||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 12 октября 2005 г. N 350п05

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Лебедева В.М.,

членов Президиума - Верина В.П., Карпова А.И., Кузнецова В.В., Попова Г.Н., Радченко В.И., Серкова П.П. -

рассмотрел уголовное дело по надзорным жалобам осужденных Г. и С.Ю. на приговор суда Ханты-Мансийского автономного округа от 18 июня 2003 года и кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2003 года.

По приговору суда Ханты-Мансийского автономного округа от 18 июня 2003 года

Г., <...>, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 119 УК РФ на 1 год; по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "к" УК РФ на 9 лет 6 месяцев, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

С.Ю., <...>, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "к" УК РФ на 11 лет 6 месяцев; по ст. 119 УК РФ на 1 год, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний ему назначено 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2003 года приговор в отношении них оставлен без изменения.

Этим же приговором осуждены К.С., К.Е. и Н., надзорное производство в отношении которых не возбуждено.

В надзорной жалобе осужденного Г. ставится вопрос об отмене кассационного определения в связи с нарушением положений п. 3 ст. 63 УПК РФ о недопустимости повторного участия судьи в рассмотрении дела судом кассационной инстанции. Кроме того, автор жалобы просит о смягчении меры наказания, с учетом того, что он признал свою вину в содеянном.

В надзорной жалобе осужденного С.Ю. ставится вопрос об изменении состоявшихся в отношении него судебных постановлений, исключении осуждения его по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку его умыслом не охватывалось причинение особых мучений и страданий потерпевшей, а также просит о смягчении меры наказания, с учетом его активной роли в раскрытии преступления и изобличении иных участников преступления, раскаяния в содеянном, положительных характеристик.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Дорошкова В.В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорных жалоб и вынесения постановлений о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., полагавшего надзорные жалобы оставить без удовлетворения, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

С.Ю. и Г. признаны виновными в угрозе убийством и в убийстве С. с особой жестокостью, группой лиц по предварительному сговору, с целью сокрытия другого преступления.

Преступления совершены ими 27 июня 2001 года в лесном массиве в районе пос. Западный г. Нягань Тюменской области при следующих, изложенных в приговоре обстоятельствах.

27 июня 2001 года С.Ю., К.С., К.Е., Г., Н. и потерпевшая С. на автомобиле под управлением С.Ю., приехали в лесной массив, где употребляли спиртные напитки. Между К.С., С.Ю. и С. произошла ссора, по поводу денежных долгов С. Во время ссоры С.Ю. предложил всем участникам совершить угрозу убийством в отношении С., а именно, привязать потерпевшую к дереву, с угрозой сожжения заживо. Все они с этим предложением согласились. После чего С.Ю. достал из багажника автомобиля веревку и совместно с К.С. и К.Е. стали держать С. возле дерева, а Н. и Г. привязали веревкой потерпевшую к дереву.

После этого С.Ю. достал из багажника автомобиля двух литровую пластмассовую бутылку, наполненную бензином, разлил бензин вокруг С. и поджег его. После чего К.С. взяла ту же бутылку с бензином и плеснула из бутылки бензин на тело потерпевшей, бензин вспыхнул. С., объятая огнем, сползла вниз по дереву, освободилась от веревок потушила на себе огонь. Затем она стала убегать, но ее догнал С.Ю., сбил с ног. В результате воздействия огня С. были причинены легкие телесные повреждения.

Сознавая, что совершено преступление - угроза убийством с причинением телесных повреждений и потерпевшая может заявить о нем в милицию, К.С. предложила убить С., чтобы скрыть совершенное преступление. С предложением К.С. все согласились. Для осуществления замысла на убийство С., С.Ю. и К.Е. взяли потерпевшую под руки, насильно перетащили последнюю в глубь леса. За ними пришли Н. и Г., которые принесли с собой буксировочную веревку. С.Ю. и К.Е. стали держать потерпевшую, а Н. и Г. связали последнюю принесенной веревкой, чтобы легче было убить С. После того как С. была связана, С.Ю. взял деревянную палку и с целью убийства нанес ею С. несколько ударов по голове. Затем он взял бутылку с бензином и с целью сожжения потерпевшей заживо облил тело С. бензином, после чего поджег его. Объятая пламенем, потерпевшая встала на ноги и начала тушить огонь, скидывая с себя одежду. Тогда К.Е. также взял палку и нанес несколько ударов по голове и туловищу С. От полученных ударов потерпевшая упала на землю. После этого К.Е. и Г. положили на тело С. ее горящую одежду, ветки деревьев, С.Ю. вновь облил бензином тело потерпевшей. Бензин загорелся, но через некоторое время бензин выгорел и огонь потух. Тогда по предложению С.Ю., он К.Е. и Г., положили труп потерпевшей на кусок ткани, оттащили труп еще дальше в лес, где спрятали между двумя поваленными деревьями, засыпав мхом и сухой листвой. Недалеко от трупа спрятали и остатки одежды потерпевшей, после чего с места происшествия скрылись.

