||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 июля 2005 г. N 87-О05-6

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Каримова М.А.

судей - Рудакова С.В. и Сергеева А.А.

рассмотрела в судебном заседании от 14 июля 2005 года кассационные жалобы осужденных К.Е., К., Г., Ф., П., Б., защитников Гутника О.А. и Азимова Г.Т. на приговор Костромского областного суда с участием присяжных заседателей от 4 февраля 2005 года, которым

К.Е., родившийся 18 мая 1979 года в г. Костроме, судимый, -

осужден:

по ч. 2 ст. 209 УК РФ к 9 годам лишения свободы без штрафа,

по п. п. "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к 12 годам лишения свободы,

по п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ - к 9 годам лишения свободы,

по п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 161 УК РФ - к 7 годам лишения свободы,

по п. п. "б", "д" ч. 2 ст. 112 УК РФ - к 3 годам лишения свободы,

по ч. 1 ст. 222 УК РФ - к 1 году 6 месяцам лишения свободы без штрафа,

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к 18 годам лишения свободы, а на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ - к 18 годам 4 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

К., родившийся 28 декабря 1979 года в г. Костроме, судимый, -

осужден:

по ч. 2 ст. 209 УК РФ к 9 годам лишения свободы без штрафа, по п.п. "а", "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ - к 9 годам лишения свободы, по п.п. "а", "б" ч. 3 ст. 161 УК РФ - к 7 годам лишения свободы,

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к 11 годам лишения свободы, а на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ - к 11 годам 4 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Г., родившийся 8 августа 1971 года в г. Черемхово Иркутской области, несудимый, -

осужден:

по ч. 2 ст. 209 УК РФ к 8 годам лишения свободы без штрафа,

по п.п. "а", "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ - к 9 годам лишения свободы, а на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к 9 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Ф., родившийся 13 июня 1974 года в г. Ленинграде, судимый, -

осужден:

по ч. 2 ст. 209 УК РФ к 8 годам лишения свободы без штрафа,

по п.п. "а", "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ - к 9 годам лишения свободы, а на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к 9 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

П., родившийся 1 марта 1961 года в г. Саратове, судимый, -

осужден:

по ч. 2 ст. 209 УК РФ к 8 годам лишения свободы без штрафа,

по п.п. "а", "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ - к 8 годам лишения свободыа основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к 8 годам 6 месяцам лишения свободы, а на основании ст. 70 УК РФ - к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Б., родившийся 29 декабря 1955 года в д. Сонино Костромского района Костромской области, судимый, -

осужден:

по ч. 2 ст. 209 УК РФ к 9 годам лишения свободы без штрафа,

по п.п. "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к 12 годам лишения свободы,

по ч. 1 ст. 222 УК РФ - к 1 году 6 месяцам лишения свободы без штрафа, а на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к 17 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ (по эпизоду нападения на У.) К.Е. и К. оправданы за недоказанностью их участия в совершении этого преступления.

Этим же приговором осужден Р., в отношении которого кассационных жалоб и представлений не принесено.

Заслушав доклад судьи Сергеева А.А., объяснения осужденных К.Е., П. и Ф., поддержавших доводы своих кассационных жалоб, адвокатов Искендерова В.М. в защиту Б., Рубахина С.А. в защиту К.Е., Чиглинцевой Л.А. в защиту П., поддержавших кассационные жалобы подзащитных, мнение прокурора Соломоновой В.А., просившей оставить приговор без изменения, коллегия

 

установила:

 

К.Е. в кассационной жалобе и дополнении к ней отрицает доказанность существования банды и свою причастность к ней. Оспаривает совершение убийства Т., отрицая умысел на это преступление. Считает недоказанным свое участие в разбойном нападении. Показания, данные им 10 апреля 2002 года, считает недопустимым доказательством, так как в дальнейшем их не подтвердил. Считает незаконным состав коллегии присяжных заседателей потому, что о заседателях Д., Б-ве и М. ему ничего не известно, а К-в работает в системе исправительных учреждений и ранее был потерпевшим. Обращает внимание на то. что председательствующий несколько раз "шептался" со старшиной присяжных заседателей К-вым, после чего присяжные заседатели возвращались в совещательную комнату. В протоколе судебного заседания не отражены некоторые высказывания председательствующего и других лиц. Просит отменить приговор.

