||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 октября 2005 года

 

Дело N 72-о05-28

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                           Разумова С.А.,

    судей                                         Ермолаевой Т.А.,

                                                      Линской Т.Г.

 

рассмотрела в судебном заседании от 19 октября 2005 года дело по кассационным жалобам осужденных Р., Ф.С., М., К., адвокатов Немцовой Н.А. и Абраменко А.А., потерпевших Б.Г., и Б.С. на приговор Читинского областного суда от 4 октября 2004 года, которым

Р., <...>, гражданин РФ, не работал, не имел определенного места жительства, несудимый,

осужден: по ч. 2 ст. 209 УК РФ к 8 (восьми) годам лишения свободы; по п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ к 9 (девяти) годам лишения свободы; по п. п. "а", "б" ч. 4 ст. 226 УК РФ к 8 (восьми) годам лишения свободы; по совокупности указанных преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказания к 11 (одиннадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с исчислением срока отбытия наказания с 20 февраля 2003 года.

Ф.С., <...>, имеющий на иждивении двоих несовершеннолетних детей, не работал, судимый: 20 ноября 1986 года по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы; 1 июня 1988 года по ст. 108 ч. 1 УК РСФСР и на основании ст. 41 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы; 23 апреля 1997 года по ст. ст. 15 и 144 ч. 3 УК РСФСР и на основании ст. 41 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы; 28 июля 1997 года по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30 и п. "а" ч. 2 ст. 313, ч. 1 ст. 313 УК РФ к 7 годам лишения свободы; 12 мая 1998 года по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г", 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", 222 ч. 1 УК РФ к 6 годам лишения свободы; 2 сентября 1998 года, постановлением суда на основании ст. 40 ч. 3 УК РСФСР были присоединены наказания, не отбытые по приговорам от 23 апреля 1997 г. и от 28 июля 1997 г., с назначением к отбытию 8 лет лишения свободы; 23 апреля 1999 года по п. "а" ч. 2 ст. 313 УК РФ и на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ к 10 годам лишения свободы, был освобожден из мест лишения свободы 9 октября 2002 года условно-досрочно на 2 года 11 месяцев и 11 дней, с признанием в действиях Ф.С., в соответствии со ст. 18 ч. 2 п. "б" УК РФ, наличие опасного рецидива он осужден: по ч. 2 ст. 209 УК РФ к 9 (девяти) годам лишения свободы без штрафа; по п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ к 10 (десяти) годам лишения свободы, по п. п. "а", "б" ч. 4 ст. 226 УК РФ к 8 (восьми) годам лишения свободы; по п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ (в редакции закона от 8 декабря 2003 г.) к 4 (четырем) годам лишения свободы без штрафа; по п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции закона от 8 декабря 2003 г.) к 3 (трем) годам лишения свободы без штрафа; по ч. 1 ст. 175 УК РФ к 1 (одному) году лишения свободы; по совокупности указанных преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний к 14 (четырнадцати годам) лишения свободы.

В соответствии с п. "в" ч. 7 ст. 79 УК РФ отменено условно-досрочное освобождение от наказания по предыдущему приговору, и, на основании ст. 70 УК РФ, к назначенному наказанию частично присоединено не отбытое наказание по предыдущему приговору. К отбытию назначено 15 (пятнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, и исчислением срока отбытия наказания с 5 мая 2004 года и зачетом в срок отбытия наказания содержание Ф.С. под стражей с 12 апреля по 29 мая 2003 г.

М., <...>, не работал, не судим,

осужден: по ч. 2 ст. 209 УК РФ к 8(восьми) годам лишения свободы; по п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ к (девяти) годам лишения свободы; по п. п. "а", "б" ч. 4 ст. 226 УК РФ к 8 (восьми) годам лишения свободы; по ч. 1 ст. 161 УК РФ (в редакции закона от 8 декабря 2003 года) к 4 (четырем) годам лишения свободы; по совокупности указанных преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний к 12 (двенадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с исчислением срока отбытия наказания с 21 октября 2003 года.

