||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 августа 2005 года

 

Дело N 65-о05-5

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Коннова В.С.,

    судей                                            Саввича Ю.В.,

                                                      Линской Т.Г.

 

рассмотрела в судебном заседании от 4 августа 2005 года дело по кассационным жалобам осужденного Г. на приговор суда Еврейской автономной области от 1 апреля 2005 года, которым Г., <...>, работал вальщиком леса у частного предпринимателя, судимый: 26 мая 1995 года по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 147.1 ч. ч. 1 и 2, 144 ч. 2 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год; 27 сентября 1996 года по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР и по совокупности приговоров на основании ст. 41 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 5 лет; 12 августа 1999 года по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 158 ч. 3 п. "в", 222 ч. 1, 112 ч. 1, 175 ч. 2 п. "в" УК РФ и по совокупности приговоров на основании ст. 41 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы, был освобожден 24 мая 2001 года условно-досрочно на 3 года 1 месяц 14 дней, - осужден: по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 13 (тринадцати) годам лишения свободы; по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 10 (десяти) годам лишения свободы; по совокупности указанных преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний к 18 (восемнадцати) годам лишения свободы.

На основании ст. 79 УК РФ условно-досрочное освобождение Г. отменено и по совокупности приговоров, на основании ст. 70 УК РФ, с частичным присоединением неотбытой части наказания, назначенного предыдущим приговором, Г. назначено 20 (двадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Г. осужден за умышленное убийство Е., сопряженное с разбоем, совершенным с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и с применением предметов, использованных в качестве оружия.

Преступления совершены днем 9 декабря 2003 года при обстоятельствах, указанных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Линской Т.Г., объяснения осужденного Г. по доводам своих кассационных жалоб, возражения на кассационные жалобы прокурора Модестовой А.А., полагавшей, что приговор подлежит изменению, с исключением из него указания о совершении Г. преступления при опасном рецидиве, с признанием совершения им преступления при рецидиве преступлений и просившей об оставлении в остальной части приговора без изменения, кассационных жалоб - без удовлетворения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах, основной и дополнительной, Г. просит об изменении приговора. В обоснование своей просьбы Г. приводит объяснения аналогичные тем, которые он давал в судебном заседании. Он считает, что расследование по делу проведено с нарушением закона, обвинительное заключение, в нарушение требований закона не содержит анализа собранных по делу доказательств. Он ссылается на отсутствие в деле протоколов осмотра места происшествия и трупа. Он утверждает, что признательные показания, в период предварительного следствия, им были даны под воздействием противозаконных мер со стороны сотрудников правоохранительных органов. Отрицая свою причастность к убийству потерпевшего, Г. утверждает, что убийство потерпевшего совершено Т., который рассказал ему некоторые обстоятельства совершенного им преступления. Он не был осведомлен ни о способе убийства, ни об орудиях преступления. Обстоятельства убийства ему стали известны со слов сотрудника прокуратуры. В жалобах указывается, что судом необоснованно признаны доказательствами его вины недопустимые доказательства, в том числе заключения экспертиз. Г. признал себя виновным только в совершении кражи денег, принадлежащих Е. Нарушением права на защиту Г. считает то, что защиту его интересов осуществлял адвокат, назначенный судом, а не приглашенный по соглашению, что повлекло его необоснованное осуждение за умышленное убийство и разбой.

В возражениях на кассационные жалобы просят об оставлении приговора без изменения потерпевшая Д. и государственный обвинитель Жукалина А.И.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб осужденного, Судебная коллегия не усматривает оснований к их удовлетворению, поскольку они противоречат фактическим обстоятельствам дела и опровергаются приведенными в приговоре и исследованными в судебном заседании доказательствами.

В судебном заседании Г., отрицая свою причастность к убийству, показал, что они с Т. договорились о краже денег у Е. и с этой целью они пришли к дому Е. Согласно их плану Т. должен был отвлечь внимание Е., в то время пока он проникал в летнюю кухню, где со слов Т. у потерпевшего были спрятаны деньги. Проникнув в помещение летней кухни, он нашел там 15000 рублей. После этого от Т. он узнал, что Е. находится в доме в подполе. Зайдя в дом, он увидел кровь, и Т. ему сообщил о том, что он нанес Е. удар по голове трубой и сбросил его в подпол.

