||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 июля 2005 года

 

Дело N 19-о05-28сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                           Шурыгина А.П.,

    судей                                           Зырянова А.И.,

                                                      Анохина В.Д.

 

рассмотрела в судебном заседании от 7 июля 2005 года уголовное дело по кассационным жалобам А., Д. и адвокатов Климова А.В., Шихаева А.А., Котова С.В. на приговор суда присяжных Ставропольского краевого суда от 22 марта 2005 года, которым

А., <...>, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 105 ч. 2 п. "ж" на 14 лет; 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж" УК РФ на 10 лет. По совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательное наказание ему определено в виде лишения свободы сроком на 14 лет 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима.

Д., <...>, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 105 ч. 2 п. "ж" на 13 лет; 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж" УК РФ на 10 лет. По совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательное наказание ему определено в виде лишения свободы сроком на 14 лет в исправительной колонии строгого режима.

По делу решен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Зырянова А.И., выступления осужденных А., Д. и адвокатов Богачевой Н.Ю., Варегина Н.А., по доводам кассационных жалоб, а также прокурора Химченковой М.М., об оставлении приговора суда без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, при обстоятельствах, изложенных в приговоре, А. и Д. признаны виновными в том, что 17 июня 2004 года, возле дома N 3 по улице Комсомольской станицы Каменнобродской Изобильненского района Ставропольского края, группой лиц совершили убийство Б., а затем покушение на убийство Г.

В кассационных жалобах:

осужденный А. ссылается на существенные нарушения требований уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела, в частности указывает, что в суде было отказано в вызове и допросе ряда свидетелей защиты: М. Ф.И., Х., М.С., С., Л.Ю. и М.Т., которые могли подтвердить его алиби о непричастности к преступлениям. Исходя из этого А. просит приговор суда в отношении его отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение.

Адвокат Климов А.В. просит приговор суда присяжных в отношении осужденного А. отменить, ссылаясь на то, что в судебном заседании исследовались недопустимые доказательства, к которым, по его мнению, относятся: протокол получения образцов среза ногтей и подногтевого содержимого кистей рук А. для сравнительного исследования и заключение судебно-биологической экспертизы N 369 от 9 июля 2004 года (т. 1 л.д. 81; т. 3 л.д. 88 - 93), а также протокол допроса свидетеля К. (т. 1 л.д. 230 - 235, 241 - 245), поскольку к ней применялись недозволенные методы ведения следствия. Кроме того, государственный обвинитель в своей речи довел до сведения присяжных заседателей недопустимые сведения о личности А., что он является сотрудником милиции. Не учел председательствующий и признание А. заслуживающим снисхождения.

Осужденный Д. также просит приговор суда присяжных в отношении его отменить, ссылаясь на то, что в судебном заседании исследовались недопустимые доказательства, в частности заключение судебно-биологической экспертизы. Далее он приводит доводы о своей непричастности к инкриминируемым деяниям и считает, что по делу не собрано каких-либо доказательств его виновности в содеянном.

Адвокат Шихаев А.А. ссылается на то, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, поэтому просит приговор суда в отношении Д. отменить и дело направить на новое рассмотрение, мотивируя тем, что в судебном заседании исследовались недопустимые доказательства, к которым, по его мнению, относятся показания свидетеля К. и потерпевшего Г., данные в ходе предварительного следствия. Кроме того, адвокат Шихаев А.А. утверждает, дело рассмотрено незаконным составом суда, поскольку на предварительном слушании ходатайство Д. о рассмотрении дела судом присяжных не подлежало удовлетворению, так как при окончании дела он просил рассмотреть дело коллегией профессиональных судей, а А. в свою очередь просил рассмотреть дело судьей единолично.

Адвокат Котов С.В. считает принятое решение незаконным и необоснованным ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции. Далее адвокат Котов С.В. приводит доводы о существенном нарушении требований уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела в ходе судебного разбирательства, в частности считает, что председательствующим по делу нарушена формулировка вопросов присяжным заседателям, а именно: председательствующий задает вопрос "имело ли место преступление" и "совершено ли это деяние подсудимым", хотя согласно федерального закона вопросы должны быть изложены следующим образом: "доказано ли, что деяние имело место" и "доказано ли, что это деяние совершил подсудимый"; вопреки требованиям ст. 339 УПК РФ, председательствующий судья поставил вопрос о снисхождении не применительно к каждому деянию, а по совокупности преступлений.