Б.В., <...>, женатый, имеющий на иждивении двоих несовершеннолетних детей, несудимый,

осужден: по ч. 5 ст. 33, п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ к 7 (семи) годам лишения свободы; по ч. 5 ст. 33, п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ (в редакции закона от 8 декабря 2003 г.) к 2 (двум) годам лишения свободы без штрафа; по ч. 5 ст. 33, п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 158 (в редакции от 08.12.2003 г.) УК РФ к 2 (двум) годам лишения свободы; по совокупности указанных преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказания к 7 (семи) годам и 6 (шести) месяцам лишения свободы.

В соответствии со ст. 73 УК РФ постановлено назначенное наказание считать условным с испытательным сроком пять лет. На Б.В. возложена обязанность не менять постоянного места жительства и работы без уведомления государственного специализированного органа, осуществляющего исправление осужденного и являться в данный орган для регистрации.

Мера пресечения - подписка о невыезде - оставлена без изменения до вступления приговора в законную силу. В срок отбытия наказания зачтено время содержания Б.В. под стражей с 20 июня по 5 ноября 2003 г.

К., <...>, женатый, имеющий на иждивении трех несовершеннолетних детей, работал пастухом, судимый 14 мая 1998 г. по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ к 6 годам лишения свободы, был освобожден 21 ноября 2001 г. условно-досрочно на 1 год 9 мес. 5 дней.

С признанием в действиях К. в соответствии со ст. 18 ч. 1 УК РФ наличие рецидива, на основании ст. 68 ч. 2 УК РФ осужден по п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции закона от 8 декабря 2003 года) к 2 (двум) годам лишения свободы без штрафа.

В соответствии с п. "в" ч. 7 ст. 79 УК РФ условно-досрочное освобождение К. от наказания по предыдущему приговору от 14 мая 1998 года отменено и на основании ст. 70 УК РФ с частичным присоединением неотбытого наказания по предыдущему приговору К. осужден к 2 (двум) годам и 6 (шести) месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Мера пресечения - подписка о невыезде - изменена на содержание под стражей. К. взят под стражу в зале суда. Постановлено срок наказания исчислять с 4 октября 2004 года с зачетом в срок отбытия наказания содержание К. под стражей с 18 июня по 7 октября 2003 года.

И., <...>, женатый, имеющий на иждивении несовершеннолетнего ребенка, не работал, несудимый,

осужден: по п. "а" ч. 2 ст. 163 УК РФ к 3 (трем) годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 73 УК РФ постановлено назначенное наказание считать условным с испытательным сроком три года.

На И. возложена обязанность не менять постоянного места жительства без уведомления государственного специализированного органа, осуществляющего исправление осужденного и являться в указанный орган для регистрации.

Мера пресечения - содержание под стражей - И. изменена на подписку о невыезде, он освобожден из-под стражи в зале суда. В срок отбытия наказания И. зачтено содержание его под стражей с 5 июля 2003 г. до 4 октября 2004 г.

Ф.А., <...>, замужняя, имеющая на иждивении несовершеннолетнего ребенка, не работала, не судима,

осуждена: по ч. 5 ст. 33, п. "а" ч. 2 ст. 161 (в редакции от 8 декабря 2003 г.) УК РФ к 2 (двум) годам лишения свободы без штрафа.

В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком два года.

На Ф.А. возложена обязанность не менять постоянного места жительства без уведомления государственного специализированного органа, осуществляющего исправление осужденного, являться в указанный орган для регистрации.

Мера пресечения подписка о невыезде оставлена без изменения до вступления приговора в законную силу. В срок отбытия наказания зачтено Ф.А. содержание под стражей с 12 по 14 мая 2003 года.

Б.В.М., <...>, женатый, имеющий на иждивении двух несовершеннолетних детей, несудимый,

осужден: по п. п. "а" ч. 2 ст. 163 УК РФ к 3 (трем) годам лишения свободы; по п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 (в редакции от 8 декабря 2003 г.) УК РФ к 3 (трем) годам лишения свободы без штрафа; по ч. 1 ст. 166 УК РФ к 1 (одному) году лишения свободы; по совокупности указанных преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний к 3 (трем) годам и 6 (шести) месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима, с исчислением срока отбытия наказания с 13 мая 2003 года.

Б.С.И., <...>, гражданин РФ, холост, работал грузчиком, несудимый,

осужден: по п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции закона от 8 декабря 2003 г.) к 2 (двум) годам лишения свободы без штрафа.

В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком два года, с возложением обязанности не менять постоянного места жительства без уведомления государственного специализированного органа, осуществляющего исправление осужденного и являться в указанный орган для регистрации.

