||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 октября 2005 года

 

Дело N 81-о05-61

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                        Кудрявцевой Е.П.,

    судей                                         Ермолаевой Т.А.,

                                                   Боровикова В.П.

 

рассмотрела в судебном заседании от 12 октября 2005 года кассационные жалобы осужденных П. и К. и адвокатов Кручинина Ю.А. и Зинер Ю.В., кассационное представление государственного обвинителя Караваевой Н.А. на приговор Кемеровского областного суда от 11 апреля 2005 года, по которому

П., <...>, ранее судимый: 01.10.2003 мировым судьей судебного участка Куйбышевского района г. Новокузнецка по ст. ст. 112 ч. 1, 115, 116 УК РФ к 1 году лишения свободы, условно, с испытательным сроком в один год, осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 13 (тринадцать) лет. На основании ст. 70 ч. 1 УК РФ по совокупности приговоров неотбытое наказание по приговору от 01.10.2003 мирового судьи судебного участка Куйбышевского района г. Новокузнецка присоединено частично и окончательно П. назначено наказание - 13 лет 6 месяцев (тринадцать лет шесть месяцев) лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

К., <...>, ранее не судимый, осужден: по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 12 лет (двенадцать лет); по ст. 111 ч. 3 п. "б" УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 8 лет (восемь лет).

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено К. 17 (семнадцать) лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Взыскано с П. и К. в пользу К.Ю. компенсация морального вреда по 80000 рублей с каждого.

Заслушав доклад судьи Ермолаевой Т.А., объяснения осужденного П., поддержавшего жалобу, выступление адвоката Карпухина С.В., просившего об отмене приговора, прокурора Тришеву А.А., не поддержавшую кассационное представление и полагавшую приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

согласно приговору П. и К. признаны виновными в том, что совершили убийство, то есть умышленное причинение смерти гражданину К.В., группой лиц, а К. и в том, что совершил умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, в отношении двух или более лиц.

Преступления П. и К. совершили в г. Новокузнецке Кемеровской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре 7 марта 2004 года, около 6 часов утра.

В кассационном представлении поставлен вопрос об отмене приговора в отношении П. ввиду неправильного применения уголовного закона, которое выразилось в том, что назначив наказание по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ, суд в резолютивной части приговора не принял решения об отмене условного осуждения по предыдущему приговору на основании ст. 74 ч. 5 УК РФ.

В кассационных жалобах:

Адвокат Кручинин в защиту интересов осужденного К. просит об отмене приговора в части осуждения его по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ, полагая, что доказательств вины его в убийстве К.В. не имеется, в обоснование своей просьбы в этой части адвокат ссылается на показания К., отрицавшего свою вину в убийстве, а также на то, что суд исказил в приговоре показания свидетеля П., который никогда, по мнению адвоката, не говорил о том, что видел, как К. нанес удар ножом К.В. Ссылается адвокат и на то, что свидетели А. не опознали К. как участника драки, а суд искажает и их показания, А. якобы видел, что К. нанес удар ножом в грудь К.В. К изменению показаний потерпевшими В-ми о том, что удар К.В. ножом нанес К., а не П., необходимо отнестись критически. Факт опознания потерпевшим С. К. по глазам адвокат подвергает сомнению. Считает, что суд дал оценку показаниям допрошенных по делу лиц с обвинительным уклоном. Адвокат просит переквалифицировать действия К. со ст. 111 ч. 3 УК РФ на ст. 118 УК РФ, считая, что не собрано достаточных доказательств того, что К. умышленно причинил тяжкий вред здоровью потерпевших, и со ссылкой на показания К., не отрицавшего, что он размахивал в драке предметом, похожим на нож.

Адвокат Зинер в защиту интересов осужденного П. просит приговор отменить и дело в отношении П. прекратить. Считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, нарушены нормы УПК РФ. Считает, что суд перечислил доказательства, не дав им никакой оценки. Исказил в приговоре показания свидетелей и потерпевших, данные ими в судебном заседании. Не приведены и не оценены доказательства, которые свидетельствуют о невиновности П. Считает, что суд необоснованно критически оценил показания свидетеля К.А. - брата осужденного о том, что нападавшей стороной являлись потерпевшие по делу. Анализируя показания свидетелей К.А., П. и потерпевшего В., адвокат делает вывод об отсутствии доказательств наличия у П. ножа и того, что он кому-либо причинил телесные повреждения.

Анализируя протоколы опознания П. потерпевшими В. и С. и их показания, защита считает, что со стороны потерпевших мог иметь место оговор П. (намеренный или в результате добросовестного заблуждения). Не учел суд и того, что потерпевшие заявляли о невозможности опознать нападавших в начале следствия, а спустя пять месяцев опознали П., что порождает сомнения в достоверности их показаний. Заключение судебно-медицинской экспертизы носит предположительный характер и не может являться бесспорным доказательством вины П.

Считает адвокат необоснованным и назначение наказания П. на основании ст. 70 ч. 1 УК РФ, так как условное осуждение судом не было отменено.

