||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 октября 2005 года

 

Дело N 46-Г05-11

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Пирожкова В.Н.,

    судей                                           Макарова Г.В.,

                                                    Манохиной Г.В.

 

рассмотрела в судебном заседании от 19 октября 2005 г. гражданское дело по заявлению прокурора Самарской области о признании недействующими отдельных норм Законов Самарской области N 99-ГД от 01.12.2003 "О внесении изменения и дополнения в Закон Самарской области "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, спиртосодержащей и алкогольной продукции на территории Самарской области" и от 13.10.1998 N 26-ГД "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, спиртосодержащей и алкогольной продукции на территории Самарской области" по кассационному представлению и.о. прокурора Самарской области на решение Самарского областного суда от 12 июля 2005 г., которым постановлено: "Признать недействующей статью 2 Закона Самарской области N 99-ГД от 01.12.2003 "О внесении изменения и дополнения в Закон Самарской области "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, спиртосодержащей и алкогольной продукции на территории Самарской области" со дня принятия. В остальной части требований прокурора Самарской области отказать. Обязать Самарскую Губернскую Думу и губернатора Самарской области опубликовать в газете "Волжская коммуна" сведения о принятом решении после вступления его в законную силу".

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Макарова Г.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Масаловой Л.Ф., полагавшей представление прокурора подлежащим удовлетворению, Судебная коллегия

 

установила:

 

в связи с принятием оспариваемого прокурором п. 2 ст. 1 Закона области N 99-ГД от 01.12.2005 статья 4 Закона Самарской области от 13.10.1998 N 26-ГД "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, спиртосодержащей и алкогольной продукции на территории Самарской области" изложена в новой редакции. Пункт 3 этой статьи закрепляет следующее положение: "Осуществление контроля за оборотом алкогольной продукции направлено на подтверждение легальности оборота алкогольной продукции, предназначенной для розничной продажи на территории Самарской области, и включает в себя следующие мероприятия: проверка оформления отгрузочных и сопроводительных документов установленным требованиям; проверка законности использования товарных знаков и мест происхождения товаров; проверка наличия и подлинности федеральных специальных марок; проверка наличия на алкогольной продукции информации, требуемой в соответствии с законодательством о защите прав потребителей, и ее достоверности".

Прокурор оспаривает приведенные выше положения в части включения в состав контроля за оборотом алкогольной продукции проверки законности использования товарных знаков и мест происхождения товаров; проверки наличия и подлинности федеральных специальных марок, ссылаясь на то, что такое требование противоречит федеральному законодательству. В частности, указал на то, что использование товарных знаков и мест происхождения товаров регулируется Законом РФ от 23 сентября 1992 г. N 3520-1 "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров", а именно ст. ст. 2, 31, 43 этого Закона, осуществление государственной политики и предусмотренных им функций в сфере правовой охраны товарных знаков и наименований мест происхождения товаров возложено на федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности; федеральное законодательство не предусматривает функции государственного контроля, в том числе субъектов РФ, в отношении использования товарных знаков и наименований мест происхождения товаров; правовая охрана товарного знака в Российской Федерации предоставляется на основании его государственной регистрации в порядке, установленном настоящим Законом, или в силу международных договоров Российской Федерации, а охрана наименования места происхождения товара в РФ возникает на основании его регистрации в порядке, установленном настоящим Законом, или в силу международных договоров Российской Федерации; проверка наличия и подлинности федеральных специальных марок относится к специальным защитным мерам, проводимым Российской Федерацией, в частности ФЗ от 22.11.1995 N 171-ФЗ "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции", ст. 204 части второй Налогового кодекса РФ.

Считал, что пункт 6 ст. 4 Закона области N 26-ГД от 13.10.1998 также не соответствует действующему законодательству, но в ходе рассмотрения дела от требования в этой части отказался, отказ принят судом и производство прекращено.

Указывал на незаконность ст. 2 областного Закона N 99-ГД от 01.12.03, согласно которой он вступает в силу со дня его официального опубликования. Такое указание не основано на положении п. 5 ст. 8 ФЗ от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ", предусматривающей, что законы и иные нормативные правовые акты субъекта РФ по вопросам защиты прав и свобод человека и гражданина вступают в силу не ранее чем через десять дней после их официального опубликования.

По делу постановлено приведенное выше решение.

В кассационном представлении указывается о несогласии с решением суда в части отказа в удовлетворении заявления прокурора, ставится вопрос об отмене решения в этой же части и принятии нового решения об удовлетворении заявленного требования.