Меру пресечения - подписку о невыезде - постановлено оставить без изменения до вступления приговора в законную силу.

А., <...>, женатый, имеющий на иждивении двух несовершеннолетних детей, не работал, не судим,

осужден: по ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 161 УК РФ к 2 (двум) годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком два года с возложением обязанности не менять постоянного места жительства без уведомления государственного специализированного органа, осуществляющего исправление осужденного, и являться в указанный орган для регистрации.

Меру пресечения - подписку о невыезде - постановлено оставить без изменения до вступления приговора в законную силу. В срок отбытия наказания А. зачтено время содержания его под стражей с 29 октября 2003 г. по 7 июля 2004 г.

Приговором постановлено взыскать:

солидарно с осужденных Ф.С. и Р. в пользу Л. в счет возмещения материального ущерба 3300 (три тысячи триста) рублей;

с осужденных Ф.С. и Р. солидарно в пользу Г. в счет возмещения материального ущерба 88890 (восемьдесят восемь тысяч восемьсот девяносто) рублей;

с осужденных Ф.С. и Р. солидарно пользу Е. в счет возмещения материального ущерба 13159 (тринадцать тысяч сто пятьдесят девять) рублей;

с осужденных Р., Ф.С. М. солидарно в пользу О.Р. в счет возмещения материального ущерба 300 (триста) рублей;

с Б.В., Р., Ф.С. и М. солидарно в пользу Б.Г. в счет возмещения материального ущерба 241912 (двести сорок одну тысячу девятьсот двенадцать) рублей и в счет компенсации морального вреда с Р., Ф.С., М. по 1500 (одну тысячу пятьсот) рублей, с Б.В. - 500 (пятьсот) рублей;

с Р., Ф.С., М. в пользу Б.С. в счет компенсации морального вреда по 1500 (одну тысячу пятьсот) рублей, с Б.В. - 500 (пятьсот) рублей;

с осужденного Р. в пользу Г.Т. в счет возмещения материального ущерба 11600 (одиннадцать тысяч шестьсот) рублей;

с осужденного М. в пользу К.И. в счет возмещения материального ущерба 175000 (сто семьдесят пять тысяч) рублей;

с осужденных Б.С.И. и Ф.С. солидарно в пользу Н. в счет возмещения материального ущерба 82000 (восемьдесят две тысячи) рублей;

с осужденных М. и А. солидарно в пользу Комитета по образованию администрации г. Краснокаменска и Краснокаменского района в счет возмещения материального ущерба 100000 (сто тысяч) рублей;

с осужденных К., Б.В. и Ф.С. солидарно в пользу П.В. в счет возмещения материального ущерба 25000 (двадцать пять тысяч) рублей;

с осужденных К., Б.В. и Ф.С. солидарно в пользу П.Г. в счет возмещения материального ущерба 12000 (двенадцать тысяч) рублей;

с осужденных К., Б.В. и Ф.С. солидарно в пользу Б.В.И. в счет возмещения материального ущерба 4000 (четыре тысячи) рублей;

с осужденных Ф.С., Ф.А., Б.В. и Б.В.М. солидарно в пользу П.М. в счет возмещения материального ущерба 1380 (одну тысячу триста восемьдесят) рублей;

с осужденного Ф.С. в пользу Н.О. в счет возмещения материального ущерба 2450 (две тысячи четыреста пятьдесят) рублей.

Р., Ф.С., М. признаны виновными в том, что они в различном сочетании, действуя в составе устойчивой вооруженной группы (банде) и в составе организованной группы совершили разбойные нападения, хищения огнестрельного оружия и боеприпасов, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших.

Б.В. осужден за пособничество в разбойных нападениях.

Р. признан виновным в совершении разбойного нападения, совершенного с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия, и, кроме того, организованной группой в отношении Г.Т.Н. и Г.Н.В.,

Ф.С. и К. осуждены за тайное хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в иное хранилище.

Ф.С. и Б.С.И. осуждены за тайное хищение чужого имущества, совершенное группой лиц, по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба потерпевшему.

Ф.С., кроме того, признан виновным в совершении заранее не обещанного сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем.

Ф.С. и Б.В.М. признаны виновными в открытом хищении чужого имущества, совершенного с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшей, а Б.В. и Ф.А. - в совершении пособничества в грабеже, совершенном группой лиц по предварительному сговору.