В надзорной жалобе осужденного Г. ставится вопрос об отмене кассационного определения в связи с нарушением положений п. 3 ст. 63 УПК РФ о недопустимости повторного участия судьи в рассмотрении дела судом кассационной инстанции, а также о смягчении меры наказания, с учетом того, что он признал свою вину.

В надзорной жалобе осужденного С.Ю. ставится вопрос об изменении состоявшихся в отношении него судебных постановлений, исключении осуждения его по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку его умыслом не охватывалось причинение особых мучений и страданий потерпевшей, а также о смягчении меры наказания, с учетом его активной роли в раскрытии преступления и изобличении иных участников преступления.

Рассмотрев уголовное дело по надзорным жалобам осужденных Г. и С.Ю., Президиум находит доводы жалобы необоснованными.

Виновность Г. и С.Ю. в угрозе убийством и в убийстве С. с особой жестокостью, по предварительному сговору группой лиц, с целью сокрытия другого преступления установлена совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре.

В частности, из показаний осужденных С.Ю. (т. 1 л.д. 130 - 134, 143 - 145, 253 - 257; т. 2 л.д. 86 - 87, 208 - 210), К.Е. (т. 1 л.д. 149 - 151, 153 - 157, 165 - 167; т. 2 л.д. 180 - 182), Г. (т. 1 л.д. 76 - 79, 81 - 85, 93 - 96, 261 - 265; т. 2 л.д. 90 - 91, 198 - 201), Н. (т. 1 л.д. 100 - 102, 104 - 108, 247 - 250, 253 - 257, 261 - 265; т. 2 л.д. 189 - 191), К.С. (т. 1 л.д. 66 - 70, 172 - 174, 187 - 188; т. 2 л.д. 82 - 83, 86 - 87, 219 - 222), данных ими в ходе предварительного следствия и признанных судом достоверными, следует, что все они угрожали убийством С., а затем убили ее (путем сожжения) по предварительному сговору группой лиц с целью сокрытия ранее совершенного преступления (угрозы убийством).

При этом они уточнили, что С.Ю. предложил совершить угрозу убийством в отношении С. и все осужденные с этим предложением согласились. Угрожая убийством, С.Ю. вместе с К.С. и К.Е. держали потерпевшую возле дерева, а Н. и Г. привязали ее к дереву. С.Ю. наполнил бутылку бензином, разлил вокруг С. и поджег его. Когда С. освободилась от веревок и попыталась убежать, К.С. предложила убить потерпевшую и другие осужденные согласились. С целью убийства С.Ю. и К.Е. затащили С. вглубь леса, Н. и Г. принесли веревку и связали ею потерпевшую. С.Ю. деревянной палкой нанес несколько ударов по голове потерпевшей, облил С. бензином и поджег. К.Е. и Г. клали на тело потерпевшей горящую одежду, ветки деревьев.

Эти показания объективно подтверждаются данными, содержащимися в протоколах осмотра места происшествия (т. 1 л.д. 3 - 9, 27 - 31, 71), выводами актов судебно-биологических, дактилоскопической, судебно-медицинских экспертиз (т. 1 л.д. 38 - 39, 123 - 132, 195 - 197, 214, 215, 225 - 227; т. 2 л.д. 123 - 132, 143 - 146, 147, 161 - 162).

Из протокола осмотра места происшествия и фототаблицы к нему усматривается, что в лесном массиве был обнаружен труп С. с признаками насильственной смерти.

Данные протокола осмотра места происшествия и фототаблицы согласуются с показаниями осужденных о месте совершения преступления, местонахождении трупа после его сокрытия, характере и механизме нанесения телесных повреждений С.

На месте происшествия обнаружены и изъяты бутылки из-под пива, пачки из-под сигарет "Петр-1", а также пустая пластиковая бутылка емкостью два литра с запахом бензина, которые оставили осужденные.

Возле дерева, где привязывали потерпевшую, и возле костра, где осужденные пытались сжечь живую потерпевшую, обнаружены фрагменты буксировочного автомобильного троса, фрагменты обгоревшей одежды потерпевшей, бюстгальтер, части бордового платья, которые были на потерпевшей перед ее убийством, а также деревянная палка, которой С.Ю. с другим осужденным наносили удары по голове и другим частям тела С.

