||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 июля 2005 года

 

Дело N 49-о05-30сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                             Ботина А.Г.,

    судей                                         Ламинцевой С.А.,

                                                       Бурова А.А.

 

рассмотрела в судебном заседании 12 июля 2005 года дело по кассационному представлению государственного обвинителя и кассационной жалобе потерпевшей Г. на приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 11 марта 2005 года, вынесенный с участием присяжных заседателей, по которому

С., <...>, с высшим образованием, имеющая на иждивении двоих несовершеннолетних детей, несудима,

оправдана по ст. 298 ч. 3 УК РФ на основании ст. 302 ч. 2 п. п. 1, 4 УПК РФ, то есть в связи с неустановлением события преступления.

Заслушав доклад судьи Ботина А.Г., выступление адвокатов Мартыненко Д.А., поддержавшего кассационную жалобу потерпевшей, и Сосновского Г.А., полагавшего приговор оставить без изменения, а также мнение прокурора Хомутовского В.Ф., поддержавшего кассационное представление, Судебная коллегия

 

установила:

 

на основании вердикта присяжных заседателей С. оправдана по предъявленному ей обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 298 ч. 3 УК РФ.

Государственный обвинитель в кассационном представлении ставит вопрос об отмене оправдательного приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на нарушение уголовно-процессуальных норм, выразившееся в том, что двое из присяжных заседателей скрыли от суда сведения о себе и своих родственниках, в частности, М. умолчала, что в 1995 г. она привлекалась к уголовной ответственности за мошенничество, а Р.Л. скрыла от суда сведения о судимости 09.12.2003 по ст. 105 ч. 1 УК РФ ее сына Р.А. Кроме того, в представлении содержится ссылка на нарушение судом ст. 339 ч. 8 УПК РФ, выразившееся в том, что перед присяжными заседателями был поставлен объемный вопрос, в текст которого была включена вся фабула обвинения, приведенная в обвинительном заключении, что создало трудности для заседателей при вынесении ими вердикта, а также на нарушение судом требований ст. ст. 328, 334, 335 ч. ч. 7, 8, 339 и 343 УПК РФ.

Потерпевшая Г. в кассационной жалобе (основной и дополнительной) также просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение, утверждая, что взятку С.Н. ей не давал и она ее не получала. Считает, что сокрытие присяжными заседателями М. и Р.Л. сведений, касающихся их личности и личности их родственников, могло повлиять на вердикт присяжных. Считает, что при отрицательном ответе на первый вопрос присяжные заседатели не должны были отвечать на второй вопрос. Обращает внимание на то, что первый вопрос был сформулирован нечетко, громоздко и с использованием юридической терминологии, непонятной для присяжных заседателей, кроме того, в нем фактически был поставлен и вопрос о виновности адвоката Губарца. Указывает, что ее ходатайство о приобщении к материалам дела и оглашении присяжным заседателям постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 05.02.2005 в отношении нее и С.Н. было незаконно отклонено. Считает, что суд неправильно оправдал С. в связи с неустановлением события преступления, поскольку событие было установлено. Указывает, что в нарушение закона суд в присутствии присяжных заседателей допустил обсуждение вопроса о том, предупреждалась ли она, Г., об уголовной ответственности за заведомо ложный донос при подаче заявления в прокуратуру, а также вопросов о вызове в суд свидетелей и приобщении к материалам дела постановлений по жалобам С-х, показаний С. и журнальной статьи. Утверждает, что судьей были нарушены принципы объективности и беспристрастности, при этом в присутствии присяжных заседателей неоднократно допускалось обсуждение сведений о личности С., не пресекались высказывания С. и ее защитников, компрометирующие и оскорбляющие ее, Г., как судью и работника правоохранительных органов.

Оправданная С. возражает против удовлетворения кассационного представления государственного обвинителя и кассационной жалобы потерпевшей Г., просит оправдательный приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив изложенные в кассационном представлении и кассационной жалобе потерпевшей доводы, Судебная коллегия находит оправдательный приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

Согласно ст. 381 УПК РФ основанием отмены судебного решения судом кассационной инстанции в любом случае является вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей.

Судебная коллегия находит, что по настоящему делу оправдательный вердикт вынесен именно незаконным составом коллегии присяжных заседателей.

В соответствии со ст. 328 УПК РФ при формировании коллегии присяжных заседателей кандидаты в присяжные заседатели обязаны правдиво отвечать на задаваемые им вопросы, а также представить необходимую информацию о себе и об отношениях с другими участниками уголовного судопроизводства.

Однако, как видно из протокола судебного заседания, в стадии формирования коллегии присяжных заседателей, несмотря на разъяснения председательствующим судьей кандидатам в присяжные заседатели их обязанности правдиво отвечать на задаваемые вопросы, на поставленный им вопрос о том, не контактировали ли они со следственными органами и судом, кандидат в присяжные заседатели М. умолчала о том, что она ранее привлекалась к уголовной ответственности за мошенничество, а кандидат в присяжные заседатели Р.Л. скрыла от суда сведения об осуждении 09.12.2003 ее сына Р.А.В. по ст. 105 ч. 1 УК РФ.

Сокрытие названными присяжными заседателями на стадии формирования коллегии присяжных заседателей приведенных выше сведений о себе и своих родственниках свидетельствует не только о нарушении ими требований уголовно-процессуального закона, но и о фактическом воспрепятствовании ими в выяснении сторонами обстоятельств, препятствующих их участию в качестве присяжных заседателей в рассмотрении уголовного дела.

Поэтому содержащиеся в кассационных представлении и жалобе доводы о незаконности состава коллегии присяжных заседателей являются обоснованными.

Заслуживают внимания и доводы представления государственного обвинителя и жалобы потерпевшей о том, что в вопросном листе первый вопрос сформулирован неправильно.

В соответствии с положениями ст. 339 УПК РФ по каждому из деяний, в совершении которых обвиняется подсудимый, ставятся три основных вопроса: 1) доказано ли, что деяние имело место; 2) доказано ли, что это деяние совершил подсудимый; 3) виновен ли подсудимый в совершении этого деяния. Вопросы ставятся в понятных присяжным заседателям формулировках.

Как видно из вопросного листа, перед коллегией присяжных заседателей был поставлен основной вопрос относительно доказанности деяния, в котором наряду с описанием самого деяния приведены несколько мотивов действий С. - отомстить судье Г. за деятельность, связанную с осуществлением правосудия, и добиться отстранения судьи от рассмотрения дела.

Кроме того, в этом вопросе также указано, что С. заранее знала, что распространяемые ею сведения являются ложными, порочащими Г. как судью.

Такую постановку основного вопроса о том, доказано ли, что деяние имело место, нельзя признать правильной, поскольку содержание вопроса, включающее в себя, кроме описания деяния, и иные приведенные выше обстоятельства, которые влияют на степень виновности и изменяют ее характер, не позволяет дать на него ответ в виде утвердительного "да" или отрицательного "нет", как это указано в ст. 454 УПК РФ.

При приведенных выше обстоятельствах суду после постановки основных вопросов надлежало дополнительно поставить частные вопросы в соответствии с ч. 3 ст. 339 УПК РФ.

Нарушение судом требований ст. 339 УПК РФ повлияло на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Таким образом, приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта, вынесенного незаконным составом коллегии присяжных заседателей, которая к тому же дала ответ на неправильно поставленный основной вопрос, является незаконным и подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное разбирательство.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 11 марта 2005 года в отношении С. отменить и дело направить на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"