Ф.С. осужден за разбойное нападение, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в помещение, с применением предмета, использованного в качестве оружия.

М. признан виновным в открытом хищение чужого имущества, а А. - в совершении пособничества в грабеже.

И. и Б.В.М. осуждены за вымогательство, совершенное под угрозой применения насилия, группой лиц по предварительному сговору.

Б.В.М., кроме того, осужден за неправомерное завладение автомобилем, совершенное без цели хищения.

Преступления совершены на территории Краснокаменского Приаргуского и Забайкальского районов Читинской области при изложенных в приговоре обстоятельствах в период с ноября 2002 года по январь 2003 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Линской Т.Г., объяснения осужденных М., Р., Ф.С. по доводам своих кассационных жалоб, возражения на кассационные жалобы прокурора Саночкиной Е.А., полагавшей, что в отношении Ф.С. в части осуждения его по ст. 175 ч. 1 УК РФ приговор подлежит отмене с прекращением дела производством в связи с истечением срока давности, и просившей об оставлении в остальной части приговора без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах основных и дополнительных:

Осужденный М. просит об изменении приговора. Он считает необоснованным его осуждение по ст. ст. 209 ч. 2, 226 ч. 4 п. п. "а", "б" УК РФ, так как он не был причастен к этим преступлениям. Наказание, назначенное ему за разбой, считает чрезмерно суровым. В жалобе указывается, что он, М., был вовлечен в совершение преступления под угрозой физической расправы со стороны Кур. М. утверждает, что он действовал в состоянии крайней необходимости. Отрицая свою причастность к похищению оружия, М. ссылается на то, что он не был осведомлен о намерении совершить кражу оружия и о совершении данного преступления узнал уже после того, как оно было совершено.

Адвокат Немцова Н.А. просит об отмене приговора с прекращением дела производством в отношении М. в части осуждения его по ст. 209 ч. 2, 226 ч. 4 п. п. "а", "б", 161 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления и о смягчении ему наказания, назначенного по ст. 162 УК РФ с применением ст. ст. 64 и 73 УК РФ. Она считает, что суд не учел в достаточной степени обстоятельства, смягчающие наказание. По мнению адвоката, собранными по делу и исследованными в судебном заседании доказательствами вина М. в участии в банде, в хищении оружия и боеприпасов и в грабеже не установлена. Кроме того, адвокат полагает, что при решении вопроса о наказании М. за разбой суд не учел всех обстоятельств, смягчающих наказание. Адвокат считает, что приговор постановлен с нарушением требований ст. ст. 161, 252, 380, 381 и 382 УПК РФ.

Осужденный Ф.С. просит об отмене приговора с направлением дела на новое рассмотрение. Он считает, что судебное следствие проведено с обвинительным уклоном и нарушением уголовно-процессуального закона. По его мнению, в деле не содержится доказательств, подтверждающих создание банды и наличие ее, поскольку необходимых признаков, определяющих понятие банды в их преступных действиях, не было установлено. Он обращает внимание на то, что он не был участников всех эпизодов совершения преступления в группе, признанной судом бандой.

Осужденный Р., выражая свое несогласие с приговором, высказывает мнение о том, что приговор постановлен с нарушением норм уголовно-процессуального закона, поскольку выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным в стадии судебного разбирательства. Он считает, что необоснованно признан виновным в совершении преступлений в составе банды, обращая внимание на то, что из большого количества преступлений, совершенных в организованной группе, он принял участие только в 4-х преступлениях. По его мнению, в приговоре не содержится надлежащего обоснования выводов суда о том, что имело место объединение в организованную группу. Необоснованным считает Р. его осуждение за хищение огнестрельного оружия, поскольку, похищая сейф, они не знали, что в нем находится.

Осужденный К. считает, что ему назначено чрезмерно суровое наказание, без учета всех обстоятельств, смягчающих его ответственность.

