||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 сентября 2005 года

 

Дело N 33-о05-41

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Куменкова А.В.,

    судей                                          Истоминой Г.Н.,

                                                      Грицких И.И.

 

рассмотрела в судебном заседании от 29 сентября 2005 г. кассационные жалобы осужденного Е. и адвоката Соколова Н.Ф. на приговор Ленинградского областного суда от 22 ноября 2004 г., которым

Е., <...>, русский, с образованием 8 классов, женатый, судимый 7 мая 1990 года по ст. 103 УК РСФСР к десяти годам лишения свободы, освобожденный 27 августа 1999 года по отбытии наказания, -

осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ (по эпизоду обвинения, связанного с потерпевшим Н.) к девяти годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, по эпизоду обвинения, связанного с потерпевшим С.С., Е. оправдан за непричастностью к совершению этого преступления.

Е. признан виновным и осужден за убийство Н. на почве личных неприязненных отношений, совершенное при указанных в приговоре обстоятельствах 27 августа 2002 года в дер. Надкопанье Волховского района Ленинградской области.

Заслушав доклад судьи Грицких И.И., объяснения осужденного Е., поддержавшего свою и защитника жалобы, мнение прокурора Морозовой Л.М., полагавшую необходимым приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационной жалобе осужденный Е. указывает, что в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством показания безвестно отсутствующего свидетеля "не могут восприниматься как обстоятельство их оглашения". Показания этого свидетеля нельзя оглашать, их оглашение ведет к противоречиям.

Законных оснований для оглашения показаний свидетеля (какого, не называет) он (Е.) не усматривает.

Его (Е.) и свидетелей Л. К.Ф., С., Н.А. показания говорят о том, что тот свидетель находился в машине, а с того места "не видно реки, мостков и подхода к ним".

Заключением судебно-медицинской экспертизы у Н. установлены повреждения, повлекшие легкий вред здоровью, характер повреждений указывает на то, что после их получения Н. не терял сознание, не был лишен способности к активным действиям. Свидетели Л., Н.А., С. пояснили, что "глубина у мостков по колено".

Осужденный в жалобе указывает, что Н. он (Е.) "отправил мыться, а когда пришел посмотреть, где он, увидел стоявшим на руках у мостков". На мостки он (Е.) не заходил, сел в машину и уехал. Узнал о смерти Н. во время ареста.

Эти обстоятельства судом не учтены. Вывод суда о том, что он бросал Н. с мостков, не обоснован.

Просит приговор отменить, дело в отношении его прекратить.

В кассационной жалобе адвокат Соколов Н.Ф., выступающий в защиту осужденного, считает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Ссылаясь на заключение судебно-медицинского эксперта, а также на показания свидетелей Л., С. и Н.А., адвокат указывает, что "если признавать тот факт, что Е. сбросил Н. с мостков в воду, наличие состояния Н. (способность к совершению активных действий), мелководье того места, куда он был сброшен, отсутствие дополнительных действий Е., направленных на лишение жизни Н., свидетельствуют о неправильности квалификации его действий как убийства", поскольку при таких условиях Е. не только не предвидел, но и не должен был, не мог предвидеть наступление смерти Н.

С точки зрения адвоката, вывод суда о том, что Н. был сброшен в воду вниз лицом, необоснован.

Адвокат полагает, что эти обстоятельства судом не учтены, просит обвинительный приговор в отношении Е. отменить, уголовное дело в отношении его прекратить за отсутствием в деянии осужденного состава преступления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы осужденного Е., адвоката Соколова Н.Ф., изложенные ими в жалобах, Судебная коллегия считает, что вина Е. в содеянном подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и указанными в приговоре доказательствами.

