||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 июня 2005 г. N 49-О05-42

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ботина А.Г.,

судей Батхиева Р.Х. и Тимошина Н.П.

28 июня 2005 года рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Г. и адвоката Валеева Ш.В. на приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 13 апреля 2005 года, которым

Г., <...>, с высшим юридическим образованием, холостой, не работающий, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы: по ч. 1 ст. 222 УК РФ на 2 года, по ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 10 лет, по ст. 162 ч. 2 УК РФ на 6 лет, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно на 12 лет в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Ботина А.Г., выступление адвоката Валеева Ш.В., поддержавшего свою кассационную жалобу и полагавшего приговор отменить, а дело прекратить, а также мнение прокурора Третецкого А.В., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Г. признан виновным в незаконном хранении и ношении огнестрельного оружия, покушении на убийство, сопряженном с разбоем, а также в разбойном нападении, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, и с применением оружия.

Преступления совершены в январе - феврале 2004 года в г. Уфе при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный виновным себя в совершении указанных преступлений не признал.

В кассационных жалобах (в основных и дополнительных):

осужденный Г. утверждает, что его вина в преступлениях не доказана. Считает, что его опознание произведено с нарушением закона, а первоначальные показания от свидетелей М. и К. получены в результате незаконных методов ведения следствия. Указывает, что суд без достаточных оснований отверг его алиби о его нахождении на момент совершения покушения на убийство и разбоя в другом месте. Показания потерпевшего находит ошибочными, вызванными его болезненным состоянием. Просит учесть эти обстоятельства при рассмотрении дела в кассационном порядке;

адвокат Валеев в защиту осужденного Г. указывает, что дело рассмотрено судом с обвинительным уклоном. Также указывает, что вина последнего в совершении преступлений не доказана. Утверждает, что изложенные в приговоре выводы суда не подтверждаются исследованными в судебном заседании доказательствами, в частности, об осведомленности осужденного о времени и способе перевозки Я. денег, а также о производстве осужденным слежки за потерпевшим. Считает, что не доказано наличие прямого умысла у Г. на лишение потерпевшего жизни. Утверждает, что выстрел в потерпевшего произведен из оружия, которое исходя из характера телесного повреждения, нельзя отнести к категории огнестрельного. Утверждает также, что опознание осужденного произведено с нарушением закона, а первоначальные показания от свидетелей М. и К. получены в результате незаконных методов ведения следствия. Просит приговор в отношении Г. отменить, а дело направить на новое рассмотрение.

В письменных возражениях государственный обвинитель просит кассационные жалобы осужденного и адвоката оставить без удовлетворения.

Судебная коллегия, изучив материалы дела и проверив доводы, содержащиеся в кассационных жалобах, находит приговор законным и обоснованным по следующим основаниям.

Вывод суда о виновности Г. в незаконном хранении и ношении огнестрельного оружия, покушении на убийство Я., а также в разбойном нападении на последнего основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

Содержащиеся в кассационных жалобах доводы о недоказанности вины осужденного в совершении указанных преступлений обоснованными признать нельзя, поскольку они опровергаются доказательствами, которым в приговоре дана надлежащая оценка, в том числе:

показаниями потерпевшего Я. о том, что он собрал в магазинах выручку в сумме 130.000 руб., когда к нему подошел молодой человек и, направив пистолет в лицо, потребовал сумку с деньгами и произвел в него выстрел, после чего он, Я., будучи раненым в лицо, забежал в магазин и обратился там за помощью;

протоколом опознания Я. Г. как лица, которое произвело в него выстрел из пистолета и завладело деньгами;

показаниями свидетеля М. на предварительном следствии о том, что Г. предлагал ему и Е. принять участие в нападении на инкассатора и отнять у него деньги, однако они отказались. После этого Гаврилов заявил, что все сделает сам. Впоследствии он и Г. следили за инкассатором, а 2 февраля 2004 года он по предложению Г., который был вооружен самодельным пистолетом и собирался ограбить инкассатора, на своей автомашине подвез его на ул. Н. Дмитриева г. Уфы и ожидал его там. Вернувшегося через несколько минут Г. с сумкой он отвез домой, где увидел в сумке 130.000 руб. На следующий день Г. в его присутствии разобрал пистолет на части и выбросил их в реку;