Из протоколов явки с повинной Г., протокола допроса его в качестве подозреваемого и обвиняемого, а также во время выхода на место происшествия видно, что признавал себя виновным в том, что с целью завладения деньгами потерпевшего он дважды ударил его по голове, принесенной с собой металлической трубой, сбросил его в подпол и закрыл подпол крышкой. Уточняя свои показания, Г. показывал, что после того как он сбросил потерпевшего в подпол, он и сам спустился в подвал, и увидел, что Е. еще дышит. Поэтому он из ворота свитера самого потерпевшего скрутил жгут и задушил его.

Все показания Г. полно приведены в приговоре и правильно оценены судом в совокупности с другими доказательствами.

В подтверждение вины осужденного суд обоснованно сослался в приговоре на показания допрошенных по делу свидетелей, на протоколы осмотра места происшествия, выводы проведенных по делу экспертиз.

Выводы суда о доказанности вины Г. и о квалификации его преступных действий в приговоре мотивированы. Давая в приговоре анализ исследованных в судебном заседании доказательств, суд привел полное обоснование своих выводов о признании достоверными доказательств, на основании которых был постановлен обвинительный приговор в отношении Г., и признании несостоятельными показаний Г., приведенных им в свою защиту.

Нарушений уголовно-процессуального закона, в том числе и права на защиту Г., при проверке дела не установлено.

В возражениях на кассационные жалобы государственным обвинителем правильно указано, что при составлении обвинительного заключения органами предварительного следствия каких-либо нарушений УПК РФ не допущено. Согласно требованиям ст. 220 УПК РФ не предусмотрено приведение анализа и результатов оценки изложенных в обвинительном заключении доказательств.

Из дела видно, что при ознакомлении Г. и его защитника с материалами уголовного дела в соответствии с требованиями ст. 217 УПК РФ обвиняемому Г. и его защитнику Громовому А.А. были представлены материалы в 2 томах: 1 том - на 149 листах; 2 том - на 213 листах, и материалы следствия, на которые ссылается Г. в своих жалобах, приобщены к делу в томе 1 на листах с 6 по 14. Протоколы осмотра места происшествия и осмотра трупа включены в опись материалов дела. Они приведены как источники доказательств обвинения в обвинительном заключении, копия которого, согласно приобщенной к делу расписке, была вручена Г. 10 ноября 2004 года. До момента направления дела в суд ни Г., ни его защитником каких-либо ходатайств не заявлялось.

В стадии исследования собранных по делу доказательств в судебном заседании было установлено, что в период предварительного следствия Г., будучи допрошенным неоднократно, указывал на детали, полностью совпадающие с обстановкой дома и обстоятельствами преступления, которые на тот момент не могли быть известны сотрудникам правоохранительных органов, Г. показывал, что после удара трубой головы потерпевшего с последнего слетела шапка. Из протокола осмотра места происшествия видно, что шапка потерпевшего была обнаружена в подполье. Показания осужденного о том, что поводом к проникновению в дом потерпевшего он избрал приобретение картофеля, подтверждены обнаружением на месте происшествия опрокинутого ведра и рассыпанного картофеля.

Данных, подтверждающих доводы жалобы о применении в отношении Г. противозаконных мер в период расследования дела, в деле не содержится. Явка с повинной Г. оформлена в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 142 УПК РФ, согласно которой устное заявление принимается и заносится в протокол, который подписывается заявителем и лицом, принявшим данное заявление.

Кроме того, из протокола судебного заседания усматривается, что обстоятельства получения явки с повинной Г. проверялись в судебном заседании. По делу был допрошен свидетель С. - начальник уголовного розыска Облученского РОВД, к которому со стороны Г. вопросов не задавалось.