В кассационной жалобе и дополнении к ней, поданных К., утверждается, что приговор основан на домыслах и предположениях. Оспаривается создание банды, ее устойчивость и вооруженность, наличие руководителя. Совершение им преступлений в составе банды К. считает недоказанным, этот вопрос перед присяжными заседателями поставлен неправомерно. По ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции 1996 года) осужден неправомерно, так как действующая в настоящее время редакция указанной нормы предусматривает более мягкое наказание, полагает, что его явка с повинной незаконно признана допустимым доказательством. Считает незаконным состав коллегии присяжных заседателей, так как ему ничего неизвестно об О., Д., Д., Б-ве, М., а старшина присяжных заседателей К-в работает в системе исполнения наказаний и ранее являлся потерпевшим, в связи с чем не мог быть объективным. Председательствующий и К-в втайне от других "шептались и что-то писали друг другу". Вердикт присяжных заседателей подписан только председательствующим и старшиной присяжных заседателей, а не всеми ими. В приговоре заменен первый лист. Протокол судебного заседания не содержит высказывания председательствующего и других участников судебного разбирательства. К. просит отменить приговор.

Г. в кассационной жалобе и дополнении к ней утверждает, что приговор основан на предположениях, анализирует доказательства и приходит к выводу об отсутствии банды и его непричастности к ней. Считает недоказанным совершение им разбоя. Показания П., по его мнению, следовало признать недопустимым доказательством. Утверждает, что не выбирал присяжных заседателей О., Д., Д., Бузданова, М., так как ничего о них не знает. Обращает внимание на то, что старшина присяжных заседателей К-в работает в системе исполнения наказаний и ранее признавался потерпевшим по делу об угоне автомобиля. Председательствующий о чем-то "шептался" и переписывался со старшиной присяжных заседателей. Обвиняемые не проходили судмедэкспертизу для определения вменяемости. Полагает, что его действия должны быть квалифицированы по ч. 3 ст. 162 УК РФ в редакции 2003 года, что с учетом снисхождения повлекло бы менее строгое наказание. В приговоре не приведены обстоятельства преступлений и мотивы квалификации содеянного. Утверждает, что его замечания на протокол судебного заседания остались без ответа. Просит принять справедливое решение.

В кассационной жалобе и дополнении к ней, поданных Ф., оспаривается наличие банды и участие в ней самого Ф. Говорится, что разбой следовало квалифицировать по ст. 162 УК РФ в редакции 2003 года и с учетом признания Ф. заслуживающим снисхождения, назначить более мягкое наказание. Также говорится о том, что старшина присяжных заседателей К-в работает в системе исполнения наказаний, а о том, как выбирали присяжных заседателей М., Б-ва, Д., Д., О. осужденному ничего не известно. Ставится вопрос об отмене приговора.

П. поданы кассационная жалоба и дополнения к ней, в которых утверждается о недоказанности обвинения по ч. 2 ст. 209 УК РФ, оспаривается вооруженность банды. Содержится просьба о переквалификации содеянного с ч. 3 ст. 163 на ст. 159 УК РФ. Свои первоначальные показания на предварительном следствии П. считает недопустимым доказательством потому, что допрашивался без участия защитника и позже отказался от этих показаний. Утверждает, что по окончании предварительного следствия не был ознакомлен с томом 3 уголовного дела. Полагает, что ему незаконно продлен срок содержания под стражей свыше 18 месяцев и с 13 августа 2003 года он содержался под стражей незаконно. Обращает внимание на то, что во вводной части приговора указан в числе подсудимых Андрей П., а в резолютивной его части среди осужденных Анатолий П. Утверждает, что ему неизвестно каким образом избраны присяжными заседателями О., Д., Д., Б-в, Макеева. Считает, что К-в не подлежал избранию присяжным заседателем, так как работает в системе исполнения наказаний и ранее был потерпевшим, с ним председательствующий о чем-то "шептался", чего не слышали другие участники процесса. Полагает, что вопрос об участии в банде не мог быть поставлен присяжным заседателям. Считает, что по нормам УК РФ в редакции 1996 года осужден незаконно, в связи с чем просит уменьшить срок наказания. Квалификация содеянного в приговоре не мотивирована. Обвинение в приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия ему не предъявлялось и уголовное дело в этой части не прекращено, что является нарушением его права на защиту. Протокол судебного заседания не отражает в полной мере ход процесса. П. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство или назначить наказание ниже низшего предела либо признать наказание условным.