Согласно выводам заключений дактилоскопической и биологической экспертиз обнаруженный на пластиковой бутылке с запахом бензина след пальца оставлен указательным пальцем правой руки С.Ю., а на деревянной палке, служившей орудием убийства С., обнаружена ее кровь.

На трупе потерпевшей, как видно из актов судебно-медицинской экспертизы и судебно-гистологического исследования (т. 2 л.д. 143 - 149), на трупе С. обнаружены множественные прижизненные телесные повреждения, часть из которых возникла от воздействия пламени при жизни, а смерть ее наступила от тупой травмы головы с переломом костей свода и основания черепа, костей лицевого скелета. Кроме того, из акта судебно-медицинской экспертизы следует, что мягкие ткани волосистой части головы в лобной области, на лице, переднебоковых поверхностей шеи, области грудины и верхнего отдела живота частично или полностью отсутствуют.

Выводы экспертов согласуются с показаниями осужденных о способе угрозы убийством, воздействии пламени, убийстве путем нанесения неоднократных ударов деревянной палкой в область головы и сожжения.

Поскольку осужденные Г., С.Ю. и Н. принимали участие в совершении по предварительному сговору группой лиц действий, образующих объективную сторону убийства, в том числе и путем сожжения, они обоснованно признаны соисполнителями данного преступления.

В связи с этим доводы осужденного С.Ю. об исключении осуждения его по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ не подлежат удовлетворению. Способ убийства С. путем применения огня обоснованно признан судом особо мучительным для потерпевшей, несмотря на то, что непосредственной причиной ее смерти явилась черепно-мозговая травма.

Множественные телесные повреждения, полученные в результате воздействия пламени, были причинены С. прижизненно.

Вопреки доводам надзорной жалобы осужденного Г., суд кассационной инстанции при повторном рассмотрении данного уголовного дела не нарушил требований ст. 63 УПК РФ. Предыдущее кассационное определение от 25 ноября 2002 года не было отменено, и в силу положений ч. 2 ст. 63 УПК РФ судья вправе был повторно принимать участие в рассмотрении дела в суде кассационной инстанции.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями уголовного закона и оснований для его смягчения не имеется.

Суд учел в качестве смягчающего наказание обстоятельства тот факт, что осужденные впервые совершили преступление. Учитывались судом при назначении наказания и положительные характеристики осужденных.

Обоснованно суд не признал наличие у С.Ю. смягчающего наказание обстоятельства - активного способствования раскрытию преступления, поскольку способствование со стороны осужденного не было активным и добровольным, а имело место под давлением имеющихся в материалах дела улик.

Вместе с тем Президиум считает необходимым внести изменения в состоявшиеся по делу судебные постановления в отношении осужденных Г. и С.Ю. по следующим основаниям.

В соответствии с положениями ч. 2 ст. 15 УК РФ преступление, предусмотренное ст. 119 УК РФ, относится к преступлению небольшой тяжести.

В силу п. "а" ч. 1 ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести прошло 2 года.

Суд установил, что преступление, предусмотренное ст. 119 УК РФ, С.Ю. и Г. совершили 27 июня 2001 года. Данных о том, что они уклонялись от следствия и суда, в материалах дела нет. К моменту рассмотрения дела в суде кассационной инстанции, то есть после поступления дела в суд, но до его рассмотрения и вступления приговора суда в законную силу (22 декабря 2003 года), истекли сроки давности по ст. 119 УК РФ, предусмотренные п. "а" ч. 1 ст. 78 УК РФ.

В связи с этим приговор суда и кассационное определение в отношении осужденных Г. и С.Ю. в части осуждения их по ст. 119 УК РФ подлежат изменению в связи с истечением сроков давности уголовного преследования за преступление, предусмотренное ст. 119 УК РФ осужденные подлежат освобождению от наказания, назначенного по этой статье УК РФ.

Подлежит также исключению указание о назначении им наказания по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 408 и 410 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

1. Надзорные жалобы осужденных Г. и С.Ю. оставить без удовлетворения.

2. Приговор суда Ханты-Мансийского автономного округа от 18 июня 2003 года и кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2003 года в отношении Г. и С.Ю. изменить. Освободить их от наказания, назначенного по ст. 119 УК РФ, за истечением сроков давности уголовного преследования.

Исключить указание о назначении им наказания по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Эти же судебные решения в части осуждения Г. по п. п. "д", "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 9 лет 6 месяцев лишения свободы, С.Ю. по п. п. "д", "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 11 лет 6 месяцев лишения свободы, с отбыванием ими наказания в исправительной колонии строгого режима оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"