показаниями свидетеля К. о том, что она видела как Г. переделал газовый пистолет под стрельбу боевыми патронами, а через некоторое время она увидела у М. и Г. много денег и со слов последнего узнала, что тот застрелил человека и отобрал у него более 100.000 руб., а после появления в местной газете сообщения о нападении на инкассатора Г. подтвердил, что это его рук дело.

Суд тщательно исследовал показания потерпевшего и свидетелей М. и К. и пришел к выводу о их объективности и допустимости.

Судебная коллегия находит такую оценку, данную судом показаниям названных лиц, правильной, поскольку эти показания подробны, последовательны и согласуются как между собой, так и с другими исследованными судом доказательствами, в том числе с протоколом осмотра места происшествия и актами судебно-медицинской и баллистической экспертиз.

Какие-либо объективные данные, свидетельствующие о даче потерпевшим показаний в болезненном состоянии, препятствующем ему объективно воспринимать события, а также о получении работниками правоохранительных органов показаний от свидетелей в результате применения к ним незаконных методов ведения следствия, как об этом указывается в кассационных жалобах, в материалах дела отсутствуют.

Являются необоснованными и доводы адвоката о том, что опознание потерпевшего произведено с нарушением закона, поскольку они опровергаются материалами дела, в частности, протоколом опознания от 05.11.2004, который составлен в соответствии с требованиями ст. 193 УПК РФ.

Нельзя согласиться и с содержащимися в кассационной жалобе адвоката доводами об отсутствии у лица, производившего выстрел в потерпевшего, умысла на убийство на том основании, что выстрел произведен из оружия, которое исходя из характера телесного повреждения, нельзя отнести к категории огнестрельного.

Эти доводы опровергаются приведенными в приговоре показаниями потерпевшего Я. о производстве осужденным прицельного выстрела с близкого расстояния в лицо, свидетеля К., из которых следует, что Г. переделал газовый пистолет под стрельбу боевыми патронами, актом судебно-криминалистической экспертизы, согласно которому обнаруженное у потерпевшего в лобной части головы ранение является огнестрельным, слепым и пулевым, к тому же имело место воздействие дополнительных факторов выстрела (порошинок и пороховых газов).

То обстоятельство, что огнестрельный снаряд застрял в глазном яблоке потерпевшего и не причинил наступление его смерти, само по себе не свидетельствует об отсутствии у стрелявшего умысла на убийство.

Как видно из показаний свидетеля М., он совместно с Г. длительное время вел слежку за Я., который на своем автомобиле собирал в магазинах выручку, в связи с чем нельзя согласиться с содержащимися в кассационной жалобе адвоката доводами о том, что изложенные в приговоре выводы суда об осведомленности осужденного о времени и способе перевозки Я. денег, а также о производстве осужденным слежки за потерпевшим, не подтверждаются исследованными в судебном заседании доказательствами.

Суд первой инстанции тщательно проверил выдвинутое осужденным алиби о его нахождении на момент нападения на потерпевшего в другом месте и по мотивам, приведенным в приговоре, обоснованно признал его недостоверным.

Поэтому доводы жалобы осужденного о том, что суд без достаточных оснований отверг его алиби, также являются необоснованными.

Что касается содержащихся в кассационной жалобе адвоката доводов о том, что дело рассмотрено судом с обвинительным уклоном, то их также нельзя признать обоснованными, поскольку, как видно из материалов дела, дело судом рассмотрено всесторонне, полно и объективно, при этом каких-либо нарушений норм УПК РФ, влекущих отмену приговора, допущено не было.

Таким образом, действия осужденного судом квалифицированы правильно.

Назначенное Г. наказание в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ является справедливым.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377 - 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 13 апреля 2005 года в отношении Г. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"