Так, сам осужденный Е. пояснил в судебном заседании, что ранее он состоял в браке с Е.Л., имел с ней двух дочерей - Е.О. и Е.Н. Последняя погибла. Когда он и Е.Л. расторгли брак, с ней стал проживать Н. Со своей дочерью Е.О. он (Е.) поддерживал отношения. Она проживала в доме N 24 дер. Надкопанье Волховского района, где был прописан сын Н. - Н.А. В 1999 году Е.О. была осуждена, и он (Е.) с ее согласия передал этот дом под церковь. После того как сгорел дом родителей Н., последний стал препятствовать церкви в пользовании домом N 24. 27 августа 2002 года к нему с жалобой на Н. обратился настоятель церкви. Решив поговорить с Н., приехал к нему. С ним (Е.) была дочь Е.О. В то время Н. проживал в бане, расположенной рядом с домом N 24. Он и Е.О. зашли в помещение бани, где находились Н. и Сав. Попросил последнего выйти. Н. находился в состоянии алкогольного опьянения. Стал с ним разговаривать, говорил ему, чтобы он отстал от дома, ударил его рукой по лицу. Из носа у того пошла кровь. Н. пошел на него, и они стали драться. Избив Н., одержав над ним верх, послал его мыться. Тот вышел из бани и побежал к реке на мостки. Он (Е.) и Е.О. вышли на дорогу, сказал ей заводить автомашину, на которой приехали, а сам пошел по тропинке к реке, решил посмотреть Н. Увидел его лежащим на животе в воде. После этого повернулся и оттуда ушел к машине, на которой с Е.О. уехали.

Указал, что, направляясь к Н., "подразумевал", что будет его бить. При избиении потерпевшего последний падал и вновь поднимался. Это продолжалось 5 - 7 минут. Наносил ему удары в разные области, куда попадал. Н. и сидел, и лежал. Потом он (Е.) поднял его и сказал, чтобы тот шел мыться.

Признал, что бил ("постукивал") Н. и раньше.

Потерпевшая Л. пояснила в суде, что у Н. с Е. были неприязненные отношения. Е. часто приходил к погибшему, избивал его. Н. и его мать при жизни говорили ей, что боятся Е., что последний убьет Н.

27 августа 2002 года Н. приходил к ней на работу. После работы она встретила Н.А., который сказал, что отец лежит в бане пьяный.

Около 19 или 20 часов она посмотрела в окно своего дома, увидела Е.О., которая стояла у кустов возле речки, наклонялась и пристально смотрела в сторону ее (Л.) дома. На тропинке стояла автомашина зеленого цвета. Она (Л.) пошла к соседу, хотела узнать, что за машина, что происходит, но того дома не оказалось.

Через несколько минут к ней (Л.) прибежал Н.А., искал своего отца. Сказал, что к ним приходили Е. с Е.О. Он (Н.А.) и Сав. уходили из бани, а те оставались с отцом. Когда он (Н.А.) вернулся, отца и Е. в бане не было. Говорил, что его отца на машине увез Е.

В тот и на следующий день Н. не было. Она звонила в милицию. В 15 часов 28 августа 2002 года к ней прибежала соседка и сообщила, что в реке лежит труп мужчины, им оказался Н. Он лежал в воде возле мостков через речку.

Потерпевший Н.А. показал в судебном заседании, что он проживал с отцом - Н. в доме N 36 в деревне Надкопанье. Тот дом сгорел, и они стали жить в бане, расположенной у дома N 24. К ним часто приходил осужденный, с которым у отца возникали ссоры, имели место драки. Со слов отца знает, что в августе 2002 года Е. забрал отца из дома, а потом во время движения выбросил его из машины. У отца было сломано ребро.

27 августа 2002 года он (Н.А.) играл у себя дома с Сав., отец лежал на диване. Потом он (Н.А.) вышел на улицу. У двора стояла автомашина Е. К ним в дом заходили осужденный и его дочь Е.О. Дверь им открыл Сав. Осужденный сказал Сав. выйти. Он и Сав. пошли к последнему домой, попили чаю и примерно через 30 минут вернулись в баню. По дороге домой слышал шум двигателя удалявшейся машины. Дома на подушке, матрасе, кровати была кровь в виде брызг, были разбиты пивные бутылки, которые тоже были в крови. Отца и Е. в бане не было. Он стал разыскивать отца, но последнего не нашел, ходил к Л. С. сказал ему, что видел отца, который выбегал из бани на улицу, был в крови, а также слышал голос Е., который кричал Е.О., чтобы она заводила автомашину.

Труп отца был обнаружен на следующий день в реке, на расстоянии 100 - 150 метров от бани.