Адвокатом Путником в защиту П. подана кассационная жалоба с просьбой об исключении квалификации действий подзащитного по ч. 2 ст. 209 УК РФ, исключении квалифицирующих признаков совершения разбоя с применением оружия и в целях завладения имуществом в крупном размере, а также о назначении наказания без учета рецидива, как отягчающего обстоятельства, снижении наказания до 7 лет лишения свободы. В обоснование жалобы говорится, что признаки устойчивости и вооруженности преступной группы отсутствуют, а вердикт не содержит ответов о доказанности фактов, подтверждающих состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 209 УК РФ. Исправность и заряженность оружия, использованного при разбойном нападении на Питерского и Голубкова, не доказана. Признак разбоя, совершенного в целях завладения имуществом в крупном размере декриминализирован. Помимо того, в жалобе утверждается о том, что были использованы недопустимые доказательства, в приговоре отсутствует описание деяния, предусмотренного ч. 2 ст. 209 УК РФ, а квалификация по этой норме не мотивирована. Председательствующий указывал на противоречивость вердикта не всем участникам судебного разбирательства, а только старшине коллегии присяжных заседателей. Вопрос о замене 13 января 2005 года секретаря судебного заседания не обсуждался и право на отвод секретаря Беляковой предоставлено не было. В удовлетворении ряда ходатайств адвоката Гутника об исследовании доказательств отказано необоснованно.

Б. в кассационной жалобе и дополнении к ней просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство. Анализирует доказательства и приходит к выводу о том, что его вина ими не подтверждается. Считает, что дело рассмотрено с обвинительным уклоном. Оспаривает вооруженность банды и свое вступление в нее весной 2000 года, утверждая, что в это время проживал в Красноярском крае. Обращает внимание на то, что государственный обвинитель отказался от обвинения в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 209 УК РФ, по признаку участия в совершаемых бандой нападениях. Отрицает участие в убийстве Т., поясняя, что на предварительном следствии оговорил себя. Постановленные в вопросном листе вопросы считает противоречивыми. Старшина присяжных заседателей является работником системы исполнения наказаний. Председательствующий о противоречивости вердикта говорил только со старшиной присяжных заседателей, неслышно для других участников судебного разбирательства. Изложенные обстоятельства Б. считает нарушением его права на защиту.

Защищавшим Б. адвокатом Азимовым подана кассационная жалоба с просьбой об отмене приговора в отношении подзащитного и направлении дела на новое судебное рассмотрение. Обосновывая жалобу, адвокат утверждает, что председательствующий необоснованно поставил перед коллегией присяжных заседателей вопрос о вступлении подзащитного в банду весной 2000 года, поскольку в это время Б. проживал в Красноярском крае. Признавая подзащитного виновным по ч. 2 ст. 209 УК РФ, суд квалифицировал его действия по признакам участия в вооруженной группе и в совершенных ею нападениях, в то время как государственный обвинитель просил квалифицировать только по признаку участия в вооруженной группе. В жалобе отрицается участие Б. в убийстве Т. и говорится, что вывод о причине смерти потерпевшего сделан на основании вероятностного заключения судмедэксперта. В напутственном слове председательствующий говорил о предметах, не имеющих отношения к обвинению. Вердикт содержит противоречивые ответы о времени приобретения подзащитным обреза ружья. Адвокат считает, что Б. не должен нести ответственность за хранение обреза гладкоствольного ружья.

Судебная коллегия считает, что приговор в отношении К.Е., К., Г., Ф., П. и Б. отмене или изменению не подлежит, поскольку является законным, обоснованным и справедливым.

Приговор в отношении перечисленных лиц постановлен в соответствии с требованиями ст. ст. 303, 304, 307 - 309, 351 УПК РФ на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, обязательного для председательствующего по уголовному делу.

Действия осужденных квалифицированы в соответствии с обстоятельствами, установленными вердиктом присяжных заседателей. Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора допущено не было. Наказание осужденным назначено с учетом требований закона. По своему виду и размеру назначенное наказание не является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости.

Доводы кассационных жалоб, связанные с доказанностью обвинения и оценкой доказательств, рассмотрению судом кассационной инстанции не подлежат, поскольку не являются предусмотренными ст. 379 УПК РФ основаниями к отмене или изменению приговора.

Другие доводы, изложенные в кассационных жалобах и высказанные в суде кассационной инстанции не подлежат удовлетворению в связи с их несостоятельностью.

Доводы жалобы П. о том, что по окончании предварительного следствия он не был ознакомлен с томом 3 уголовного дела, опровергаются его записью в протоколе его ознакомления с материалами уголовного дела от 21 ноября 2003 года о том, что с делом он полностью ознакомлен.

Утверждение о том, что с 13 августа 2003 года П. незаконно содержался под стражей, не соответствуют материалам дела. Постановлением судьи от 12 августа 2003 года мера пресечения в виде заключения под стражу продлена П. до момента окончания ознакомления обвиняемых и защитников с материалами уголовного дела. Кроме того, весь период содержания П. под стражей засчитан приговором в срок отбывания назначенного наказания.