Осужденный М. и адвокат Немцова Н.А. в его защиту просят об отмене приговора в части осуждения М. по ст. 209 ч. 2 УК РФ за непричастностью его к преступлению и по ст. ст. 226 ч. 4 и 161 ч. 1 - за недоказанностью его вины. Кроме того, в жалобах содержится просьба о переквалификации действий М. со ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ (в редакции закона от 13 июня 1996 года) на ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" в редакции того же закона с назначением ему наказания с применением ст. 64 УК РФ. Полагает, что из осуждения М., а подлежат исключению квалифицирующие признаки разбоя совершение "организованной группой" и "в целях завладения имуществом в крупном размере". По мнению адвоката и осужденного, суд при постановлении приговора вышел за рамки обвинения, указав, что преступления М. совершены в банде, и увеличил объем обвинения осужденного, сославшись в приговоре на показания тех свидетелей, которые не отражены в материалах предварительного следствия. Адвокат полагает, что, признавая М. в совершении преступления, предусмотренного ст. 226 УК РФ, суд сослался в приговоре на недопустимые и недостоверные доказательства. В жалобах обращается внимание на показания М. о том, что разбойное нападение им совершено под принуждением и угрозой расправы, которую он воспринимал реально. Однако, по мнению адвоката, суд не дал надлежащей оценки указанным показаниям осужденного и не учел этого обстоятельства при постановлении приговора. В жалобах подвергается критике приговор в части оценки собранных по делу доказательств. В жалобах высказывается мнение о том, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам преступления, установленным в стадии судебного разбирательства. Обращается внимание на наличие противоречий в доказательствах, исследованных в судебном заседании доказательствах, утверждается, что приговор постановлен с нарушением требований процессуального закона, без учета разъяснений, изложенных в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ и сложившейся судебной практики рассмотрения уголовных дел данной категории.

При обсуждении вопроса о назначенном М. наказании адвокат просит учесть его второстепенную роль в преступлении.

Потерпевшие Б.Г. и Б.С. просят об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение, полагая, что осужденным назначено чрезмерно мягкое наказание, без учета тяжести совершенного ими преступления и наступивших последствий. По мнению потерпевших, следствие по делу проведено не полно, без надлежащей проверки обстоятельств, отягчающих ответственность осужденных.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Бушуев А.В. просит об оставлении приговора без изменения, полагая, что собранными по делу доказательствами вина осужденных подтверждена и действия их квалифицированы правильно.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия не усматривает оснований к их удовлетворению, поскольку они противоречат фактическим обстоятельствам дела и опровергаются приведенными в приговоре доказательствами, получившими правильную оценку Суда в их совокупности.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущего отмену приговора, в том числе и права на защиту осужденных, на что содержатся ссылки в кассационных жалобах, при проверке дела Судебной коллегией не установлено.

Юридическая оценка преступным действиям каждого из осужденных дана судом в соответствии с установленными в судебном заседании данными о фактически содеянном каждым из них. Для переквалификации действий кого-либо из осужденных по основаниям, указанным в кассационных жалобах, Судебной коллегией не установлено.

Проверив в стадии судебного следствия все показания осужденных, в том числе и данные ими в период расследования дела, суд обоснованно признал несостоятельными доводы осужденных о том, что они не входили в состав устойчивой вооруженной группы (банды), расценив их как способ самозащиты, с целью избежания ответственности за указанное преступление.

На основании исследованных в судебном заседании и полно приведенных в приговоре доказательств, в том числе и показаний самих осужденных, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Р., Ф.С., М. в совершении преступления, предусмотренного ст. 209 ч. 2 УК РФ. В стадии судебного разбирательства было установлено, что в декабре 2002 года Р., Ф.С. и М. по предложению Р., в отношении которого дело выделено в отдельное производство, организовались в устойчивую вооруженную группу, объединенную единым умыслом, направленным на совершение преступлений и в течение продолжительного времени занимались совместной преступной деятельностью, имея в своем распоряжении транспортные средства (два автомобиля), несколько видов огнестрельного оружия, маски. В состав банды были привлечены и другие ранее судимые лица.

Совершение преступлений преступной группой заранее планировалось, обсуждались и намечались объекты преступных посягательств и состав участников преступлений.

Об устойчивости и сплоченности банды свидетельствует длительный период времени ее преступной деятельности. Так, судом было установлено, что в период с 18 января по 12 февраля 2003 года бандой - группой лиц в различном сочетании было совершено шесть разбойных нападений.

Из дела видно, что для совершения разбойных нападений устойчивой преступной группой заранее выбирались материально обеспеченные лица, занимающиеся коммерческой деятельностью.

