||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 июля 2005 года

 

Дело N 67-о05-44

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                           Разумова С.А.,

    судей                                         Боровикова В.П.,

                                                      Линской Т.Г.

 

рассмотрела в судебном заседании от 27 июля 2005 года дело по кассационным жалобам осужденного Г., защитников Воронцовой Н.М. и Литвиновой В.В. на приговор Новосибирского областного суда от 7 апреля 2005 года, которым Г., <...>, несудимый, осужден: по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д" УК РФ к 15(пятнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Приговором постановлено взыскать с Г.: в счет компенсации морального вреда по 50000 рублей в пользу Н.Е. и К.В.; в счет возмещения расходов, связанных с погребением, 11760 рублей в пользу Н.Е. и 10048 - в пользу К.В.

Г. признан виновным в совершении на почве личных неприязненных отношений умышленного убийства двух лиц - К. 1979 года рождения, и Н. 1962 года рождения, совершении убийства последнего и с особой жестокостью.

Преступление совершено в г. Новосибирске при обстоятельствах указанных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Линской Т.Г., возражения на кассационные жалобы прокурора Костюченко В.В., полагавшего, что приговор подлежит оставлению без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах:

Г. просит об изменении приговора с переквалификацией его действий на ст. 105 ч. 1 УК РФ и назначением ему наказания с учетом его явки с повинной. Он отрицает свою причастность к смерти К. и свою вину в убийстве Н. с особой жестокостью. Считая необоснованным приговор в части разрешения гражданского иска, Г. ссылается на то, что исковые заявления ему не вручались, он не был ознакомлен с материалами и документами, представленными в обоснование исковых требований.

Защитник Литвинова В.В. просит об изменении приговора в отношении с исключением из приговора осуждение Г. за умышленное убийство К., с прекращением дела производством за отсутствием в его действиях состава преступления, считая приговор в этой части не обоснованным. По мнению защитника, в деле не содержится бесспорных доказательств вины Г. в убийстве К. и не исследована версия о причастности к убийству К. другого лица.

Адвокат Воронцова Н.М. просит об изменении приговора с исключением из приговора указания об осуждении Г. по п. п. "а", "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ, с переквалификацией его действий на ст. 105 ч. 1 УК РФ и об отмене приговора в части разрешения гражданского иска. Не оспаривая доказанности вины Г. в причинении смерти Н. на почве личной неприязни к нему, защитник полагает, что по делу не было собрано доказательств причастности Г. к убийству К. В жалобе обращается внимание на то, что Г. последовательно, как в период расследования дела, так и в судебном заседании, отрицал свою какую-либо причастность к смерти К., утверждая, что у него не было оснований к совершению данного преступления. Полагая необоснованной ссылку суда на показания свидетеля Н.В., как на доказательство вины осужденного, адвокат обращает наличие существенных противоречий в показаниях указанного свидетеля. По мнению адвоката, необходимо было принять меры к исследованию версии о причастности к убийству К. другого лица. Без достаточных оснований, по мнению адвоката, суд пришел к выводу о совершении убийства Н. с особой жестокостью, поскольку в деле не содержится доказательств тому, что потерпевшему действиями Г. были причинены особые мучения и страдания и то, что он преследовал такой умысел. Необоснованными считает адвокат и выводы суда о том, что содержащаяся в деле явка с повинной Г. не является таковой. В этой связи в жалобе обращается внимание на то, что Г. сам явился в правоохранительные органы и добровольно признался в совершенном им преступлении. Назначенное Г. наказание адвокат считает чрезмерно суровым. Выражая свое несогласие с разрешением гражданского иска, адвокат считает, что данное решение судом принято без надлежащего исследования доказательств в этой части и приведения обоснования принятого решения.

В возражениях на кассационные жалобы потерпевшие К.В., Н.Е. и государственный обвинитель Егорова А.Э. просят об оставлении приговора без изменения, а кассационных жалоб - без удовлетворения, полагая, что собранными по делу доказательствами вина осужденного подтверждена, действия его квалифицированы правильно, наказание назначено соразмерно содеянному им.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия не усматривает оснований к их удовлетворению, поскольку они противоречат фактическим обстоятельствам дела и опровергаются приведенными в приговоре доказательствами.