Осужденный П. считает приговор незаконным и необоснованным. Не добыто доказательств того, что он нанес удар ножом К.В. Ссылается на то, что суд не исследовал показания свидетеля П., хотя его показания являются убедительным доказательством как незаинтересованного свидетеля. Суд не учел, что не проводилось следственного эксперимента. Ссылается на то, что в приговоре показания П. изложены не так, как он говорил в суде. Потерпевшие В. и С. оговаривают его в преступлении. Дело рассмотрено с обвинительным уклоном. Отрицает факт нанесения удара ножом К.В. и просит приговор отменить и дело прекратить

Осужденный К. просит приговор отменить. В то же время просит применить к нему ст. ст. 61, 62 и 64 УК РФ и учесть смягчающие обстоятельства, которые влияют на размер наказания. Просит изменить вид режима отбывания наказания. В то же время ссылается на то, что судом не взяты во внимание доказательства, относящиеся к личности подсудимого. Не учтено, что он имеет малолетнего ребенка.

Государственный обвинитель в возражениях на жалобы просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и представлении, Судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора.

Вывод суда о виновности К. и П. в содеянном соответствует материалам дела и подтвержден приведенными в приговоре доказательствами.

Доводы о том, что инициаторами конфликта явились потерпевшие, которые напали на осужденных, избили их с применением ножей, а осужденные лишь оборонялись, был судом тщательно исследован и обоснованно отвергнут как несостоятельный.

Так, свидетели А., К. и П. подтвердили в суде, что именно осужденные первыми напали на потерпевших и стали их избивать.

При этом П. пояснила, что осужденные целенаправленно шли, чтобы догнать впереди идущую компанию парней. Шли они в быстром темпе, что-то обсуждали, а когда догнали потерпевших, кто-то из них сказал: "Вот они!", после чего сразу же стали наносить потерпевшим удары.

Свидетели К.А. и П., принимавшие участие в драке на стороне осужденных, также подтвердили в суде, что после фразы П. о том, что с обидчиками надо разобраться, они направились в сторону вокзала, чтобы догнать компанию, и, догнав их у ателье "Фантазия", напали на них.

При этом П. уточнил, что ножи были именно у осужденных, а не у потерпевших. К.А. на следствии также пояснял, что ножи были у К. и П., что опровергает показания осужденных, заявивших, что ножи принадлежали потерпевшим.

Является обоснованным вывод суда о причинении ножевых ранений потерпевшему К.В. обоими осужденными в группе, а также юридическая оценка их действий в этой части, поскольку данный факт установлен доказательствами, приведенными в приговоре, в том числе показаниями потерпевших, прямо указавших на П. и К.

Так, потерпевший А. пояснял, что П. и К. вместе подбежали к К.В. Потерпевший С. показывал о том, что П. ударил К.В. в шею, а К. в грудь. Потерпевший В. показал о том, что на К.В. напали П. и К.

Свидетель П., на которого осужденный П. указывает в жалобе, как на незаинтересованного свидетеля, показывал, что К. ударил К.В. ножом в грудь, а П. в голову или шею.

Анализ показаний вышеприведенных лиц в их совокупности свидетельствует о том, что доводы о неосторожном характере действий осужденного К. при причинении ножевых ранений потерпевшим А., В. и С. и переквалификации его действий на ст. 118 УК РФ, предусматривающую ответственность за причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, нельзя признать состоятельными.

Ссылка на то, что К. в процессе борьбы с потерпевшими отобрал принадлежавший последним нож и стал обороняться, размахивая им, причинив по неосторожности телесные повреждения, является надуманной, так как осужденный в судебном заседании отказался от своих показаний в части применения ножа и причинения ранений потерпевшим при обстоятельствах, изложенных в жалобе адвоката, заявив суду, что указанные повреждения потерпевшие могли получить в результате драки с другими подростками.

Изменение показаний осужденного относительно фактических обстоятельств дела свидетельствует о попытке избрать наиболее выгодную для себя позицию с целью избежания ответственности за содеянное, в связи с чем суд обоснованно к его показаниям, данным в судебном заседании, отнесся критически, признав их не соответствующими действительности.

Нельзя согласиться с доводами о том, что в приговоре показания ряда свидетелей искажены. Содержание двух процессуальных документов (протокола судебного заседания и приговора) соответствует друг другу, а замечания на протокол судебного заседания стороной защиты и осужденными не подавались.

Доводы осужденных о чрезмерной суровости наказания несостоятельны. Наказание назначено им в соответствии с требованиями закона, с учетом характера, степени, общественной опасности совершенного преступления, роли каждого, а также данных о личности виновных и других обстоятельств дела, в том числе приведенных в кассационных жалобах.

Оснований для отмены приговора в отношении П. по доводам, изложенным в кассационном представлении, Судебная коллегия не усматривает.

Принимая решение об отмене П. условного осуждения, суд в мотивировочной части приговора надлежаще со ссылкой на нормы права обосновал его и выразил в соответствующей процессуальной форме.

Повторное, формальное перенесение этого решения в резолютивную часть приговора, что не было выполнено судом, хотя и является нарушением, однако не может быть признано существенным, влекущим отмену приговора, поскольку на его законность и обоснованность оно не влияет.

В силу изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Кемеровского областного суда от 11 апреля 2005 года в отношении П. и К. оставить без изменения, кассационные жалобы и кассационное представление - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"