Кроме того, защита указывает на необъективность председательствующего при произнесении напутственного слова, что председательствующий, в частности, не разъяснил присяжным заседателям обстоятельства, при которых подсудимый освобождается от уголовной ответственности. Исходя из этого адвокат Котов С.В. просит приговор суда в отношении Д. отменить и дело производством прекратить.

Государственный обвинитель Блинников С.А., в возражениях на кассационные жалобы, указывает о своем несогласии с ними.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб и возражения на них, Судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности А. и Д. основаны на вердикте присяжных заседателей и их действия квалифицированы в соответствии с фактическими обстоятельствами, установленными вердиктом коллегии присяжных заседателей.

Обвинительный приговор вынесен председательствующим судьей на основании вердикта коллегии присяжных заседателей и соответствует требованиям ст. ст. 348, 350, 351 УПК РФ.

Как видно из материалов дела, нарушений уголовно-процессуального законодательства в процессе расследования, в стадиях предварительного слушания, назначении судебного заседания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии со ст. 379 УПК РФ отмену приговора суда присяжных по данному делу не допущено.

Вопреки доводам жалоб, вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и непротиворечивым, понятным по вопросам, поставленным перед ней в соответствии с требованиями ст. ст. 338 - 339 УПК РФ. Согласно вопросному листу, вопросы в нем поставлены перед коллегией присяжных заседателей по каждому деянию, в совершении которых обвинялись подсудимые, с учетом требований ст. 252 УПК РФ и при этом стороны не высказали никаких замечаний по содержанию и формулировке вопросов и не внесли никаких предложений о постановке новых вопросов к сформулированным председательствующим вопросов, подлежащих рассмотрению присяжными заседателями (т. 6 л.д. 212, 226 - 229).

Действия А. и Д. по ст. ст. 105 ч. 2 п. "ж"; 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж" УК РФ, квалифицированы в соответствии с фактическими обстоятельствами, установленными вердиктом коллегии присяжных заседателей.

Судебная коллегия находит несостоятельными и доводы в жалобах осужденных А., Д. и адвокатов Климова А.В., Шихаева А. А., Котова С.В. о нарушении судом принципа состязательности, поскольку они противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастие, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Все представленные суду доказательства были исследованы, все заявленные ходатайства рассмотрены в установленном законом порядке. Все участники процесса, в том числе осужденные А., Д. и их адвокаты были согласны закончить судебное следствие и не заявили каких-либо ходатайств о его дополнении, в том числе о вызове и допросе дополнительных свидетелей (т. 6 л.д. 192).

Ссылка в жалобах осужденного А. на то, что председательствующим незаконно были отклонены ходатайства о вызове и допросе в судебном заседании свидетелей Л.Ю., М.С., М.Т., несостоятельны, поскольку указанные свидетели по ходатайству защиты были вызваны в судебное заседание и, в частности, Л.Ю. и М.С. - допрошены в ходе судебного следствия, а показания М.Т. были оглашены адвокатом, что нашло свое отражение в протоколе судебного заседания (т. 6 л.д. 159 - 164, 167 - 168, 179).

Надуманными являются и доводы жалоб о незаконном составе суда, поскольку в ходе предварительного слушания А. и Д. отказались от своих ходатайств заявленных на предварительном слушании о рассмотрении их дела судом в составе трех профессиональных судей, заявив ходатайства о рассмотрении их уголовного дела судом с участием присяжных заседателей и данное ходатайство подсудимых было председательствующим судьей удовлетворено (т. 6. л.д. 17 - 21).

Несостоятельными являются и доводы жалоб о тенденциозности состава коллегии присяжных заседателей и нарушении тайны совещательной комнаты, поскольку из протокола судебного заседания усматривается, что оснований для роспуска коллегии присяжных заседателей, указанных в ст. 330 УПК РФ, не имелось, в частности никаких заявлений как о нарушениях при формировании коллегии присяжных заседателей, так и о тенденциозности состава коллегии присяжных заседателей от сторон не поступало (т. 6 л.д. 129 - 131). Кроме того, из протокола судебного заседания, также усматривается, что не приносилось никаких замечаний, со стороны осужденных и их адвокатов, по поводу нарушения порядка проведения совещания и голосования в совещательной комнате (т. 6 л.д. 212 - 223).

