября 2005 года дело по кассационной жалобе Министерства юстиции Республики Татарстан, кассационному представлению участвующего в деле прокурора на решение Верховного Суда Республики Татарстан от 19 августа 2005 года, которым частично удовлетворено заявление исполняющего обязанности прокурора Республики Татарстан о признании противоречащими федеральному законодательству и недействующими отдельных положений пункта 7 статьи 10 Закона Республики Татарстан "О мировых судьях Республики Татарстан" от 17 ноября 1999 г. N 2440.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Хаменкова В.Б., объяснения представителя Государственного Совета Республики Татарстан К., поддержавшего доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гермашевой М.М., полагавшей, что решение суда должно быть оставлено без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

исполняющий обязанности прокурора Республики Татарстан обратился в Верховный Суд Республики Татарстан с заявлением о признании противоречащим федеральному законодательству, недействующим пункта 7 статьи 10 Закона Республики Татарстан "О мировых судьях Республики Татарстан" от 17 ноября 1999 г. N 2440.

В обоснование требований указал на то, что предусмотренное названной нормой кадровое, организационное обеспечение деятельности мировых судей, осуществляемое Министерством юстиции Республики Татарстан во взаимодействии с Управлением судебного департамента в Республике Татарстан, противоречит пункту 3 статьи 10 Федерального закона "О мировых судьях Российской Федерации", в соответствии с которым органы исполнительной власти субъекта Российской Федерации осуществляют лишь материально-техническое обеспечение деятельности мировых судей. Статьей 9 данного Федерального закона предусмотрено право субъекта Российской Федерации устанавливать структуру и штатное расписание исключительно аппарата мировых судей.

Решением суда от 19 августа 2005 года данное заявление удовлетворено частично, пункт 7 статьи 10 оспариваемого Закона в части слова "кадровое" признан недействующим.

В кассационной жалобе Министерство юстиции Республики Татарстан просит об отмене решения суда в указанной части.

Участвующий в деле прокурор в кассационном представлении ставит вопрос об отмене решения в части отказа прокурору в удовлетворении требований.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к отмене решения суда и считает его правильным.

Согласно части 3 статьи 10 Федерального закона "О мировых судьях в Российской Федерации" материально-техническое обеспечение деятельности мировых судей осуществляют органы исполнительной власти соответствующего субъекта Российской Федерации в порядке, установленном законом соответствующего субъекта Российской Федерации.

Оспариваемой прокурором нормой установлено, что кадровое, организационное обеспечение деятельности мировых судей осуществляется Министерством юстиции Республики Татарстан во взаимодействии с Управлением Судебного департамента в Республике Татарстан.

Удовлетворяя заявление прокурора частично, суд обоснованно исходил из того, что организационное обеспечение деятельности мировых судей включает в себя кадровое, материально-техническое, финансовое и иное обеспечение деятельности мировых судей.

В подтверждение данной позиции суд сослался на статью 1 Федерального закона "О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации", в соответствии с положениями которой под организационным обеспечением деятельности судов понимаются мероприятия кадрового, финансового, материально-технического и иного характера, направленные на создание условий для полного и независимого осуществления правосудия.

Из содержания пункта 7 статьи 10 оспариваемого Закона Республики судом усмотрено, что такие организационные мероприятия направлены на обеспечение деятельности мировых судей и не касаются вопросов отбора и назначения на должность самих мировых судей.

В связи с этим суд сделал правильный вывод о том, что оспариваемая норма в части осуществления исполнительным органом государственной власти республики организационного обеспечения деятельности мировых судей федеральному закону не противоречит.

Такой вывод согласуется и с положениями статьи 1 названного выше Федерального закона "О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации", в силу которых Судебный департамент осуществляет организационное обеспечение всех судов общей юрисдикции, кроме мировых судей.

Содержащийся в кассационном представлении довод прокурора о том, что кадровое обеспечение деятельности мировых судей в рамках организационного обеспечения включает в себя регулирование подбора кандидатов в мировые судьи, избрания мировых судей, исполнения ими своих трудовых обязанностей, проверялся судом и правильно признан им необоснованным. Исходя из системного толкования норм оспариваемого Закона, суд правомерно посчитал, что предусмотренное этим Законом организационное обеспечение направлено на создание условий деятельности назначенных в установленном порядке мировых судей, включая его обеспечение соответствующими кадрами. Вопросы, указанные в представлении прокурора, регулируются иными нормами закона республики (ст. ст. 1, 4 - 8).

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал в своих решениях, что именно нарушения требований определенности, ясности и недвусмысленности законодательного регулирования не обеспечивают единообразного понимания и толкования правовых норм правоприменителями, что приводит к нарушению принципа равенства всех перед законом и верховенства закона (например, постановление от 17 июня 2004 г. N 12-П).

По этой причине суд, установив в судебном заседании, что понятие "организационное обеспечение" уже включает в себя меры кадрового характера, обоснованно расценил выделение в оспариваемой норме кадрового обеспечения деятельности мировых судей как нарушение принципа ясности и определенности правового регулирования.

При таких обстоятельствах решение суда о признании пункта 7 статьи 10 Закона республики недействующим в части указания о кадровом обеспечении деятельности мировых судей следует признать правильным.

Доводов, по которым такое решение могло бы быть отменено, кассационная жалоба Министерства юстиции Республики Татарстан не содержит.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 360 и 361 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Верховного Суда Республики Татарстан от 19 августа 2005 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Министерства юстиции Республики Татарстан, кассационное представление участвующего в деле прокурора - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"