В судебном заседании Г. признал себя виновным частично, он показал, что в квартиру Н. он пришел 10 октября 2004 года около 21 часа и распивал там спиртное. В квартире он поссорился с Н., взял на кухне нож и замахнулся им на Н. Последующих своих действий он не помнит. О том, что он совершил убийство, он узнал от матери, после того как к ним приходили работники милиции. После этого он попытался вспомнить события преступления и сам явился в органы милиции и написал явку с повинной. Отрицая наличие у него умысла на убийство кого-либо, Г. показал, что он не знает, от чьих действий наступила смерть потерпевшего.

В период предварительного расследования, в том числе и в явке с повинной (на которую суд сослался в приговоре, как на доказательство вины Г., но не признал таковой), Г. показывал, что 10 октября 2004 года около 22 часов он находился и распивал спиртное в квартире Н., где возникла ссора. Через некоторое время Н. уложили спать, остальные, находившиеся в квартире люди, продолжили распитие спиртного. Затем он, не сознавая своих действий, зашел на кухню, взял там кухонный нож, порезал им себе левую руку. Потом он зашел в комнату, где спал Н., и неоднократно нанес ему удары ножом в различные части тела. В это время в комнату зашел К., которому он также нанес удар ножом в грудь. К нему подбежала Валентина, которую и он также ударил ножом, но куда именно не помнит. После этого нож он оставил в квартире и убежал с места происшествия. В каком состоянии остались потерпевшие, он не знал.

Во время допроса в качестве обвиняемого Г. показывал, что незадолго, перед тем как уложили потерпевшего спать, Герман ему заявил, чтобы он так поздно в эту квартиру больше не приезжал и не слушал в ней громкую музыку. Он ему не грубил, так как Герман был сильно пьян.

Впоследствии во время допроса в качестве обвиняемого 4 марта 2005 года, Г. показал, что признает себя виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. п. "а", "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Своей вины в совершении преступления, предусмотренного п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ, Г. не признал и от дачи показаний отказался.

Проверив все показания осужденного в стадии судебного разбирательства и оценив их в совокупности с другими доказательствами по делу, суд обоснованно признал достоверными те показания осужденного, которые нашли свое подтверждение в материалах судебного следствия. В частности, суд признал достоверными показания Г. о том, что он неоднократно наносил удары кухонным ножом Н. во все части тела, затем нанес удар ножом в грудь К. и удар ножом Н.В., после чего убежал из квартиры, оставив нож в квартире. Указанные показания Г. нашли свое подтверждение: в приведенных в приговоре показаниях свидетелей: Н.В., Щ., М., Б. и С., потерпевшей Н.Е.; в выводах судебно-медицинских экспертиз о количестве, характере и локализации телесных повреждений у потерпевших, о механизме образования телесных повреждений, зафиксированных на трупах Н. и К.; в протоколах осмотра места происшествия и вещественных доказательств.

Признавая доказательством вины Г. протокол явки с повинной, суд правильно отметил в приговоре, что она изложена Г. самостоятельно, собственноручно, без оказания на него какого-либо давления, после его добровольной явки в органы милиции.

Признавая несостоятельными показания осужденного в остальной части, суд подробно мотивировал свои выводы в приговоре.

Подробно анализируя в приговоре все показания Г., суд обоснованно пришел к выводу о наличии у Г. намерения смягчить свою ответственность за содеянное им, в связи с чем в своих объяснениях он не уточнял детали совершенного им преступления, количество нанесенных им потерпевшим ножевых ранений, ссылаясь на запамятование событий преступления. Фактические же обстоятельства преступления установлены, как видно по делу, не только на основании показаний самого Г., но и на основании показаний вышеуказанных свидетелей и других материалов дела. Приведенные Г. объяснения в свою защиту и обстоятельства, указанные в кассационных жалобах самого Г. и его защитников, которые, по их мнению, подвергают сомнению достоверность доказательств, приведенных судом в обоснование вины Г. в убийстве К., являлись предметом исследования в стадии судебного следствия, и, по мнению Судебной коллегии, получили правильную оценку в приговоре.

Признавая несостоятельными показания Г. о том, что он непричастен к убийству К., и что смерть последнего наступила не от его действий, суд правильно указал в приговоре, что в стадии судебного разбирательства Г. не оспаривал того, что на момент причинения ножевых ранений потерпевшим в квартире, кроме него находились только Н., К. и Н.В., посторонних лиц в квартире не было.