В обоснование представления указывается на то, что данный судебный акт в обжалуемой части является незаконным и необоснованным. Непринятие судом приведенных в первоначальном заявлении прокурора доводов повлекло неправильное применение норм материального права и оставлении в силе положений, противоречащих федеральному законодательству. Ссылка суда на то, что проверка наличия и подлинности федеральных специальных марок является необходимым предварительным условием для проведения субъектом Российской Федерации специальных защитных мер, в том числе для маркировки алкогольной продукции региональными специальными марками, несостоятельна. Так, абзацем 7 ч. 2 ст. 12 вышеназванного Федерального закона от 22.11.95 N 171-ФЗ установлено, что маркировка алкогольной продукции региональными специальными марками осуществляется при условии проверки качества алкогольной продукции, а следовательно, единственным обязательным условием для маркировки алкогольной продукции региональными специальными марками является проверка качества алкогольной продукции.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационного представления, Судебная коллегия не находит оснований для его удовлетворения.

При вынесении решения в обжалуемой части, суд первой инстанции исходил из того, что требования прокурора о признании недействующими пункта 2 ст. 1 Закона области N 99-ГД от 01.12.03 и пункта 3 ст. 4 Закона области N 26-ГД от 13.10.1998 в части включения в состав контроля за оборотом алкогольной продукции проверки законности использования товарных знаков и мест происхождения товаров; проверки наличия и подлинности федеральных специальных марок не подлежат удовлетворению. Ссылка прокурора на Закон РФ "О товарных знаках..." не может быть признана обоснованной, так как этот Закон предусматривает только осуществление функций в сфере правовой охраны товарных знаков и наименований мест происхождения товаров федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности, который лишь проводит экспертизу, регистрирует товарные знаки, наименования мест происхождения товаров и выдает соответствующие охранные документы на них. В соответствии с абз. 8 п. 1 ст. 6 ФЗ N 171-ФЗ от 22.11.1995 проведение государственного контроля за качеством, объемом производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, в том числе через введение специальных защитных мер в отношении предназначенной для розничной продажи алкогольной продукции, отнесено к предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, а следовательно, проведение дополнительных мероприятий в целях контроля за оборотом алкогольной продукции, предусмотренных Законом Самарской области "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, спиртосодержащей и алкогольной продукции на территории Самарской области" не противоречит федеральному законодательству. Согласно абз. 4 п. 2 ст. 12 ФЗ N 171-ФЗ алкогольная продукция, произведенная на территории Российской Федерации и предназначенная для розничной продажи, маркируется региональными специальными марками того субъекта Российской Федерации, на территории которого осуществляется ее розничная продажа. Пункт 3 статьи 12 этого Закона определяет, что федеральная специальная марка, акцизная марка и региональная специальная марка являются документами государственной отчетности, удостоверяющими законность (легальность) производства и (или) оборота на территории Российской Федерации алкогольной продукции, указанной в пункте 2 настоящей статьи, и осуществления контроля за уплатой налогов. Региональная специальная марка, кроме того, является подтверждением проведения субъектом Российской Федерации специальных защитных мер, включающих в себя проверку качества и безопасности алкогольной продукции, предназначенной для розничной продажи на территории соответствующего субъекта Российской Федерации, и осуществление контроля за оборотом алкогольной продукции на указанной территории.

Приведенные выше положения законодательства указывают, что проведение субъектами РФ защитных мер в отношении розничной продажи алкогольной продукции должно носить комплексный характер и предусматривать в том числе проведение проверки всех документов государственной отчетности, удостоверяющих законность (легальность), и (или) оборота алкогольной продукции на территории соответствующего субъекта Российской Федерации, в том числе и маркировки алкогольной продукции региональными специальными марками.

Судебная коллегия находит вывод суда по делу правильным, так как не усматривает оснований считать, что оспариваемые прокурором положения выходят за пределы предусмотренного ст. 6 ФЗ N 171-ФЗ от 22.11.1995 круга полномочий субъекта РФ по установлению и осуществлению комплекса мер по упорядочению поставок и розничной продажи алкогольной продукции в целях защиты здоровья и жизни граждан. Не усматривается также оснований согласиться с позицией, что оспариваемым Законом устанавливаются правила, которые не связаны с контролем за качеством алкогольной продукции, а касаются вопросов, регулируемых Законом "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров".

В решении суда приведены нормы права, на основании которых сделан вывод по делу и оснований считать его неправильным не имеется.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

решение Самарского областного суда оставить без изменения, а кассационное представление и.о. прокурора Самарской области - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"