Доводы о том, что П. не было предъявлено обвинение в незаконном приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия не может быть рассмотрен в связи с тем, что за эти действия он не осужден.

Доводы о замене 13 января 2005 года секретаря судебного заседания с нарушением требований закона опровергаются протоколом судебного заседания, согласно которому в подготовительной части судебного заседания сторонам было разъяснено, что секретарями являются Досужкова А.А. и Белякова О.В. Право на заявление отвода секретарям сторонам также было разъяснено, однако отводов не последовало. При таких обстоятельствах замена секретаря Досужковой на Белякову без дополнительного разъяснения сторонам права отвода нарушением закона не является.

Заявлявшиеся в процессе разбирательства дела ходатайства сторон рассматривались в установленном законом порядке. Утверждение о том, что в удовлетворении ходатайств защитника Гутника отказывалось незаконно, безосновательно.

Коллегия присяжных заседателей, в состав которой вошли Б-в, Д., Д., М. и О., сформирована в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Названные лица были внесены в предварительный список кандидатов в присяжные заседатели. 15 ноября 2004 года сторонам были вручены списки явившихся в судебное заседание кандидатов в присяжные заседатели, среди которых числились и указанные лица. В соответствии с положениями ч. 8 ст. 328 УПК РФ, председательствующий предоставил сторонам возможность задать каждому из кандидатов вопросы, связанные, по их мнению, с выяснением обстоятельств, препятствующих участию лица в качестве присяжного заседателя в рассмотрении уголовного дела, однако вопросов непосредственно Б-ву, Д., Д., М. и О. не последовало. Мотивированных и немотивированных отводов этим кандидатам не поступило. Результаты отбора коллегии присяжных заседателей с оглашением их фамилий, имен и отчеств были объявлены председательствующим. При таких обстоятельствах доводы о том, что осужденным не были известны названные выше присяжные заседатели, не могут быть приняты, поскольку до сведения сторон доводилась вся предусмотренная законом информация о кандидатах в присяжные заседатели, предоставлялась возможность задать им вопросы, однако сторона защиты этим не воспользовалась.

Не могут быть приняты и доводы о том, что кандидат в присяжные заседатели К-в не подлежал включению в коллегию присяжных заседателей. В ходе опроса кандидатов в присяжные заседатели было установлено, что он занимается технической работой в системе исполнения наказаний, с осужденными и оперативным составом по работе не общается, за пять лет до судебного заседания по настоящему делу у него обокрали автомашину. Участники процесса не возражали оставить К-а в списке для отбора коллегии присяжных заседателей. Позже стороной защиты ему был заявлен отвод, мотивированный его работой, но удовлетворен не был. Немотивированных отводов ему заявлено не было. Судебная коллегия считает, что предусмотренных законом оснований, исключающих участие К-ва в коллегии присяжных заседателей, не имеется. К руководящему и оперативному составу органов внутренних дел К-в не принадлежал, письменного заявления о наличии обстоятельств, препятствующих исполнению им обязанностей присяжного заседателя, от него не поступало. Оснований сомневаться в его объективности не имелось.

Нарушения требований ст. ст. 338 и 339 УПК РФ при постановке вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, не допущено. Вопросы поставлены с учетом результатов судебного следствия и в понятых присяжным заседателям формулировках. Вопросы о вхождении П. и Б. в устойчивую вооруженную группу (банду) и участии в совершаемых ею нападениях соответствует предъявленному обвинению. Противоречий в вопросном листе о времени приобретения Б. обреза охотничьего ружья не допущено, так как из поставленных вопросов не следует, что речь идет об одном и том же обрезе.

Напутственное слово председательствующего сформулировано в соответствии с требованиями ст. 340 УПК РФ. Каких-либо обстоятельств, которые могли бы повлиять на объективность присяжных заседателей в отношении Б. в напутственном слове не приведено. Возражений от сторон в связи с содержанием напутственного слова по мотиву нарушения председательствующим принципа объективности и беспристрастности не имелось. Поэтому Судебная коллегия считает необоснованными доводы защитника Азимова, касающиеся напутственного слова.

Из протокола судебного заседания усматривается, что после подписания вопросного листа с внесенными в него ответами председательствующий трижды указывал присяжным заседателям на содержащиеся в вердикте неясности и противоречия, после чего предлагал им возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист. Такие действия председательствующего соответствуют положениям ч. 2 ст. 345 УПК РФ. Каких-либо возражений, касающихся "тайного" характера указаний председательствующего, со стороны защиты не имелось, в связи с чем доводы о нарушении председательствующим принципа гласности не могут быть приняты.