Подвергать сомнению достоверность показаний свидетеля Н.В. у суда не имелось, поскольку они нашли свое объективное подтверждение в других материалах дела. Из показаний указанного свидетеля усматривается, что Г., после нанесения ударов ножом Н. в одной комнате квартиры, забежал в другую комнату квартиры, в которой спал на диване потерпевший К., и неоднократно нанес ему удары ножом по различным частям тела, в том числе и в грудь. Согласно выводам судебно-медицинских экспертиз смерть потерпевшего наступила от причиненных им ножевых ранений. Выводы судебно-медицинских экспертиз по исследованию вещественных доказательств свидетельствуют о том, что на джинсовых брюках Г. в разных местах были выявлены пятна крови, по групповым свойствам сходные с кровью К. Указанные пятна крови могли образоваться как от контакта с кровью или окровавленной поверхностью, так и в результате падения брызг крови в направлении сверху вниз. Заключения судебно-медицинских экспертов также являлись предметом исследования в стадии судебного разбирательства, и после оценки указанных доказательств в совокупности с другими доказательствами по делу суд согласился с выводами экспертиз и обоснованно пришел к выводу о несостоятельности доводов Г. о том, что выводы судебно-медицинских экспертиз носят предположительный характер. Приобщенные к делу акты судебно-медицинских экспертиз содержат подробное обоснование сделанных экспертами выводов по исследованным материалам. Сомневаться в объективности и компетентности экспертов у суда не имелось оснований.

О наличии у Г. умысла на убийство свидетельствует сам характер его действий, орудие преступления, характер и локализация телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего.

Суд признал установленным, что Г. сразу после лишения жизни Н. путем нанесения ему множества ударов ножом, прошел в комнату, в которой спал потерпевший К., и убил его, нанеся ему не менее двух ударов в грудь этим же ножом, и, таким образом, обоим потерпевшим Г. причинил смерть, по существу без разрыва во времени, одним орудием, одним способом и по единому мотиву - личной неприязни, иных мотивов преступления судом не было установлено. Поэтому суд обоснованно пришел к выводу о том, что, нанося множественные удары ножом сначала в жизненно важные органы Н., затем в область сердца К., Г. действовал с единым умыслом на лишение жизни двух лиц.

Кроме того, суд признал установленным, что Г. наносил удары ножом Н., в присутствии его дочери Н.В., которая не только была очевидцем убийства ее отца, но и пыталась остановить Г., встав между Г. и отцом. Г. достоверно знал о том, что Н.В. является родной дочерью потерпевшего Н. Таким образом, выводы суда о том, что Г., нанося множественные удары ножом Н. с целью убийства его в присутствии близкого ему человека - дочери, действовал с особой жестокостью, являются правильными.

После исследования всех собранных по делу доказательств в стадии судебного разбирательства суд признал Г. виновным только в той части предъявленного ему обвинения, которое нашло свое подтверждение в материалах судебного следствия, и исключил из обвинения вмененные ему в вину действия, не нашедшие своего подтверждения в материалах дела.

Соглашаясь с выводами суда о доказанности вины Г. и признавая правильной квалификацию его преступных действий, Судебная коллегия вместе с тем считает, что приговор подлежит изменению в части назначенного осужденному наказания.

Суд признал доказательством по делу явку с повинной Г., что в соответствии со ст. 61 п. "и" УК РФ является обстоятельством, смягчающим наказание. Однако, признав явку с повинной доказательством, подтверждающим вину Г., суд не признал ее обстоятельством, смягчающим наказание. Поэтому, несмотря на то, что назначенное Г. наказание по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д" УК РФ не превышает пределов, предусмотренных ст. 62 УК РФ, регламентирующей назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. "и" ст. 61 УК РФ, т.е. трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого наказания, предусмотренного законом, по которому он осужден, Судебная коллегия полагает необходимым, смягчить Г. наказание, назначенное ему по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д" УК РФ.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационных жалоб о том, что гражданский иск по делу разрешен без надлежащего исследования доказательств в этой части. Из дела видно, что в стадии судебного разбирательства потерпевшими были представлены документы в обоснование заявленного ими иска о возмещении расходов, затраченных на погребение потерпевших, и приведены обоснования иска о компенсации морального вреда. Выводы суда в части разрешения гражданского иска по делу основаны на материалах, представленных суду и исследованных в стадии судебного разбирательства с участием Г., не признавшего иск.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Новосибирского областного суда от 7 апреля 2005 года в отношении Г. изменить.

Наказание, назначенное Г. по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д" УК РФ, смягчить до 14 (четырнадцати) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"