Дополнительно судом были допрошены в качестве свидетелей сотрудники милиции С., К., Л. и сотрудники прокуратуры Д., Л., принимавшие участие в раскрытии преступления и расследовании настоящего уголовного дела, не доверять показаниям указанных свидетелей у суда не имелось оснований.

Кроме того, в возражениях на кассационные жалобы осужденного государственный обвинитель правильно отметила, что в стадии судебного следствия Г. не смог указать, в чем именно выражались неправомерные действия каждого из указанных свидетелей.

При проверке показаний осужденного о высказывании в его адрес угрозы отправить его "на Амурскую тюрьму", судом было установлено, что Г. в тот период привлекался к уголовной ответственности за незаконный оборот наркотических средств правоохранительными органами Амурской области. Этим же судом Г. объявлялся в розыск. В последствии оправдательный приговор в отношении Г. был вынесен в связи с изменением действующего законодательства.

Ссылка осужденного на то, что о причине смерти и механизме удушения потерпевшего Е. ему стало известно со слов прокурора, опровергается, содержащими в деле данными о том, что в период допроса Г. в качестве подозреваемого правоохранительным органам еще не были известны обстоятельства убийства Е., в частности, каким образом и с использованием какого именно предмета он был задушен. Выводами проведенных по делу судебно комиссионных экспертиз были подтверждены показания Г. о том, что предметом удушения был ворот свитера самого потерпевшего. Суд, исследовав данное доказательство в стадии судебного разбирательства и оценив его в совокупности с другими доказательствами по делу, согласился с выводами экспертов и обоснованно пришел к выводу о том, что оснований для признания данных заключений судебных экспертиз недопустимыми не имеется.

Из дела видно, что причастность Т. к совершению данного преступления, в частности к убийству Е., проверялась органами предварительного следствия и судом, но не нашла своего подтверждения. Согласно содержащимся в деле данным, Т. скончался в мае 2004 года, о чем было известно Г. Данных о том, что Т. каким-либо образом был заинтересован в смерти Е., в деле не содержится. Было установлено, что Е. и Т. находились в близких дружеских отношениях. Т. являлся пенсионером, положительно характеризовался, никогда не привлекался к какой-либо ответственности.

Таким образом, доводы Г. о непричастности к инкриминируемым преступлениям, о нарушениях требований уголовно-процессуального законодательства при производстве предварительного расследования и в ходе судебного заседания являются надуманными и необоснованными.

Соглашаясь с выводами суда о доказанности вины осужденного и о квалификации совершенных им преступлений, Судебная коллегия считает, что назначенное Г. наказание соответствует тяжести совершенного им преступления и данным характеризующим его личность. При решении данного вопроса судом были учтены как смягчающие, так отягчающие наказание обстоятельства. Поэтому оснований для признания приговора в этой части необоснованным, у Судебной коллегии не имеется.

Вместе с тем Судебная коллегия полагает необходимым внести изменения в приговор по следующим основаниям. На момент постановления приговора суд обоснованно пришел к выводу о том, что преступление Г. совершено при опасном рецидиве преступлений, поскольку преступление, за которое он был осужден предыдущим приговором, относилось к категории тяжкого преступления (ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ, предусматривающей наказание в виде лишения свободы от 2 до 6 лет лишения свободы). В настоящее время, с учетом изменений, внесенных Федеральным законом от 8 декабря 2003 года в Уголовный кодекс РФ, ответственность за преступление, за которое Г. был осужден предыдущим приговором, смягчена. Максимальное наказание за указанное преступление предусмотрено до 5 лет лишения свободы. Поэтому, с учетом требований ст. ст. 15 и 18 УК РФ, преступные действия Г., за которые он осужден настоящим приговором, следует рассматривать как совершенные не при опасном, а при простом рецидиве преступлений.

Поскольку указанные изменения не повлекли уменьшения объема обвинения Г. в совершении преступлений, за которые он осужден настоящим приговором, Судебная коллегия не усматривает оснований к изменению приговора в части назначенного Г. наказания.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда Еврейской автономной области от 1 апреля 2005 года в отношении Г. изменить, признав совершение Г. преступления не при опасном, а при рецидиве преступлений.

В остальной части приговор в отношении Г. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"