Вопросный лист в соответствии с положениями ч. 4 ст. 338 и ч. 10 ст. 343 УПК РФ должен быть подписан только председательствующим и старшиной присяжных заседателей.

Доводы об отказе государственного обвинителя от квалификации действий подсудимых по ч. 2 ст. 209 УК РФ по признаку участия в совершаемых бандой нападениях не основан на материалах дела. В реплике государственный обвинитель Кудряшова специально обратила внимание участников судопроизводства на то, что она не отказалась от обвинения по указанному признаку и просила квалифицировать действия К.Е., К., Г., Ф., П. и Б. по ч. 2 ст. 209 УК РФ как по признаку участия в банде, так и по признаку участия в совершаемых бандой нападениях.

Просьбы о признании недопустимыми доказательствами показания К.Е. на допросе 10 апреля 2002 года, заявления о явке с повинной К., первоначальных показаний П. удовлетворению не подлежат. Ходатайства аналогичного характера рассматривались судом и в их удовлетворении было обоснованно отказано постановлением от 19 ноября 2004 года, сомнений в законности которого не возникает.

Обстоятельства преступлений, в совершении которых осужденные признаны виновными, в приговоре указаны. Описание преступных действий соответствует характеру деяний, которые коллегия присяжных заседателей признала совершенными. Выводы относительно квалификации преступлений мотивированы.

Б. обоснованно осужден за незаконное приобретение основных частей обреза охотничьего ружья. Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что обрез гладкоствольного охотничьего ружья не может рассматриваться как гражданское огнестрельное оружие.

Квалифицирующий признак совершения разбоя в крупном размере предусмотрен ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года). Поэтому просьба об исключении квалификации действий П. по признаку совершения разбоя в целях завладения имуществом в крупном размере в связи с декриминализацией этого квалифицирующего признака, удовлетворению не подлежит.

Не подлежит удовлетворению и просьба об исключении квалификации действий П. по признаку совершения разбоя с применением оружия, так как это обстоятельство установлено вердиктом коллегии присяжных заседателей.

К., Г., Ф. и П. по п.п. "а", "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года) осуждены правильно. Совершенное ими преступление не подлежит переквалификации на ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года), так как их действия подпадают под признаки ч. 4 указанной нормы, предусматривающей более строгое наказание.

Правильно осужден П. и по ч. 2 ст. 209 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года), так как в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 9 УК РФ, преступность и наказуемость деяния определяется законом, действовавшим во время совершения этого деяния. Положениями ч. 2 ст. 209 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) положение осужденного не улучшается, в связи с чем необходимость в переквалификации его действий отсутствует.

Просьба о переквалификации действий П. с ч. 3 ст. 163 на ст. 159 УК РФ не рассматривается в связи с тем, что по ч. 3 ст. 163 УК РФ он не осужден.

Учитывая, что П. совершил умышленные преступления, имея судимость за ранее совершенные умышленные преступления, у него обоснованно признан рецидив преступлений. В соответствии с положениями п. "а" ч. 1 ст. 63 УК РФ, рецидив признается отягчающим обстоятельством. Оснований не учитывать рецидив преступлений в качестве отягчающего обстоятельства при назначении П. наказания у суда не имелось.

В результате технической ошибки в копиях приговора, во вводной его части, было неправильно указано имя П.: Андрей вместо Анатолий. О том, что ошибка носила технический характер, свидетельствует рукописный подлинник приговора, в котором имя П. написано правильно. После обнаружения ошибки судом были приняты меры к замене соответствующей страницы копий приговора на исправленную. Основанием к отмене приговора это обстоятельство не является.

На протокол судебного заседания осужденными К.Е., К., Г., Ф., П. и Б. были поданы замечания, рассмотренные 22 марта 2005 года в установленном порядке. Правильность замечаний Г. и П. была частично удостоверена, а в остальной части их замечания, а также замечания других осужденных были отклонены. Принимая во внимание это обстоятельство, Судебная коллегия считает, что доводы о неполном отражении в протоколе судебного заседания хода судебного разбирательства не подлежат удовлетворению.

Копии постановления о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания были направлены для вручения осужденным по месту их содержания под стражей 29 марта 2005 года.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Костромского областного суда с участием присяжных заседателей от 4 февраля 2005 года в отношении К.Е., К., Г., Ф., П. и Б. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных К.Е., К., Г., Ф., П., Б., защитников Гутника О.А. и Азимова Г.Т. без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"