Через некоторое время после тех событий он (Н.А.) встретил Е.О., которая в разговоре с ним расплакалась и сказала, что его отца убил ее отец - Е., высказывала опасение за свою жизнь, говоря, что осужденный может ее убить, предлагала ему ехать с ней в Мурманск.

Свидетель С. указал в суде, что вечером 27 августа 2002 года он шел к Н.А. У бани, где жил Н.А., стояла автомашина "Жигули" зеленого цвета, принадлежавшая Е. Из бани вышла Е.О., направилась к машине, а затем с бутылкой пива вернулась в баню, сказав ему, что Н.А. нет дома. Он (С.) пошел назад, прошел метров 15 - 20 до дамбы, увидел выбегавшего из бани Н., лицо у него было в крови, который кричал, что вызовет милицию. За Н. вышел Е., а за ним - Е.О. Е. крикнул Е.О., чтобы она заводила машину. Дальнейшего не видел, так как ушел дальше, но слышал шум от машины; как он считает, автомашина "буксовала" в кустах.

Потом он встретил Н.А., с которым искали отца последнего, но не нашли. Он (Сок.) рассказал ему, что перед этим видел и слышал.

На следующий день от Сав. узнал, что труп Н. обнаружили в реке у мостков между баней и домом Л.

Свидетель Е.Е. подтвердила в судебном заседании, что в последние дни августа 2002 года она и ее мать встретили осужденного. С ним была ее сестра Е.О., а также трое незнакомых ей (Е.Е.) мужчин. Осужденный с этими лицами были на машине "Жигули" зеленого цвета. Она с Е.О. и отцом-осужденным сидели в кафе на площади Ленина. Е. в присутствии ее матери сказал, что убил Н. Она и ее мать этому не верили, тогда Е.О. сказанное отцом тоже это подтвердила. Осужденный говорил, что он является "авторитетом", показывал пачку денег, сказал, что приехавшие с ним мужчины за деньги или просто так по его приказу убьют С.С., с которым проживала ее мать.

Аналогичные показания дала в судебном заседании свидетель Е.Н.

Из пояснений свидетеля Е.О. на предварительном следствии видно (л.д. 7 - 8 т. 1), что 27 августа 2002 года около 19 часов она с отцом - Е. на автомашине "ВАЗ-2101" зеленого цвета приехали в дер. Надкопанье к Н. Е. к последнему относился плохо. Тот жил с ее матерью при нахождении осужденного в местах лишения свободы. Зашли к Н., который лежал на кровати пьяный. Сав. играл в приставку "Денди". Е. выгнал Сав., сказав, что ему нужно поговорить с Н. Когда Сав. вышел, Е. на какие-то слова Н. ударил последнего два или три раза бутылкой из-под пива по голове. Пошла кровь. Н. выбежал на улицу, направился вдоль реки к мосту. Е. сказал, чтобы она завела машину, а сам пошел за Н. Она завела машину и догнала их у дома Л. Н. лежал на земле, а отец наносил ему удары ногами. Она вышла из машины, по просьбе отца помогла ему оттащить потерпевшего к мосткам через реку. Дальше на мостки осужденный потащил Н. один. Она заплакала, отошла. Отец сбросил Н. с мостков в воду, после этого подошел к машине, сел за управление и начал разворачиваться, при этом въехав в кучу песка у дома Л.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта у Н., 1947 года рождения, были выявлены поверхностные ушибленные (5) раны левой лобной области и левой брови, поверхностные резаные (2) раны лобной области и верхней губы, поверхностные ушибленные (2) раны шеи, кровоподтек подбородка, кровоизлияния на внутренней поверхности кожно-мышечного лоскута головы в правой теменной и левой височной областях.

Эти повреждения образовались по механизму тупой травмы от воздействия тупых твердых предметов, какими, в частности, могли быть руки или ноги нападавшего или иной тупой предмет, в том числе неразбитая бутылка, а резаные раны лица образовались от воздействия предмета, имеющего острый режущий край, могли образоваться от воздействий осколков разбитой бутылки.

Н. было нанесено не менее 7 травматических воздействий.

Указанные выше повреждения при обычном своем течении у живых лиц квалифицируются как причинившие легкий вред здоровью, могли быть причинены не более чем за 30 минут до наступления смерти пострадавшего.

Смерть Н. наступила от утопления в воде, могла последовать в установленное судом время.