Надуманными и ничем не подтвержденными являются и доводы жалобы адвоката Котова С.В., что присяжные заседатели Г.З. и Г.Г. на момент вынесения вердикта достигли возраста более 65-ти лет. Однако даже если считать указанное обстоятельство достоверным, оно не может быть принято во внимание, поскольку на основании п. "в" ч. 2 ст. 7 Федерального закона РФ N 113 - ФЗ от 20 августа 2004 года "О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации", следует, что граждане, включенные в общий или запасной список кандидатов в присяжные заседатели, исключаются из указанных списков высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации при подаче гражданином письменного заявления о том, что он не может исполнять обязанности присяжного заседателя по достижению им 65-летнего возраста. Однако таких заявлений от кандидатов в присяжные заседатели не поступило, что указывает на то, что присяжные заседатели могли в полном объеме, являясь гражданами Российской Федерации, реализовать свои конституционные права и обязанности. Кроме этого, стороны каких-либо замечаний и заявлений при формировании коллегии присяжных заседателей относительно указанных кандидатов в присяжные заседатели не заявляли.

Судебная коллегия не может согласиться и с доводами кассационных жалоб осужденных А., Д. и адвокатов Климова А.В., Шихаева А.А., Котова С.В. о применении незаконных методов ведения следствия, а также об оказании воздействия на присяжных заседателей со стороны, государственного обвинителя и председательствующего судьи, поскольку таких данных в материалах дела нет.

Надуманной является и ссылка адвоката Климова А.В. на необъективность государственного обвинителя в судебном заседании, так как это противоречит материалам дела и к тому же никаких записей о том, что государственный обвинитель якобы довел до сведения присяжных заседателей недопустимые сведения о личности А., что он является сотрудником милиции, в протоколе судебного заседания не содержится и никаких замечаний на протокол судебного заседания по этому поводу адвокатом Климовым А.В. не приносилось.

Нарушений права на защиту осужденных А. и Д. как при выполнении следственных действий, так и в ходе судебного разбирательства не допущено, постоянное участие защиты было обеспечено в установленном законом порядке, поэтому и в этой части доводы жалоб осужденных А., Д. и адвокатов Климова А.В., Шихаева А.А., Котова С.В., являются несостоятельными.

Не установлено данных, свидетельствующих об исследовании недопустимых доказательств, ошибочного исключения из разбирательства допустимых доказательств или об отказе стороне в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела.

Судебная коллегия не может согласиться и с доводами жалоб осужденных А., Д. и адвокатов Климова А.В., Шихаева А.А., Котова С.В., об использовании в суде недопустимых доказательств, так как данные об этом в материалах дела отсутствуют, протокол получения образцов среза ногтей и подногтевого содержимого кистей рук А. для сравнительного исследования; заключение судебно-биологической экспертизы N 369 от 9 июля 2004 года (т. 1 л.д. 81; т. 3 л.д. 88 - 93); протокол допроса свидетеля К. (т. 1 л.д. 230 - 235, 241 - 245), а также протокол допроса потерпевшего Г. не признавались председательствующим судьей недопустимыми доказательствами, и оснований к этому не было. Все ходатайства были надлежащим образом рассмотрены и по ним были приняты мотивированные постановления.

Несостоятельными являются и доводы адвокатов Климова А.В., Шихаева А.А., Котова С.В. на необъективность председательствующего судьи при произнесении напутственного слова, так как из протокола судебного заседания следует, что председательствующий судья в строгом соответствии с требованиями закона в напутственном слове изложил содержание обвинения, разъяснил содержание уголовного закона, примененного обвинением для квалификации действий подсудимых, напомнил исследованные в суде доказательства, как уличающие, так и оправдывающие подсудимых, разъяснил основные правила оценки доказательств в их совокупности.

Доводы осужденных А. и Д., изложенные в кассационных жалобах о неправильности выводов вердикта коллегии присяжных заседателей об их виновности в совершении преступлений, то они также не могут быть приняты во внимание, поскольку стороны не вправе подвергать сомнению вердикт и по этим основаниям не может быть обжалован и отменен приговор суда присяжных в кассационном порядке. Из материалов дела следует, что А. и Д. в установленном законом порядке были ознакомлены с особенностями рассмотрения дела с участием присяжных заседателей.

Наказание осужденным А. и Д. назначено в соответствии со ст. 60 УК РФ, с учетом степени общественной опасности содеянного, всех смягчающих обстоятельств, а также данных о личности.

Нарушений уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела судом присяжных, влекущих отмену приговора, в том числе и по доводам, изложенным в кассационных жалобах, не имеется. Материалы дела исследованы полно, всесторонне и объективно.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда присяжных Ставропольского краевого суда от 22 марта 2005 года в отношении А. и Д. оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"