К выводу о доказанности вины М. в совершении 28 ноября 2002 года открытого похищения ста тысяч рублей суд пришел на основании показаний самого М. и А., признавших свою вину в совершении указанного преступления, и дали показания, уличающие друг друга в совершении этого преступления. Данных о том, что М. совершил указанное преступление под воздействием угроз, в состоянии крайней необходимости, в деле не содержится, поэтому Судебная коллегия не может признать состоятельными доводы М. и адвоката Немцовой в этой части.

Приведенные в жалобе М. и адвоката Немцовой доводы о необоснованном осуждении М. за хищение огнестрельного оружия у К. опровергаются приведенными в приговоре показаниями потерпевших К-ых. Потерпевшая К.И. опознала М. как лицо, совершившее разбойное нападение на нее и на ее семью, и показала, что М. во время совершения нападения имел при себе пистолет, который приставил к голове мужа и угрожал расправой с мужем и ее детьми. В это время двое других, из группы нападавших на них лиц, требовали от нее выдачи денег. В процессе разбойного нападения был взломан оружейный сейф и похищены ружье и патроны. К-н дал аналогичные показания. Оба потерпевшие показали что, именно М. требовал указать место хранения ружья. Не доверять показаниям потерпевших у суда не имелось оснований.

Таким образом, суд признал установленным, что М. являлся непосредственным участником указанного преступления, находился на месте происшествия в процессе совершения хищения огнестрельного оружия, и воспринимался потерпевшими как активный и опасный для них член группы, осуществляющей единый преступный умысел. При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о том, что М. являлся участником преступления, предусмотренного ст. 226 ч. 4 п. п. "а", "б" УК РФ.

Опровергаются материалами судебного следствия и приведенные в кассационной жалобе Р. доводы о том, что он необоснованно осужден по ст. 226 ч. 4 п. п. "а", "б" УК РФ за хищение оружия и боеприпасов в процессе совершения разбойного нападения 12 февраля 2003 года на Г., поскольку он не был осведомлен о том, что, вместе с сейфом, они похищают и оружие. Из показаний Р. и Ф.С. усматривается, что разбойное нападение на Г. они совершили по предложению Р., О. и А. После того, как они приняли меры к подавлению сопротивления потерпевших и проникли в квартиру, они, помимо вещей и других ценностей, похитили ружейный сейф, из которого впоследствии были изъяты ружье и боеприпасы. Кроме того, Ф.С. взял из шкафа патронташ с патронами к охотничьему ружью. Из показаний потерпевшей Г. видно, что в процессе совершения разбойного нападения. Указанные доказательства, по мнению Судебной коллегии, получили правильную оценку в приговоре. Соглашаясь с выводами суда о доказанности вины осужденных и признавая правильной квалификацию их преступных действий, Судебная коллегия вместе с тем считает, что в отношении Ф.С. приговор подлежит отмене с прекращением дела производством в части осуждения его по 175 ч. 1 УК РФ в связи с истечением сорока давности.

При решении вопроса о наказании осужденных суд учел повышенную общественную опасность совершенных ими преступлений, данные, характеризующие личность каждого из них, обстоятельства, отягчающие и смягчающие наказание, степень участия и роль каждого осужденного в преступлении. Решение суда в этой части в приговоре полно мотивировано, и оснований для признания приговора необоснованным в части назначенного осужденным наказания, у Судебной коллегии не имеется. Поэтому Судебная коллегия не усматривает оснований ни к смягчению наказания кому-либо из осужденных, ни к отмене приговора за мягкостью назначенного осужденным наказания, как об этом просят потерпевшие.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Читинского областного суда от 4 октября 2004 года в отношении Ф.С. в части осуждения его по ст. 175 ч. 1 УК РФ отменить и дело производством прекратить за истечением сроков давности. Назначить Ф.С. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 209 ч. 2, 162 ч. 3 п. п. "а", "б", 226 ч. 4 п. п. "а", "б", 161 ч. 2 п. п. "а", "г" (в редакции закона от 8 декабря 2003 года), 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" (в редакции закона от 8 декабря 2003 года) 13 (тринадцать) лет и 9 месяцев лишения свободы, по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ, с частичным присоединением не отбытого наказания по предыдущему приговору к 14 (четырнадцати) годам и 9 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор в отношении Ф.С., Р., М., Б.В., К., И., Ф.А., Б.В.М., Б.С.И., А. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"