В крови от трупа Н. обнаружен этиловый спирт в концентрации 3,6 промилле, что соответствует тяжелой степени алкогольного опьянения.

Виновность Е. в содеянном подтверждается данными протокола осмотра места происшествия от 28 августа 2002 года, приведенными в приговоре.

По заключению судебно-биологической экспертизы на рубашке, брюках, мужских босоножках Е. была обнаружена кровь человека, происхождение которой от Н. не исключается, принадлежать Е. эта кровь не могла.

Оценив каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все их в совокупности с точки зрения достаточности для разрешения дела, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Е. в убийстве Н. на почве личных неприязненных отношений.

Действия Е. по этому эпизоду обвинения по ч. 1 ст. 105 УК РФ судом квалифицированы правильно.

Выводы суда мотивированы, они соответствуют фактическим обстоятельствам дела, основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Обстоятельства по делу исследованы полно, всесторонне, объективно.

Положенные в основу обвинения Е. доказательства получены в установленном законом порядке, допустимость их сомнений не вызывает; каждое (из них) доказательство подтверждается другими фактическими данными по делу, все они в своей совокупности согласуются между собой. Противоречий в них не имеется. При постановлении приговора всем доказательствам в их совокупности дана верная юридическая оценка.

Не доверять указанным выше показаниям названных потерпевших и свидетелей у суда оснований не было. Оговора осужденного со стороны этих лиц Судебная коллегия не усматривает.

Исследование судом показаний свидетеля Е.О., данных ею в ходе расследования дела, их оглашение в судебном заседании при наличии установленных по делу и указанных в приговоре обстоятельств нарушением положений ст. 281 УПК РФ не является. Кроме того, как следует из протокола судебного заседания (л.д. 173 - 174 т. 2), при возобновлении судебного следствия осужденный и его защитник не возражали в удовлетворении ходатайства государственного обвинителя об оглашении показаний свидетеля Е.О. Вопросов по этим показаниям Е. О.В. не имели.

Приведя мотивы в приговоре, суд показания свидетеля Е.О. от 28 августа 2002 года обоснованно признал достоверными.

Заключение судебно-медицинского эксперта, на выводы которого осужденный и адвокат Соколов Н.В. ссылаются в жалобах, не противоречит выводом суда о виновности Е. в содеянном.

Доводы осужденного в жалобе о том, что он потерпевшего не бросал с мостков в речку, несостоятельны, на материалах дела не основаны.

Версия тщательно проверялась, как опровергнутая приведенными в приговоре доказательствами, она судом обоснованно отвергнута.

Фактические обстоятельства происшедших событий судом установлены верно, показаниям осужденного в приговоре дана оценка.

Тот факт, что у мостков на месте сброса потерпевшего в воду глубина речки небольшая, по показаниям свидетелей составляет в пределах метра, при наличии по делу данных о действиях осужденного в отношении потерпевшего не является основанием для вывода о его невиновности в лишении жизни Н., на юридическую оценку действий Е. не влияет.

Суд правильно установил и указал в приговоре, что вначале Е. избивал Н. в доме, когда тот выбежал на улицу, догнал его и продолжил избиение, затем, подтащив потерпевшего к реке, находившегося в тяжелой степени алкогольного опьянения, что для него было очевидным, сбросил Н. в воду, в результате чего от утопления наступила его смерть.

Между действиями Е. и наступившими последствиями - смертью Н. имеется прямая причинная связь.

Не соглашаться с выводом суда о наличии у осужденного умысла на лишение жизни потерпевшего, о том, что Е. действовал в отношении Н. с целью его убийства, оснований не имеется.

Психическое состояние Е. исследовано. С учетом заключения судебно-психиатрической экспертизы, данных о его личности, всех обстоятельств по делу в отношении инкриминируемых ему деяний Е. обоснованно признан вменяемым.

Наказание Е. назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ. Назначенное ему наказание чрезмерно строгим, несправедливым не является.

Для смягчения осужденному наказания Судебная коллегия оснований не находит.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, по делу не допущено.

Кассационные жалобы осужденного и его защитника удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ленинградского областного суда от 22 ноября 2004 года в отношении Е. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Е. и его защитника Соколова Н.Ф. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"